skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого) (skeptimist) wrote,
skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого)
skeptimist

Объективизм и этноцентризм в украинской истории: опыт системных манипуляций



Украинский вариант научной объективности в работе с историческими источниками, отдавая околонаучным лукавством, скрывает конкретную и совсем не научную цель: выполнить определённый политический заказ, ничем себя при этом не скомпрометировав. Согласно ему, историкам надо вписаться в тот научно оформленный политический мейнстрим, который актуализировал «больные» темы украинской истории и вызван потребностью поиска и утверждения новой украинской идентичности. А эту идентичность не создать без обладающих нациотворческим потенциалом исторических сюжетов, несущих национально мыслящему украинцу важный и глубокий символически означенный смысл. Эти сюжеты должны волновать, настраивать и мобилизовывать, вызывая желание соответствовать установкам на чистоту украинской нации и следить за этой чистотой у других.

Что касается «творцов» подобной исторической мифологии, их активизация связана не только с конкретной политической конъюнктурой. Ведь такого рода явления в значительной степени стали следствием потери вкуса к теоретическому исследованию в пользу эмпирического знания, где главный акцент делается на работу с «чистым» материалом, с т. н. «фактами». Однако знание обретает статус научного только в рамках научной теории. На уровне интерпретации и обобщения, основанного на точном знании не только фактов, но также смысла слов и понятий во всей их полноте, возвращая к известной максиме Р. Декарта: «faut définir le sens des mots»[1], которая требует исходить из полноты заложенных смыслов, а не из узости продиктованных конъюнктурой желаний.

Таким образом, очевидно, что за данным подходом стоит скрытая флером научности системная недооценка смысла используемых слов и понятий. И это особенно досадно с учётом того, что информационно-сетевое взаимодействие в современных условиях всё более обретает системность. В том числе и смысловую. Но смысловая системность целиком вытекает из господствующей мифологии. И потому, что бы ни говорили или писали украинские историки в данном случае, как бы научно ни изъяснялись, их задача довольно далека от науки. Им надо обслуживать мифологию, без которой украинское государство может потерять свою освящённую историей легитимность.

Недаром призыв к объективности и обоснованности в рассмотрении общих для России и Украины исторических сюжетов, ставших для обеих стран знаковыми, национально мыслящие украинские историки воспринимают, как «старание российских историков указывать нам, как мы должны освещать свою историю, – это нарушение международного права и квалифицируется как вмешательство одного государства в дела другого»
[2]. И, хотя официально украинская историческая наука как бы не против согласовать спорные места из общей истории с российской стороной, приведя их в соответствие с правдой истории, менять и даже корректировать свою мифологические сюжеты её представители не будут уже хотя бы потому, что для них это равносильно самоубийству.

В свою очередь из этого следует, что для определённых «знаковых» тем украинской истории быть профессиональным историком означает быть профессиональным фальсификатором, манипулятором, мифотворцем новой украинской метаистории. Истории, возникновение и утверждение которой без системных фальсификаций невозможно.

Однако, как сочетать заявленный объективизм с этноцентричной идеологией, если задача историка не пропаганда, а поиск истины, совершенно не понятно. Ведь утверждение принципа этноцентризма в качестве базового для украинской истории, аналогичен тому, как если бы существовала своя особая украинская физика (математика, химия и т. п.), отличающаяся от общей физики особыми УКРАИНСКИМИ законами, принципами, методологией, примерно так, как квантовая физика отличается от физики классической. Причём, возможно, подобное сравнение является ещё слишком мягким, так как в ней речь всё-таки идёт о двух частях физики как научного знания, в которой каждая из них занимает свою сферу применения и не посягает на пространство применения другой.

На деле, создавая подобные «смысловые узлы» для своей структурной конструкции, украинская история просто выводит себя из сферы научного дискурса и науки как таковой, пытаясь прикрыть свою ненаучность некой претензией на свою особую украинскую правду. А она должна восприниматься как основанная на особой правде жизни метаистория и сможет открыться исследователю лишь в том случае, если он руководствуется принципом этноцентризма, конечной формулой которого является идея, что «Украина превыше всего»[3]. При этом, на наш взгляд, такой подход хотя бы отчасти мог оправдать себя лишь в том случае, если бы он утверждался не в одной отдельно взятой стране, которая существует и сосуществует рядом с другими странами и народами, а на некой планете Украина. Но это невозможно.

Поэтому ещё раз подчёркиваем: в данном случае дело не в пророссийской или проукраинской позиции учёного. А в грамотном следовании принципам научного исследования. Нельзя выводить из сферы науки целую научную дисциплину, сохраняя за ней при этом право на научность. В противном случае, с этой точки зрения украинскую историю следует считать вредной во всех отношениях исторической мифологией. Не потому, что она не строится на имевших место событиях. В украинской истории довольно много проверенной информации. Но потому что в её основе в качестве несущих опор истории как системы используются факты сознания, не подтверждаемые историческими источниками и целиком относящиеся к построенным на ложных постулатах исторических сюжетах, задача которых – противопоставить Украину России. И это проявляется в каждом конкретном случае.

Поэтому реконструируемый образ получается какой-то странный, нелогичный, для восприятия требующий высокого уровня суггестии, дабы сделать явные несоответствия имеющихся данных чем-то для исследователей несущественным. Но у «профессиональных украинцев» в ответ на это соображение всегда заготовлено два простых, но убойных аргумента:

– все, кто хочет понять и принять украинскую историю, должны исходить из того, что она разворачивается как метаистория, хранящая в форме заложенных в определённые сюжеты и темы кодов правду и тайну украинского бытия, которые, исследуя просто факты истории, не понять;

– любое сомнение в «логике» и «фактах», предлагаемых украинскими «исследователями» воспринимается ими как нелюбовь к Украине и намеренный и демонстративный отказ от своеобразного украинского «причастия», нежелание жить и мыслить «по-украински».
Логика в духе киевско-бандеровского майдана 2014 г. «хто не скаче, той москаль». После победы евромайдана уже вся Украина скачет под дудку украинских «крысоловов»-бандеровцев. Но решат ли «скакуны» своим подпрыгиванием социальные и политически проблемы? Крайне сомнительно.

Ссылки
[1] Нужно понять смысл слов (фр.)
[2] «намагання російських істориків указувати нам, як ми повинні висвітлювати свою історію, — це порушення міжнародного права і кваліфікується як втручання однієї держави у справи іншої» (укр..) (Чумак В. Міфи сучасної України [Електроний ресурс] /Сайт «Украïна молода». – Режим доступу: http://www.umoloda.kiev.ua/number/1697/163/59931/).
[3] Україна понад усе (укр.)

Источник

Tags: мифоистория Украины
Subscribe
promo skeptimist август 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments