skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого) (skeptimist) wrote,
skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого)
skeptimist

Не ошибиться в главном



Вокруг нас так много суетного. И сплошь и рядом мы его только множим. Увлекаясь мелочным, считая важным наносное, стремясь к сиюминутному и внешнему.
И хотя шелуха мимолётного постепенно спадает, ветер мгновений наносит что-то ещё. А хочется не ошибаться в главном.
А что для нас главное?

Я не считаю себя атеистом. Хотя раньше им был по принципу "так воспитан". Но не являюсь обычным православным верующим, полагая, что к Богу ведут разные пути. И православие - лишь один из них.
Я редко хожу в храм. Только по поводу.
Но верю.
Мои деды и родители были убеждёнными коммунистами. Правда в последние годы и месяцы жизни моих родителей, возможно, что-то произошло. Мама вспомнила, что она крестилась, а папа так говорил о Боге, что я после его смерти подумал: "Господи, он любил Тебя, но просто этого не знал".

А что знают об этом другие?
Как приходят к Богу? Один из таких примеров взят у nikolaeva в Главное
Важное и главное. Как различить?
Важна работа, но разве она самое главное в нашей жизни?
Занимаясь важным, мы не всегда успеваем понять главное.

Родители... Мы бежим в молодости от их навязчивой опеки и страдаем в зрелости от их немощи. А когда они уходят путем всея земли, мы чувствуем такую боль и тоску, с которой мало что может сравниться.

Мужья и жены. Отношения двоих редко бывают бескровны и пасторальны.
И хорошо еще , если удается их сохранить, эти отношения. Однако, как ни крути, муж или жена - самые близкие нам люди на жизненном пути. Потому что родители - за нами, чуть поодаль, дети всегда убегают вперед. А рядом тот, кого ты сам когда-то выбрал в спутники. Но за мельканием дней, чередой дел так редко удается почувствовать и осознать, как дорог тебе твой спутник.

Дети. Великое счастье, ни с чем не сравнимое. А работа, учеба, усталость, желание вырваться из круга домашних забот?
Вот и проводишь с ними гораздо меньше времени, чем хотелось бы. А потом, всегда неожиданно, они уже слишком взрослые и самостоятельные.

Вера. То, без чего можно жить, но трудно умирать.

Я сейчас думаю обо всем этом, потому что все утро читала книжечку воспоминаний Евгении Дороговой, врача, которая родилась в 1928 и прожила долгую жизнь, полную трудов.
Очень просто и без всяких литературных красивостей она рассказывает о семье, о работе, о своих больных, к которым бежала и в праздники и в выходные, о научных исследованиях и о том, как она, доктор наук, изучая строение мозга, пришла к неожиданному для себя выводу о существовании "неопознанный силы":

" Во всех частях мозга прослеживается сложная детерминация. Удивительно, необыкновенно, непостижимо. А проводящие пути?! Такая целесообразная слаженность не может образоваться по всему миру из непредсказуемого хаоса по одной и той же схеме строения.
"Это "неопознанная сила",- догадалась я. Она создала все вокруг и внутри нас. Она - главное в мире! Ощущение моего открытия привело меня в состояние счастья и покоя.
В особо трудные моменты я сознательно призывала на помощь "силу", например, в 1950 году в тяжелых, осложненных родах. Ребенок, девочка, имела рекордный вес - четыре с половиной килограмма. Сил моих было явно недостаточно, врачи уже приготовили щипцы, которые могли травмировать голову ребенка. Я взбунтовалась, не позволив им применить их. Каким-то образом обратилась к неведомой силе и тут же почувствовала её помощь. Родилась девочка...
Я втайне была убеждена, что открытая мной сила живет и в моем муже, делая его таким прекрасным мужем и отцом..."

Но только на склоне лет Евгения Викторовна понимает, что её вера - это вера в Бога. Она становится прихожанкой известного московского храма.
Муж принимает её выбор, но остается атеистом.

Любящая жена подробно описывает последние минуты жизни своего мужа, талантливого врача и блестящего ученого. Он уже бредил, но в бреду почему-то все время звал Господа. Он кричал так:" Господи! У нас нет оружия! У нас нет никакого оружия!"
Неверующие люди скажут, что старый фронтовик вновь сражался на той войне.
А верующий человек сразу поймет, без какого оружия оказался человек в самый важный момент жизни своей. Но рядом была жена:
"Губы мои, как когда-то трепетные губы моей умирающей бабушки непрерывно шептали:" Господи..."
Долгие страшные часы обороняла жена мужа от тех врагов, которые подбираются ближе в минуты, когда душа расстается с телом.

"Вдруг лицо его мужа поразительно изменилось. На нем появилось выражение огромного удивления и радости. Он протянул вперед руки и сказал:" Там..."
Там, куда тянулись его руки, висело изображение Ангела. Легко и умиротворенно Ваня откинулся на подушки... Плача, я закрыла глаза мужа, зажгла свечи и до конца ночи стала читать Псалтырь...
Мне и моим современникам раньше не приходило в голову, что Бог оставался с нами всегда. В своей смертельной агонии Ваня понял это..."

А мне кажется, что все понимают это в минуты смертельной опасности. Очень в этом смысле показателен еще один эпизод книги, в котором рассказывается о том, как немцы стали бомбить состав с эвакуированными:
"В вагоне возникла паника. В этот момент прозвучал высокий, чистый и сильный голос моей бабушки:" Господи, помилуй, Господи, помилуй, Господи, помилуй!"
Все люди попадали на пол, исступленно повторяя и повторяя эти слова..."

Все люди. Все. 1941 год.

Вот об этом и рассказывает человеческая судьба строками маленькой книги.
О вере, семье и любви...
Дай нам всем, Господи, таких спутников, которые не оставят нас,поддержат нас своей молитвой и любовью в будущем главном сражении нашей жизни.



Tags: современный миф
Subscribe
promo skeptimist август 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments