мифы Украины

ИНКВИЗИТОРЫ ВЮРЦБУРГА И ЗАГОВОР ПРОТИВ БОГА



Когда-то, погрузившись в историю инквизиции, деятельность которой мне надо было изучить, чтобы в своём романе "Седьмая печать"восстановить историю охоты на вюрцбургских ведьм, я чуть не сошёл с ума, настолько страшными были истории пыток и тексты допросов реальных людей, имена которых я ввёл в свой роман.

И в 3-й главе, которая в структуре СЕМИ ПЕЧАТЕЙ ОККУЛЬТНОГО МОЛЧАНИЯ соотносится и символизирует огонь, все мои знания по инквизиции были воплощены в реальный сюжет.
Перед вами очередной фрагмент 3-й главы.
Дальше будет ещё страшней.

____________________

Внезапно видение померкло. Темнота снова обступила Дольского, но голоса не уходили.
Вдруг его внимание привлёк чей-то голос, быстро и сбивчиво объяснявший из темноты:
– Что же касается ведьм, которые, как ваша милость думает, давным-давно канули в Лету, то они снова появились… Горе и несчастье всем нам! В городе уже почти четыреста обоих полов, высокого и низкого происхождения и даже из духовенства. Их обвиняют так сильно, что могут арестовать в любую минуту. Здесь, очевидно, и многие люди Его милости, князь-епископа, которые должны быть казнены…
Невидимый информатор нервно закашлялся и замолчал.

Сбоку другой голос возбуждённо сказал:
– Ваше преосвященство. Я понимаю, что вы очень заняты, но я смотрел судебные дела. Это страшно. В эти процессы вовлечена третья часть города: клирики, советники, врачи, судебные исполнители, должностные лица города, студенты. Даже дети.
– Да, – услышал он спокойный ответ князь-епископа. – Это кажется невероятным. Но суду виднее. И дело не в том, чтобы пытать ведьм ради одной только истины, но в том, что вызывать мучения надо как воздаяние. К тому же комиссара, действующего от моего имени, я хорошо знаю. Он – человек большой набожности и благочестия, обладатель очень тонкой и быстрой душевной восприимчивости и последовательно борется с силами Зла уже много лет. Я думаю, он делает всё как надо. И поэтому для вашего же блага я вам советую: не мешайте ему. Я сам, если надо, во всём разберусь.

Струящийся холодный туман вновь прояснился, и Дольский увидел, как один из судей в камере пыток показывал окружённому небольшой свитой князь-епископу различные технические приспособления.
– Ваша милость, посмотрите, перед вами железный ведьминский стул, на котором ведьму или колдуна можно поджаривать до признания. Благодаря этому стулу, мы быстро докажем, что все состоятельные бюргеры – ведьмы и колдуны.
– Очень интересно, – заметил епископ, внимательно разглядывая стул.
– А вот ещё одно изобретение? – с игривым смешком сказал судья, указывая на кровать с гвоздями. – И, говорят, оно очень хорошо себя показало на ведьминых процессах в Бамберге, где его называют nagelbett. И думаю, на такой кровати их похоть будет вполне удовлетворена.

Все присутствующие, заискивающе глядя на епископа, засмеялись.
– Ваше преосвященство, – обратился к князь-епископу стоявший рядом комиссар, – нам также удалось установить, что в месте, называемом Фро-Рёнгберг, Дьявол служил чёрную мессу вместе с восемью тысячами своих приспешников. По некоторым свидетельствам, уже полученным нами, сам Люцифер находился там в виде козла. Вместо святых даров они причащались кожурой и обрезками репы. А потом козёл помочился в потир и этой неразбавленной жидкостью окропил всех с помощью чёрного кропила. Святая вода была осквернена…
– Какое богохульство! – воскликнул, перебив комиссара, князь-епископ.

– Да, ваша милость. Известно также, – смиренно и почтительно продолжал комиссар, – что существует книга, в которой представлен список всех ведьм, живущих в окрестных местах. И под каждым именем ведьмы стоит её подпись, выведенная детской кровью. Мои люди усердно ищут её, и, когда книга будет всё-таки найдена, мы будем обладать полной информацией о заговоре ведьм против нас.
– И как вы думаете, где эта книга может находиться? – с нескрываемым интересом спросил князь-епископ.
– Вполне возможно, что она находится где-то в городе, – предположил комиссар. – Но где именно, мы пока точно не знаем. Не удивлюсь, если она хранится у Артифиуса. Во всяком случае, многие из схваченных ведьм упоминали его имя. Мы не вносили пока его имя, как вы просили, в общие списки, но, судя по всему, все нити действительно тянутся к нему.
– Продолжайте следствие, сколько нужно, – подумав немного, сказал князь-епископ. – А что касается Артифиуса, то тут не спешите. Собирайте материал, но его пока не трогайте. Вы же знаете, он мне нужен совсем по другому вопросу. И скоро вы мне сможете в нём помочь.

Новое видение, сменив предыдущее, показало уже другую комнату, где сидели все основные участники охоты на ведьм, и комиссар им говорил:
– Судья должен знать, что все ведьмы держат чертенят.
У каждой ведьмы есть посылаемый Дьяволом домашний дух, принимающий вид домашних животных или насекомых и служащий ей. И поэтому необходимо тщательно оберегать место заключения ведьмы от пауков и мух. Причём любое, непойманное, животное считается ускользнувшим, благодаря своим дьявольским возможностям, и, таким образом, доказывает виновность обвинённой.
Своих домашних духов ведьма кормит разными лакомствами, но они всему предпочитают её собственную тёплую кровь. Они высасывают её из специального соска, который может находиться где угодно. Не только потому, что тёплая кровь человека считается для них лакомством, но чтобы усугубить муки ведьм.

Вы можете спросить, почему духи всем лакомствам предпочитают тёплую человеческую кровь, – продолжал комиссар. – И я вам отвечу. Наукой доказано, что, будучи страшно испорченными, духи истощаются, благодаря постоянному оттоку частиц, и потому нуждаются в определённом питании, чтобы восполнить потерю быстроистекающих атомов, что и проделывается высасыванием крови и жизненных сил ведьм и колдунов. И нет никакого сомнения в том, что этим нечестивым демонам доставляет одинаковое удовольствие высасывать тёплую кровь людей и животных, как бывает приятен для здорового и бодрого телосложения глоток чистого и свежего воздуха.
Не забывайте, что всех своих подданных Дьявол метит особой меткой, – комиссар криво улыбнулся, – но вам следует знать, что клеймо Дьявола отличается от ведьминского знака. Клеймо напоминает шрам, родимое пятно или татуировку, а ведьминский знак предназначен для того, чтобы из него сосать кровь. Клеймо Дьявола обычно бывает в виде заячьего следа, жабы, паука, маленькой собачки или мыши-сони. Иногда печать, которой делаются эти отметки, является просто дьявольским ногтем или копытом. И, несомненно, любой врач, едва взглянув на них, сразу скажет, что они волшебные.

Некоторые полагают, что Сатана ставит клеймо раскалённым железом или метит пальцем, вводя под кожу определённую мазь. Другие сомневаются в этом, считая, что это невозможно, так как от раскалённого металла остался бы след. Но мы знаем, что Дьявол столь искусен в медицине, что может сделать своё дело, вообще не оставляя следов. И поэтому, чтобы найти этот сосок у ведьмы или печать Дьявола, поставленную на её теле, ведьму надлежит раздеть, всю обрить и тщательно обследовать, чтобы найти эти отметки. Клеймо всегда ставится в самых интимных частях тела: у мужчин под веком, под мышками или в заднем проходе; у женщин – чаще под грудью или в интимных местах между ног. Иногда их находили даже под веками, под языком, в половых органах или в заду. И поэтому эти места надо обследовать особенно тщательно, предварительно всё там обрив.

– А если не найдём? – усомнился один из присутствовавших.
– Вряд ли. – Дольский услышал, как комиссар хитро засмеялся. – На человеческом теле всегда что-то есть. Ещё не было человека, который, представ перед судом, вёл бы безупречный образ жизни. И ни один из осуждённых не был без клейма. Клеймо – высшее доказательство, гораздо более бесспорное, чем даже признание вины. Но если всё-таки его нет, то это ещё ни о чём не говорит, так как Дьявол мог поставить невидимую печать. И чтобы такую печать найти, надо тщательно осмотреть всё тело и проверить иглой его на восприимчивость.
Напоминаю, что там, где поставлено клеймо Дьявола, ведьма боли не испытывает.
– А если ведьма при прокалывании найденной на её теле дьявольской печати всё-таки кричит от боли?
– Скорее всего, это просто уловка, – комиссар пожал плечами. – Недавно я присутствовал на допросе одной ведьмы, которая была обвинена во вскармливании из своего зада домашних духов. Она всё отрицала. Но когда её раздели и осмотрели, оказалось, что её задний проход был открыт, как мышиная нора, и там были два отростка, один из которых при надавливании кровоточил. И все согласились, что это – соски для вскармливания домашних духов, из которых недавно сосали. В ходе дальнейшего допроса было установлено, что дьявол сосал её трижды, приходя к ней в форме мыши. Чтобы сломить её упорство, её помещали в горячую ванну. При этом она срыгивала через рот и ноздри огромное количество грязи, похожей на волосяные шарики из шерсти козла и других животных в форме волосяных червяков. Так из неё выходил шабаш.

Комиссар замолчал и, достав белый платок, вытер пот со лба.
– В борьбе против ведьм не должно быть никаких ограничений, – продолжил он снова. – И если преступления, как в данных случаях, носят скрытый характер, судье рекомендуется считать предположения и догадки достаточными доказательствами.
Я говорил уже, что доказательства существования этого зла настолько туманны, расплывчаты и юридические недоказуемы, что если придерживаться установленного порядка судебного разбирательства, принятого в обычных судах, то будет наказана лишь одна ведьма из миллиона. Но этого мы допустить никак не можем.

– Как в этом случае поступать? – спросил один из молодых судей.
– Использовать показания свидетелей. А также умелых и опытных агентов-провокаторов, которые должны вынуждать ведьм признаваться.
– Но кто будет свидетельствовать в таком тонком деле?
– Кто как не ведьмы могут доказать и свидетельствовать о деяниях ведьм? – Комиссар поднял руку и потряс указательным пальцем. – И потому о деяниях ведьм надо спрашивать самих ведьм. И добиваться от них правды любой ценой.
Конечно, нам законом предписано не забывать, что показания ведьм не могут быть использованы в суде, – комиссар чему-то улыбнулся. – Но когда они признаются и раскаются, они перестают быть ведьмами, и поэтому их показания уже могут считаться достаточным основанием для их осуждения и наказания.
Также формально мы не можем приобщать к делу признания, полученные под пыткой. Но поскольку то, что мы делаем с ведьмой, – ничто, по сравнению с тем, что её ждёт в Аду, её признания, подписанные ею после пытки, считаются добровольными, а значит, к делу вполне уже могут быть приобщены.
Так выполняем мы заветы Господа. И если показаний ведьмы достаточно, чтобы отправить её на костёр, то их должно быть достаточно и для сожжения всех тех, кого она обвинила.

– Но ведь были случаи, когда ведьм по ошибке сжигали живьём, несмотря на обещание удушить перед казнью, – сказал вдруг один из судей.
– Это не ошибка, а тайный суд Господа! – возмущённо воскликнул комиссар, и лицо его нервно задёргалось. – Не забывайте: чем в больший порок демоны вовлекают людей, тем большее оскорбление наносится Господу, и тем большую силу надо применять для их наказания. И если ведьма избегла казни, имя Господа будет осквернено.
В борьбе против Сатаны годятся любые средства. Подобно тому, как Дьявол, чтобы вывернуться, идёт на различные коварные уловки, судья тоже не должен ограничивать себя ничем. В одном случае для признания ему будет достаточно пыток. Но бывает так, что нужны не только пытки, но и обман. Так, если ведьма упорствует, можно обещать ей всё, что она захочет. Даже то, что судья оправдает и отпустит её.
Помните, – голос его снова стал ровным и чеканным, – для достижения цели в борьбе с ведьмой хороши любые средства, если они дают желанный для нас результат. И не всегда даже его можно добиться пыткой. Так, в случае, если ведьма выдерживает пытки, судье-инквизитору рекомендуется всеми средствами разжалобить ведьму. Один из судей, на допросе которого я присутствовал, плакал, рыдал, говорил ведьме о тех слезах умиления, которые Христос пролил на кресте за род человеческий. – И вдруг, хлопнув ладонью по столу, он, широко улыбаясь, весело воскликнул. – И в конечном итоге он добился-таки признания!

– А как же быть с данным ей словом? – с сомнением спросил один из судей.
– Ну, во-первых, – задумчиво сказал комиссар, – церковь освобождает судью от обещания, данного ведьме вынужденно. Ведь в этой борьбе цена настолько высока, что Господь, за дело которого вы боретесь, вас простит. И после, чтобы от этого греха очиститься, достаточно будет сходить на исповедь, и получить отпущение грехов. Во-вторых, чтобы судья не нарушал слова, достаточно на новом этапе следствия заменить его на другого. Того, кто никаких обещаний ведьме не давал.
Если пытка не помогает, судья должен использовать любые средства, чтобы вырвать признание. В том числе и обещание, что, если ведьма признается, он не подпишет ей смертный приговор. А потом, когда признание будет получено, его просто сменит другой судья, который такого обещания не давал, и может спокойно выносить ей смертный приговор. Так и правосудие будет соблюдено, и ваша честь не пострадает.

Звон колоколов развеял видение, и в тающей темноте Дольский услышал, как кто-то играл тихую печальную мелодию. Вскоре музыка стихла, и Дольский увидел две смутные тени мужчин, беседующих между собой.
– Ты знаешь, Артифиус, у нас происходит что-то странное, – сказал один из них. – И я даже не знаю, что и думать.
– Что ты имеешь в виду, Фридрих? – задумчиво спросил другой.
– Долгое время я был уверен, что ведьмы действительно существуют. Но теперь я не знаю, что и думать. Который раз я сталкиваюсь с тем, что женщина, обвинённая в ведьмовстве, на исповеди признаётся, что солгала. Но когда им говоришь, что надо снять обвинение с невиновных, они отвечают, что охотно бы сделали это, если бы существовал какой-нибудь способ избежать повторной пытки. Но в страхе перед новой пыткой они не могут так рисковать даже во избежание смертного греха и предпочтут десять раз умереть, чем снова попасть к палачу на допрос.

Меня это поначалу удивило, ведь по документам суда обвиняемые признавались без пытки, и, значит, явно были виновными. Но теперь я знаю, что в действительности их пытали. Пытали, но, как недавно признался палач, всего лишь железными тисками с заострёнными прутьями, раздавливая их голени в лепёшку или растягивая на дыбе. А в протокол записывали, что пытки не было, так как в момент признания пытка временно прекращалась.
Вот так. Раньше я не сомневался в том, что существует множество ведьм. Но теперь, после изучения протоколов, я не уверен, что существует хотя бы одна.

– И что ты будешь делать? – спросил Фридриха Артифиус.
– Не знаю. Но после этого я не могу спокойно спать. Я лежу в кровати и думаю, думаю, как такое могло случиться. – В голосе Фридриха слышалась откровенная тоска. – Ты видишь, я совсем поседел. Так быстро. Потому что с этим нельзя спокойно жить. И я не знаю, что делать. Я бы мог попытаться обратиться к императору, но знаю, что это закончится тем, что меня самого объявят колдуном.

– Тогда постарайся сделать так, чтобы тебя услышали, – сказал ему Артифиус. – Напиши об этом. Напиши книгу.
– Но я не уверен, что наш орден одобрит это.
– Иезуиты могут не одобрить, – сказал Артифиус, – но зато ты будешь чист перед Богом. Делай, что должно, Фридрих, и будь что будет.
– И ещё, – Фридрих замялся. – Они называли твоё имя.
– Я знаю, – спокойно ответил Артифиус. – И потому прошу тебя никогда не приходить ко мне больше. Нигде, ни при каких обстоятельствах не говори обо мне. Даже не упоминай моего имени. Я не хочу, чтобы тебя схватили.
– А ты? – с сомнением в голосе спросил его Фридрих.
– Мне надо увезти семью из города. И тогда всё будет хорошо.

С последними словами тени исчезли, и почти сразу кто-то заговорил из темноты, словно читая письмо:
«Друг мой… Я очень прошу тебя, не приезжай к нам в Вюрцбург, потому что сейчас в нём творятся страшные вещи. По всему городу ищут ведьм и колдунов. И уже сейчас под следствием находится несколько сот человек. Среди обвиняемых в связях с Дьяволом есть даже дети и священники. Из более чем сорока студентов, которые должны были стать священниками, тринадцать или четырнадцать объявлены колдунами. Арестованы декан и нотариус нашей кафедральной консистории. Уже казнены главный профос и викарий кафедрального собора, а также викарий и каноник Нового собора и их жены. Кто смог бежать из города, уже ищут счастья в других краях. Многих из них я лично знал и не могу сказать ни об одном из них дурного слова. Но, как говорит наш князь-епископ, суду видней».

Чьи-то голоса запричитали, шёпотом жалуясь на что-то, но Дольский сумел разобрать лишь один из них:
«Наш князь-епископ Филипп Адольф, которого теперь многие называют, как и его двоюродного брата епископа Бамберга – Hexenbischof , видимо, всё это одобряет. Судьи, которых он уполномочил вести следствие, подобрали себе помощников из самых гнусных отщепенцев, которых в городе прозвали blutschoffen . Они так активно развернули следствие, что, если так дальше пойдёт, весь город будет в него вовлечён. Господи, спаси нас и сохрани».

Предыдущие фрагменты романа Андрея В. Ставицкого «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»:

Обложка романа "Седьмая печать»" http://skeptimist.livejournal.com/235149.html

ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-1 http://skeptimist.livejournal.com/248742.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-2 http://skeptimist.livejournal.com/248980.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-3 http://skeptimist.livejournal.com/249298.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-4 http://skeptimist.livejournal.com/249507.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-5 http://skeptimist.livejournal.com/249602.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-6 http://skeptimist.livejournal.com/249900.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-7 http://skeptimist.livejournal.com/250345.html

Фрагменты 1-й главы

ОПЕРАЦИЯ http://skeptimist.livejournal.com/250372.html
ВЕСТНИК http://skeptimist.livejournal.com/259261.html
ЗОВ http://skeptimist.livejournal.com/260332.html
АВАРИЯ http://skeptimist.livejournal.com/269225.html
НАЧАЛО http://skeptimist.livejournal.com/270473.html
СВЕЧА http://skeptimist.livejournal.com/275958.html
КНИГА-ПЕРЕВЁРТЫШ http://skeptimist.livejournal.com/272359.html
SELVA SUBTERRANEA http://skeptimist.livejournal.com/276739.html
ПОЛЁТ http://skeptimist.livejournal.com/284185.html

РОМАН "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ": СТРУКТУРА КНИГИ http://skeptimist.livejournal.com/293305.html

Фрагменты 2-й главы

ПРЕДСКАЗАНИЕ http://skeptimist.livejournal.com/304553.html
ПЕРЕКРЁСТОК http://skeptimist.livejournal.com/312872.html
ПИЩА БОГОВ http://skeptimist.livejournal.com/318514.html
КАББАЛА http://skeptimist.livejournal.com/331583.html
КАРТЫ ТАРО http://skeptimist.livejournal.com/337777.html
ЗЕЛЁНЫЙ ОХОТНИК http://skeptimist.livejournal.com/346024.html
МАРОДЁРЫ http://skeptimist.livejournal.com/354469.html
ГАДАТЕЛЬ
http://skeptimist.livejournal.com/366851.html

Фрагменты 3-й главы

КОМИССАР http://skeptimist.livejournal.com/370868.html
РЕЧЬ КОМИССАРА ИНКВИЗИЦИИ: ГЛАВНАЯ ВИНА ВЕДЬМ http://skeptimist.livejournal.com/378126.html
РЕЧЬ ИНКВИЗИТОРА: КАК ПЫТАТЬ ВЕДЬМ http://skeptimist.livejournal.com/381182.html

В НАЧАЛЕ ПОСТА ИСПОЛЬЗОВАН РИСУНОК АВТОРА.
promo skeptimist август 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…