skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого) (skeptimist) wrote,
skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого)
skeptimist

Объект мифологизации украинской мифоистории



Что пытаются мифологизировать национально озабоченные украинские историки? И какие задачи при этом ставят?
Главным объектом информационно-психологического воздействия украинских националистов является сакральное пространство нации – поле ценностно-символических смыслов, когда с помощью социального конструирования смыслового поля нации[1] как воображаемого сообщества можно осуществить её цивилизационную перевербовку.

Одним из инструментов цивилизационной перевербовки является последовательная смена «мест» и «узлов» национальной памяти, когда новая власть «метит» своими ценностными смыслами свою территорию, культуру, историческое поле и символическое пространство нации, конструируя его под себя везде, где это возможно, используя СМИ, систему образования, уличную рекламу и т.п.

Чтобы системно осуществлять политику украинизации, нужно обосновать своё право на культурное насилие, которое в корне противоречит принципам соблюдения прав человека. И в Украине это уже сделано. В основе обоснования лежит тезис о том, что Россия сотни лет проводила русификацию украинцев, в результате чего большинство их забыли свои исторические корни, перестали думать и жить по-украински, говоря на языке колонизаторов и оккупантов.

Как следствие, большинство т.н. «русскоязычного» населения признают право «украинизаторов» на украинизацию культурного пространства Украины лишь на том основании, что не знают, природу и происхождение украинского проекта, рассчитанного на отрицание и вытеснение из Украины всего русского.

Таким образом, по логике украинствующих, чтобы говорить о равных правах между т.н. «щирыми»[2] и т.н. «русскоязычными» украинцами, надо сначала «русскоязычных» сделать «щирыми», чтобы «українська мова»[3] стала для них родной. Чтобы им было стыдно говорить на языке оккупантов и приятно общаться между собой «рідною мовою»[4]. Тогда можно политически утверждать и законодательно устанавливать равенство гражданских и прочих прав.

Причём, в украинском социуме особо оговаривается, что если установить равноправие русского и украинского языков, т. е. сделать оба языка государственными, то украинский язык обязательно погибнет. Он не сможет на равных конкурировать с русским языком. Поэтому ему государство и общество должны всемерно помогать, отвоёвывая для него максимально возможное культурное пространство. И большинство граждан Украины этим доводам верят, и право государства на украинизацию признают. И как может быть иначе в Украине? Государство-то не русское, а украинское? Значит, и язык должен быть украинским. При этом совершенно не учитывается, что:
– русские Украины наравне с украинцами были государствообразующей нацией;
– не входившая в состав Малороссии и Украины до образования Советской власти Новороссия была заселена преимущественно русским населением;
– за исключением западных областей на Украине в городах говорили на русском языке, а в селах – на суржике. А суржик также далёк от ныне сложившегося украинского языка, как украинский – от польского.

К тому же мало кто из «русскоязычного» населения Украины обращает внимание на то, что никаких внятных примеров русификации «профессиональные украинцы» предъявить не могут, огульно перечисляя некие притеснения украинского языка даже тогда, когда его ещё не было. Более того, когда Малороссия ещё не была присоединена к Московскому государству.

И, наконец, мало кто задумывается над тем, что оба тезиса, лежащие в основе языковой монополии украинского языка, абсолютно друг другу противоречат. Как украинский язык выжил в условиях проводившейся сотни лет тотальной русификации, если он не может выжить при соблюдении равного использования в обществе украинского и русского языков? Что это за язык такой, если на нём не хотят говорить те, для кого он считается родным? И родной ли он тогда, если от него так быстро отказываются?

Иначе говоря, если он выжил в условиях запрещения, вытеснения и преследования, значит, одно из двух: либо он намного более живучий, чем это описывают «профессиональные украинцы», либо самой русификации не было, потому что все итак говорили преимущественно на русском языке, включая его малороссийские диалекты, которые в западных районах Украины называют суржиком. Вот почему украинский язык без постоянной государственной поддержки на Украине будет вытеснен русским языком везде, кроме его зоны обычного распространения.

В любом случае общий вывод по данному вопросу склоняет нас в пользу равенства русского и украинского языков на Украине. Но тогда напрашивается вопрос: может, эту русификацию специально придумали, чтобы ею обосновать сложившиеся в объяснениях исторической ситуации вокруг украинского языка нестыковки? В самом деле, если в ХХ в. потомки русского населения Малороссии в течение буквально нескольких десятков лет стали называть себя не русскими, а украинцами, что с ними должны были сделать? Как назвать этот процесс: русификацией или украинизацией?

Разумеется, эти вопросы – риторические. Но они наводят на мысль, что в самом содержании пропаганды «профессиональных украинцев» уже кроется ответ, раскрывающий тайну их происхождения и исторического предназначения. Тайну украинской культурной оккупации Южной Руси.

Ссылки
[1] Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: Медиум, 1995.
[2] Щирий (укр.) – искренний, великодушный, щедрый; понятие, символизирующее настоящего украинца.
[3] Українська мова (укр.) – украинский язык.
[4] На родном языке (укр.)
Tags: мифоистория Украины
Subscribe
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments