skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого) (skeptimist) wrote,
skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого)
skeptimist

Украинские историки: солдаты информационной войны



После блистательных украинских мифотворцев М. Галычанця и Ю. Каныгина, которых я представлял ранее, перейдём к блицу ряда современных украинских историков, мимо творчества которых без слёз умиления пройти нельзя.
Но сначала общий обзор.

Анализ проблемы ведения информационной войны в режиме «битвы за историю» и «войн памяти» неизбежно ставит вопрос и о субъектах формирования украинской мифоистории. То есть о тех, кто эту историю создаёт и обслуживает. В чём же тайна творцов украинской мифоистории? Тайна в том, что и мы, и они думают, что украинские «дослідники»[1] и «вчені»[2] занимаются наукой. На самом деле это не так, потому что если это – наука, то совсем другая. Наука информационно-психологической войны. Наука суггестивного воздействия на массовое сознание в режиме NLP[3], когда человек находится как бы в здравом уме и твёрдой памяти, но в действительности закодирован на определённую модель поведения. Модель, которая проявляется лишь тогда, когда прозвучат ключевые слова украинской мифоистории. И тогда весёлый в общении, задушевный и гостеприимный, тонкий и ироничный украинский «щирий добродію»[4] вдруг превращается в яростного русофоба и безжалостного бандеровца.

Поэтому, что бы ни говорили или писали украинские историки в данном случае, выдавая себя за независимых исследователей и грамотных экспертов, как бы научно ни изъяснялись, их задача довольно далека от науки. Им надо обслуживать мифологию, без которой украинское государство может потерять свою освящённую историей легитимность.

В свою очередь из этого следует, что для определённых «знаковых» тем украинской истории быть профессиональным историком на Украине означает быть профессиональным фальсификатором, манипулятором, мифотворцем новой украинской метаистории. Истории, возникновение и утверждение которой без системных фальсификаций невозможно.

Именно этой работой занимаются сегодня тысячи и тысячи украинских «вчених», «дослідників», «викладачів» и «учителів»[5] украинской истории, включая таких выдающихся и весьма плодовитых «діячів»[6] науки, как В. А. Смолий, С. В. Кульчицкий[7], Ф. Г. Турченко, В. И. Сергийчук, Ю. А. Мыцык, Н. Н. Яковенко, Т. В. Чухлиб, В. А. Брехуненко и др.

Разумеется, общий украинский мейнстрим не отрицает их индивидуальности. И не только потому, что каждый из них работает в своей области и «окучивает» своё историческое поле. Между ними в вопросах освещения различных исторических проблем могут даже возникнуть серьёзные разногласия, как в своё время было между профессорами Киево-Могилянской академии Ю. А. Мыцыком и Н. Н. Яковенко, когда они публично сцепились из-за новой концепции школьного учебника, развернув настоящую полемику в СМИ[8]. Должен сказать, что по тому вопросу мои симпатии были целиком на стороне Н. Н. Яковенко. Но на основные принципы отражения украинской истории её позиция по учебникам принципиально не влияет.

Поэтому можно смело утверждать, что, создавая своеобразные «смысловые узлы» для своей структурной конструкции в духе переяславского мифа или «батуринской резни»[9], украинская история просто выводит себя из сферы научного дискурса и науки как таковой, пытаясь прикрыть свою ненаучность некой претензией на свою особую украинскую правду и исключительность. А она должна восприниматься как основанная на особой правде жизни метаистория и сможет открыться исследователю лишь в том случае, если он руководствуется принципом этноцентризма, конечной формулой которого является идея, что «Украина превыше всего»[10]. При этом, на наш взгляд, такой подход хотя бы отчасти мог оправдать себя лишь в том случае, если бы он утверждался не в одной отдельно взятой стране, которая существует и сосуществует рядом с другими странами и народами, а на некой планете Украина. Но это невозможно. Поэтому ещё раз подчёркиваем: в данном случае дело не в пророссийской или проукраинской позиции учёного. А в грамотном следовании базовым принципам научного исследования. Нельзя выводить из сферы науки целую научную дисциплину, сохраняя за ней при этом право на научность.

В противном случае, с этой точки зрения украинскую историю следует считать исторической мифологией. Не потому, что она не строится на имевших место событиях. В украинской истории довольно много научно проверенной информации. Но потому что в её основе в качестве несущих опор истории как системы используются факты сознания, не подтверждаемые историческими источниками и целиком относящиеся к построенной на ложных постулатах мифологии.

При этом мы не отрицаем высокой квалификации украинских историков. Но она носит специфический характер. Системные фальсификации в рамках истории Украины проводят не дилетанты, не неучи, хотя таких везде хватает, а профессионалы своего дела, прошедшие основательную подготовку с базовой специализацией по истории. Доктора и кандидаты наук. Но смысл и назначение их деятельности в рамках построенной на принципах укроцентризма украинской исторической доктрины заключаются не в поиске истины. Им нужно не искать истину, руководствуясь научными требованиями к исследованию, а доказать свою правоту на основе собственных идеологических установок в соответствии с их правилами[11]. Не отражать реальность, а её конструировать под украинский проект. Поэтому украинский историк может быть знатоком определённой эпохи и квалифицированно оперировать большим количеством исторических документов, грамотно рассуждая о научной методологии. Но своё функциональное предназначение в рамках реализации украинской исторической доктрины он может и не знать.

От этого эффективность функционирования украинской доктрины не зависит. Но зато существенно зависит общее впечатление, так как ни один из сторонников принципа укроцентризма не заинтересован в том, чтобы его рассматривали и позиционировали как солдата информационной войны и пропагандиста. Не заинтересован, потому что тогда позиционировать его как учёного будет невозможно. А эффективность его пропаганды напрямую зависит от того, что он воспринимается как независимый исследователь, эксперт, научный сотрудник, а не пропагандист. Распознавать же подобную специализацию может лишь тот, кто знаком с технологией информационной войны и учитывает её как контекст применительно к построенной на принципе укроцентризма украинской мифоистории.

Недооценка данного весьма важного обстоятельства делает типичными жалобы на то, что украинские историки нарушают основные научные принципы и не хотят идти с российскими историками на диалог, чтобы совместно бороться против фальсификаций истории. Хотя эти жалобы не работают на общий результат, но лишь показывают нашу слабость. Не надо жаловаться на то, что противник сильнее, быстрее, креативнее, грамотнее или бесчестнее. Надо просто понять смысл и мотивацию его действий, а также структуру и механизм функционирования той доктрины, которой он руководствуется, занимаясь системными фальсификациями.

Вот почему, когда сфера научных исследований втянута в процесс информационной войны, учёному следует быть не только человеком науки, специалистом-историком, ограниченным исследованиями в своей области, но и «воином пера», способным помещать исследуемую информацию в контекст «войны памяти» и действовать в режиме информационно-психологической войны, не выходя по возможности за пределы научного поля[12].

В свете этого, надо ставить вопрос о способности государства и общества достойно отвечать на Вызовы истории. И поскольку угроза стране формируется на уровне т. н. Третьей волны, ответ должен быть соответствующим[13].
В связи с вышесказанным следует особо оговорить, что в Украине, безусловно, есть достойные, порядочные, добросовестные историки, но случаи критики этого процесса единичны. Сама критика, как правило, носит частный характер. Работа по созданию альтернативной истории отсутствует. Призывы начать такую работу в рамках официальной украинской истории – бесперспективны, так как для большинства украинских историков, изучающих наиболее значимые периоды и сюжеты истории Украины, главной целью является не постижение истины посредством максимально точного отражения исторической реальности, а создание своей, особой действительности, которая, независимо от того, осознают они это или нет, направлена на разрыв общерусского единства. Ведь при его сохранении они свой украинский проект даже не смогут толком обосновать. Но тогда закономерен вопрос: должна ли Украина создавать «правду» исключительно под себя и отстаивать справедливость только для себя, не считаясь с другими? А если нет, то какие она должна растить в себе мифы? И будет ли среди них место для подобной мифоистории? Очень сомнительно.

Впрочем, поскольку тема украинской мифоистории, проявляясь в конкретных мифах, остаётся открытой, перефразируя Ф. Ницше, подчеркнём, что история сама разрешит проблему истории.

Ссылки

[1] Исследователи (укр.)
[2] Учёные (укр.)
[3] Нейролингвистическое программирование (НЛП, от англ. Neuro-linguistic programming) – направление в психотерапии и практической психологии, не признаваемое академическим сообществом. Основано на технике моделирования (копирования) вербального и невербального поведения людей, добившихся успеха в какой-либо области, и наборе связей между формами речи, движением глаз, тела и памятью. В отличие от гипноза не отключает сознание. Используется спецслужбами и СМИ для контроля над людьми.
[4] Искренний (великодушный, щедрый) сударь (укр.)
[5] «Учёных», «исследователей», «преподавателей», «учителей» (укр.)
[6] Деятелей (укр.)
[7] Профессор С. В. Кульчицкий ныне пишет много про уничтожавшую украинскую нацию Советскую власть. И уже старается не вспоминать, что он писал до развала СССР. Но мы слегка напомним о некоторых творениях киевского профессора. Например, монографию «Партия Ленина – сила народная» (Кульчицкий С. Партия Ленина – сила народная. Киев, «Радянська школа», 1981. 113 с.) и ещё целый ряд подобных работ о В. И. Ленине («Ленин и украинская государственность»), становлении Советской Украины («Коммунизм на Украине: первое десятилетие (1919–1928)») и даже о трудном, но неизбежном и созидательном процессе коллективизации («Становление основ социалистического уклада жизни крестьянства УССР»). Однако после 1991 г. профессора будто подменили. С той же страстью и щиростью, как раньше он воспевал социалистическое строительство на Украине, он начал его обличать. А когда ему напоминали о прежних воззрениях, он пытался оправдаться следующим образом: «В 1981 году я напечатал книгу “Партия Ленина – сила народная”, предназначенную для учеников советской школы. Я был искренен с ними, потому что верил в то, о чем писал» (Долганов В. Головомор 2008. // http://www.ukrrudprom.com/digest/dtyutyuhgjhg251108.html). Кстати, обращаем внимание, что оправдывается он – как и должен оправдываться настоящий «профессиональный украинец» – своей «щиростью» («щирістю» – укр.), т. е. искренностью.
[8] Яковенко Н. Н. Ликбез для профессора [Электронный ресурс] Режим доступа: http://gazeta.zn.ua/SOCIETY/likbez_dlya_professora.html
[9] См.: Ставицкий А. В. Мифы Украины: «Батуринская резня».
[10] Україна понад усе (укр.).
[11] Следует отметить, что за последнее десятилетие творцам украинской мифоистории удалось прорваться и в российское научное пространство, сея там благоприятное отношение к тем процессам и деятелям, которые в украинской мифоистории являются узловыми и культовыми. Среди них в первую очередь можно выделить весьма плодовитую петербургскую группу «российских» историков Т. Г. Таирову-Яковлеву, В. Е. Возгрина и А. С. Гогуна, К. М. Александрова и др., которые под видом научных исследований успешно работают над проблемой перекодировки уже и российского сознания.
[12] В одном из научных диспутов по проблемам истории, в котором я участвовал ещё, когда Крым входил в состав Украины, меня спросили: я вы какой точки зрения придерживаетесь: пророссийской или проукраинской? Я ответил: пронаучной. И считаю так до сих пор. Я исследую мифоисторию Украины, руководствуясь исключительно научными принципами и подходами.
[13] См.: Панарин А. С. Реванш истории: российская стратегическая инициатива в ХХI веке. М.: Издательская корпорация Логос, 1998. 392 с.

Предыдущие публикации об украинской мифоистории по Мыколе Галычанцю:
Мыкола Галычанець о великой украинской правде и праве на свою историю http://skeptimist.livejournal.com/445831.html
Мыкола Галычанець об образовании Великой Украины http://skeptimist.livejournal.com/446130.html
Мыкола Галычанец о правителях Великой Украины: новые имена http://skeptimist.livejournal.com/446956.html
Великая Украина по М. Галычанцю: свидетельства Геродота http://skeptimist.livejournal.com/750509.html
Великая Украина и «лёгкая колонизация» Рима http://skeptimist.livejournal.com/753339.html
М. Галычанець о культурных достижениях древних украинцев http://skeptimist.livejournal.com/757206.html
М. Галычанець о войне между Украиной и Римом http://skeptimist.livejournal.com/760400.html

Статьи по мифоистории Юрко Каныгина:
«Священные вехи» украинской истории по Ю. М. Каныгину http://skeptimist.livejournal.com/766871.html
Исторические открытия Ю. Каныгина http://skeptimist.livejournal.com/767049.html
Сакральность истории и сатанизм по Каныгину http://skeptimist.livejournal.com/769425.html
Ю. М. Каныгин о славном прошлом и великом будущем Украины http://skeptimist.livejournal.com/772036.html
Методология конструирования мифоистории Украины от Ю. М. Каныгина http://skeptimist.livejournal.com/77584
Общее значение исторического наследия Ю. Каныгина для Украины http://skeptimist.livejournal.com/783782.html

Tags: мифоистория Украины
Subscribe
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment