skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого) (skeptimist) wrote,
skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого)
skeptimist

Categories:

ДОНЦОВ О ШЕВЧЕНКО КАК БУДИТЕЛЕ НАЦИИ



Всем, кто считает, что идейные установки и мыслеобразы Т. Шевченко не имеют никакого отношения к украинским националистам-бандеровцам; тем, кто полагает, что фраза "Бандера - Шевченко ХХ века" - это перебор, предлагаю перевод речи идеолога бандеровцев Д. Донцова, которую он прочитал в 1950 г. в Торонто.

Почитайте!
Может, дойдёт, зачем Шевченко так "шанують" в России и для чего.


ЗАВЕТ ШЕВЧЕНКО

О Шевченко нужно сейчас не на праздниках говорить, а кричать на уличных перекрестках. Чтобы как колокол тревоги билось его слово!
Никогда ибо не был так актуален, как в наше время. Никогда не было между нами столько оглохли, столько слепых ...
Белый царизм вырвал ему язык, замучил, чтобы перестал говорить, ругать и звать. Царизм красный кастрирует и поносит его морально, пытаясь наложить на него маску одного из «своих», сам и руками наших оборотней. И как тогда, так и теперь, стоит он перед нами над нами! невгнутий и неприступный, как Иеремия на розпуттях многолюдных, сам один из Заветом своей великой ненависти и своей большой любви.

К чему зовет его большой Завет? Ненавидевший он и любил? Что ненавидеть учил и любить?

Дьявольскую силу Севера, грубую, лицемерную, циничную, забрихану течение восьми веков неизменной во всех своих отвратительных красках хамелеона, ненавидел он всем сердцем своим, всею душою твоею и всем помишлением своим. Ненавидел, как ненавидит человек свободен того, кто плюет ей в душу; кто топчет ногами ее достоинство человеческое; кто трупами народов встелював свой путь исторический. Эта ненависть пламенем бухает из каждой строки, написанного им.
Но не только чужой деспотии принадлежала его ненависть.

Он твердо помнил, что «если бы не поникли рабы, то не стоял бы над Невой тех оскверненных палат« деспотов ». Если бы не поникли рабы ... Этих рабов, слуг чужака видел избытком на Украине. Это была многочисленная порода родных по крови земляков, которые «помогали солдату хозяйство» и с матери последнюю рубашку сдирать. Не только Петру-палачу и «Петровым собакам», не только Екатерине «голодной волчицы», слал проклятие, но и Галаганам и Кочубеям, сучасникам- «червями». К ним обращался: «погибнет, погибнешь, Украина, не станет и знака на земле! Сама розипнешся в злобе, сыновья твои тебя убьют! »Этих сыновей-уродов проклинал Шевченко. Он видел брата в каждом земляку, и не тогда, когда этот земляк становился Каином. Не коли «родные» Каин продавали как «лакеи в золотой отделке» чужого господина. Не тогда, когда гордились московской «кокардой на лбу», вытереть с всякого чувства стыда и чести.
Таких земляков наверняка не любил! Им не прощал измены общей матери; ненавидел их, оборотней, «дядей отечества чужого», которые совесть продавали «за кусок гнилой колбасы»; ненавидел тех, которые выметала история железной метлой из кону жизнь как «варшавский мусор»; которые сапогами месил завоеватель как «грязь Москвы». Ненавидел плюгавого породу «доносчиков и фарисеев»; тех родных «людомор», которые заплевывали всю нашу славу историческую; которые рыцарство запорожское называли «разбойниками, ворами, пятном в нашей истории».

Ненавидел ложных гуманистов с чутким сердцем, которые вздрагивали от поступков Трясила и Остряницы, но не колебались собственных сыновей продать в разницу солдату. Ненавидел древоточцев, которые грызли и тлилы тело народа изнутри; ненавидел НЕ лишь россиян, эту «орду, скитов и варваров», но и ту дрянь человеческое из родных «земляков», которые помогали распинать его Украина.
«Гадят» был ему каждый из них, и он удивлялся «почему же его не так зовут! Почему на него не плюют? Почему топчут? »

Вот эту Украине перекинчикив, янычар чужого господина и повелителя, ненавидел Шевченко за то, что «чужим богам пожрали жертвы, омерзились»; что своим существованием осквернили его прекрасную, вольнолюбиву страну. Любить эту «родную» дрянь он не мог. Вероятно, он стремился всем своим, полным любви, большим сердцем «любит людей», и когда встречал «недочеловеков», молит Бога дать ему силу «проклинать и мир зажечь». Чтобы в том очищающим огне в пепел сгорело плюгавого, все плебейское, продажное и гнилое. Ибо знал, что «устаревшие недуги лечатся героическими средствами». Где не поможет лекарств, поможет железо; не поможет железо, поможет огонь. Хотел, чтобы с огненной купели встала его вечно юная, сильная духом и гордая Украина; та, которую видел в столетних глазах деда-казака, «как звезды сияли»; Украина, которая из степных могил вставала перед ним привидениями великанов; которая «туго начиняла землю своим и вражеским трупом, своей свободы в жертву не давала, врага деспота под ноги топтала и свободная и нерозтлинна умирала».
Спросите: неужели его большая душа умела только ненавидеть? Неужели был способен лишь «выть свою», свое трудное сердце лишь «ядом лечить», или как голодный ворон у дороги по временам жалеть, когда кровью истекали голубые реки Украины? Когда пожары ее освещали, когда «мерк за дымом Божий мир»? Неужели мог только призвать, в шали пророческие, чтобы солнце стало, чтобы нечистой землю сжечь?
А где же была его любовь? Потому что с чего родилась у него и ненависть, как из любви?

Любил он, безусловно, пышную природу Украины; это же был «рай тай только». Как сам Бог витал над тем раем. Но от него воротил глаза поэт, взглянуть не хотел, потому что ад развели люди в том раю, потому что столько змей в то рай напустили. Противная и гадкая тогда становится ему красота его страны, как урода поруганной красавице.

Скажут: он же любил свой «выдернутый народ». Любил ... Но это была та палка, всепалаюча любовь, бухает горячим пламенем с его поэзии? Он сочувствовал со своим окраденим народом, плакал над его судьбой, жалел его, жалел тех «рабов незрячих гречкосеев». Эти «вбогодухи» умели только «стонать и стоном судьбу проклинать», «рожь господам сеять». Это были «темнии люди», которые лишь «забот», что некому им «порадонькы даты». Это была «братия» земляков, на все насилия "смотрели и молчали и молча чесали чубы», или «молчали, вытаращив глаза, как ягнята,« пусть, говорит, может так и надо! »Не в голове им было« чьи они сыновья, которых родителей, кем, за что закованные ». Не интересовало их «чьим трупом земля полита, что картофель родит; чтобы была хорошая для огорода ». Это были те, которые умирали за нового «злого Нерона», а то и молились на него, забывая, что палач не радует никого.
Жаль ему было того «покорного народа», болей над его недолей. Но его оправдывал! Знал, что «сильные зла Господь бездействовал без вины никому»; Бог ленивым не помогает; что ворон на то ворон, чтобы не пустил из рук. Знал, что если на земле «растут и возвышаются цари», так это потому, что «мельчают люди на земле». Среди той мелочи сетовал «на Украине кроме плача ничего не услышать», потому что там «черт ю людей». Не верит, чтобы там кто услышал слово, «все оглохли, склонились в кандалах». Поколение, не пик стыд неволе, не курили чувство позора. И в такие минуты, в приступе гнева ругает их «миллионами свинопасов», «плебеями», «немыми подлыми рабами», которые «чтобы пуга в руках была», под каждым деспотом делать будут ... Наверное, в такие минуты не любил их !

Тираны, их помогачи, темные люди, вот кого он видел современной ему Украины. В простую, гениальную формулу уняв он население Украины, его и нашей. Езекеилем на розпуттях причитает он: «Львища людей, незлобно праведных детей жрут бешеные ... Как коршун хватает в бурные цыпленок, клюет и рвет его, а люди хоть видят люди, и молчат» ... Вот кого видел на Украине! Львищ, коршунов, хищников, беззащитный народ и тех, молча разбоя присматривалась. Тех последних и львищ ненавидел! Незлобный народ беззащитен жалел! Кому принадлежала его любовь?

Все тот же образ: «Разбойники-людоеды правду побороли, люди стонут в кандалах ... Не с кем взяться, розкуватись, стать по Евангелие правды, за темнии люди». Опять тот же деление: разбойники, темнии люди, стонут, но не могут розкуватись, и намек на тех, третьих, которые могли бы встать расковать народ, стать по Евангелие правды, тех, которых еще не было в его жизни, которых видел лишь в прошлом, в нашей бывшей славе.

До сих принадлежала его любовь! Тех, которых слава гремела когда на Украине! Тех, которых вызвала из темноты прошлого его жаждущая большого, фантазия! Их, что пышными рядами, как золотые рыцари, мерещились ему в вещих снах, или входили как живые в его дом на разговор, их выглядел он! К ним звал уставшим сердцем «вернитеся», чтобы вновь кровь вражеская морем краснела. Вот кого он любил больше душу, над собой, над жизни. Страстной, горячей любви, которую передал нам в Завете. Это не были уже «темнии люди», «незрячии гречкосеи", не цыпленок в бурные! Это были те, кого звал «рыцари святые», «орлы Украина».
Украина, которую ненавидел, была Украина разбойников, оборотней, наклонных рабов. Украина, которую любил была Украина пол-людей, пол-богов, героев, которые могли выступить против львищам, людоедам, новейшим Нерона; имели силу расковать закованных людей. С огнем в сердце, которые не боялись и ада, потому что «огонь ожесточенных не обжигает».

Тех, что ковали цепи, проклинал. Тех, которые несли покорно, жалел. А тех, которые рвали, любил!
Вот где были его герои, вот где был его мир! Их он любил, как любил ни брата, ни сестры, ни любовницы. Их славу бессмертную, их храбрость беззаботную тех степных рыцарей. Их суровость варяжскую, их рвение казацкое, их веру горячую в сильного Бога, Бога славы и в Его справедливость. Их славные или замучены тени выводит длинными рядами перед нами, Дорошенко, Гордиенко, Палия, Швачко, Гамалия, Тараса Трясила, Железняка, Гонта, Мазепу, Гайдая; их, чья душа несокрушимая гарцевала в нем самом. Их вызвал из царства теней, раздирая завесу прошлого, запечатанную многими печатями, их, чьи блестящие фигуры как бенгальским огнем освещали тьму и неволю современности. К ним обращается и своим Заветом, потому что никто, лишь они могли пирваты кандалы позора, напоить вражьей кровью землю нашу. Они только могли создать из племени рабов свободную нацию, где была бы своя правда, своя сила и своя воля, он не воля и сила займанця, ни его ложь.

К ним писал свой Завет, посылал свою любовь и завещал свою ненависть к злу. Потому притчей имели греметь его слова не только современным, но и грядущим тиранам. Ибо писал свое послание не только для живущих современников, но и к нерожденных сыновей и внуков, к нам.

... Шевченковским современникам страшно взглянуть в лицо казацкой Украины. Доносчикам и фарисеям страшно взглянуть в глаза героической Украины наших дней, поэтому они и утверждают, что нашим идеалом должна быть не Украина Завета, а Украина Швейка, слугой и блюдолизов. Поэтому и доказывают, что образцом Украинский должен быть не "человек освободительного движения» (этот человек «обанкротилась и вышла из моды»!), А человек-раб ...
Поэтому когда к вам приходят древоточцев, порочат революционно-освободительное движение и его борцов, или мучеников; когда нашептывают, что «головой обуха не Проба»; что те, которые упали, были ненужными жертвами », а живые есть« глупыми романтиками »...
Когда вам упрекать, что вы «шовинисты», вспомните, что Шевченко хотел, чтобы гадине досталась Екатерина, чем солдату; чтобы зарезал отец сына предателя, чем «продал в разницу солдату».

Когда будут «суесловие» забрасывать вам «нетолеранции» и «ненавистицтво», вспомните, что те, которые Шевченко знали, свидетельствуют о том, что он относился «вызывающе и нетолерантно к идее объединения с москалями»; поражавший не одного «хищным проявлением своей загарливои ненависти» ко всему, что было очень тяжело и душило его Украине!

Когда забрасывать вам, что проповедуете «хищнические идеи», что нехватка вам «гуманности», вспомните, что еще Шевченко советовали «родные земляки» предоставить «побольше люданосты» его «Гайдамаки»; еще ему советовали покинуть «скверну путь хищничества» и обратить в «культуры», которую несли нам в Украине Петры и Екатерины! и вспомните, что Шевченко ответил тем «суесловие»!
Когда говорить вам, что «повстанческой романтикой» освободится Украины, а «реальной политикой», не «фантазиями», а «трудом» вспомните слова Шевченко: «Фантазия! Мечтах счастье! Для душ, которые умеют сочувствовать и любить, воздушные замки прочнее и прекраснее от вещественным благ эгоиста; эта психологическая истина непонятна людям положительным ». Замечательная мечта, большая идея «фантаста» и «романтика» больше влияли на формирование человеческих сообществ и их учреждений, чем эгоистическое и тупое привязання к существующему, к материального, людей «реалистично» настроенных. Вот была мысль Шевченко романтика до глубины души! И кто плюет на романтику нашего времени, романтику тех, которые верят в свой далекий идеал и борются за него, плюет на Шевченко ...

... Когда приходят фарисеи к вам и твердят лицемерно: «объединения, объединения, объединения»; отвечайте им, что объединение это великая вещь! Но и Шевченко советовал объединяться только людям общего духа. Вспомните им, что «Шевченко не был из тех людей, легко годятся с теми, кто думал иначе как он», особенно, когда предметом спора была его родина как писали современники. Вспомните, не обеднувався он с обществом, когда была противна ему духом; что в таких случаях говорил: «а на общину хоть наплюй, она капуста головастая»

Вспомните, что никогда не звал объединяться с Кочубея ни с червями, которые грызут и тлять тело нации! Ни с лакеями чужих, ни со спекулянтами и мошенниками! А когда будут апеллировать притворщики объединения идти с ними «бороться за правду», отвечайте им словами Шевченко: «не вам, доносчики и фарисеи, за правду пресвятую пол» За эту правду стать надо, объединившись с людьми одинакового духа

Когда придут к вам уговаривать, не становясь на палача, а сделке и злым плутов «приобретать» Украина, вспомните им слова Шевченко, не скорее встанет свободная новая Украина, аж «потечет сторикамы в синее море кровь враждебная». Ибо «так было и в Трое, так и будет» нет другого пути освобождения нации ...

... Сейчас Украина есть одно большое пепелище. Но на том пепелище тлеет «искра огня большого». Кто же тот огонь раздует?
Не те «слепые, низменные душой», не «нетвердии, душеубоги", не рабы продажные! Ни Нерону лакеи, а не фарисеи! Ни их объединения! Ту искру раздуют в огонь большой те, кого благословит Господь. Те, что веруют в Его силу. Те, которых вызвал Шевченко, чтобы встали из могил, те из «твердыми руками», с «Орли глазом», с «чистым сердцем», с «чистой, святой, казацкой кровью", не кровью раба, люди «железной силы». Те, которым верят в силу духа над материей, обещает он, что будут с ними «души праведных и сила архистратига Михаила», патрона Киева. Они будут наказывать зло! Они очистят Украину от чужих палачей и «родной» нечисти. Они свободны духом люди создадут свободный мир! ..
... Изучаем его Завет! Завещание того, кто страдал, мучился, но не каялся! Завещание старой героической страшной врагам Украины! Пусть слово его раздается позывным звоном, чтобы услышали оглохшие, чтобы випростовувалися покосившиеся и горбатые! Чтобы встали мертвые! Чтобы снова воскресли тени славных прадедов! Чтобы снова на нашей земле росли, соревновались, жили! Чтобы обновилась, как орленок, юность нации! Чтобы, как зерно больших чинов, глубоко запала в наши очищенные, облагороженные, осуворени душе его вера безгранична! Его ненависть горящая! Его горячая любовь!

Источник

Tags: мифы Украины, украинские радикалы
Subscribe
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments