мифы Украины

МАРОДЁРЫ (фрагмент из 2-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ")



Беседа между Дольским и Незнакомцем в таверне Вюрцбурга продолжалась. Незнакомец продолжал рассказывать о том, что должен Дольский знать и уметь. И постепенно речь подошла к тому, что каждый человек уже с рождения несёт информацию своей жизни в себе, не зная этого. Сказав об этом, Незнакомец предложил Дольскому самому прочесть её. И тогда ему вдруг открылась такая жуткая картина, которая привела его в шок и позволила открыть в себе новую силу.


- Не всё сказано. Но всё услышано, - сказал Незнакомец.
– Как это? – воскликнул Дольский.
– Я же сказал тебе, – с лёгким раздражением напомнил ему Незнакомец, – что человек говорит не только языком, но и телом. Энергетическим телом или душой – в данном случае всё равно. А голос душ ты уже слышал. У всех, кто находится здесь, они говорят. О том, что их волнует, что с ними было или будет.
– Как? Даже о будущем?
– Конечно.
– Но каким образом?
Незнакомец тяжело вздохнул.
– Ох уж эта забывчивость Я не люблю повторяться. Душа не знает Завтра и Вчера. Ей ведомы лишь Всегда и Сегодня.
– Не понял.
– Отправляясь впервые в дорогу, не знаешь, что где-то твой Путь завершён, – повторил уже слышанную Дольским фразу Незнакомец.
– Ты хочешь сказать, что будущее, их и моё, уже произошло?
– Именно.
– И мы действительно можем о нём узнать?
– Вы – нет, – глаза Незнакомца хитро блеснули. – Но души ваши знают и говорят. Они даже знают, с кем они связаны разными узами. Но слышать и видеть будущее, читая души, как книгу, могут лишь избранные.
«Книга, которая – человек», – Дольский вспомнил ранее слышанную фразу. – О чем она? И как читают её?
– А как читают ветер? Ты пробовал? Получилось? – Незнакомец засмеялся в ответ на его мысль:

Книгу эту никто не писал, но она есть.
Она есть, но её нельзя прочитать.
Её нельзя прочесть, но можно открыть.
Открыть и увидеть.

Пойми, когда слышишь души, совершенно не важно, смеются в это время уста или сквернословят. И тогда можно услышать и увидеть такое, о чём их захмелевшие мозги даже не могут вообразить. Посмотри хотя бы на того, кто председательствует за столом. Он – зажиточный крестьянин, один из самых богатых в этих краях. Счастливчик Ганс. Как ему сейчас хорошо. Он продал товар и думает завтра приехать с деньгами домой, но того не знает, что в его доме орудуют сейчас мародёры.
– Как?
– Посмотри сам.
– Куда?
– Туда. – Незнакомец указал взглядом на пустую, обшарпанную стену под сводчатым потолком. – Смотри.
Но Дольский ничего не видел, кроме голой стены.
– Смотри: их восемнадцать. Они выводят из конюшни лошадей, вытаскивают из дома барахло, рубят мечами мебель, выбрасывают из окон горшки, посуду, стулья, разорванную одежду. Смотри: у забора одному прострелили голову и бросили в канаву. Другого уводят в кусты и там прикончат. Смотри! Смотри! Кто там кричит так страшно за домом? Смотри...
Дольский отчаянно вглядывался в стену. Голос Незнакомца как колокол звучал в его голове: «Не на стену смотри, а сквозь неё». Но как душе открыть свои глаза? Что ей мешает? Попробуй вглядеться в ночь, в мир, в себя, в безмолвие. Что ты увидишь там? Кричащие сны и души?
– Смотри изнутри, внутренним взглядом.
Лёгкое головокружение от выпитого усилилось настолько, что он, уже не чувствуя под собой опоры, казалось, завис над полом. Пьяные голоса исчезли, и вместо них он услышал другие звуки. Как ливень детства в душе. Что-то шевельнулось в темноте, ища его. Что? Пустота или смерть?
«И звёзды прольются...» Но чем? Слезами? Болью? Или масками Бога, которые сорвал Ветер? Сможешь ли ты увидеть в себе весь Мир или нет? Мир, чья кровь – скорбь и боль... Истекающий Мир... Мир-Книгу... Достоин ты открыть Книгу? Достоин.
Чей-то голос, как вода, по капле падающая на иссушённую землю, проник в него, прорастая словами:
«На Небе Разума разве всякая вещь не становится Небом?»
Слова-капли, падающие с небес:

Тяжело признаваться в прозрении,
И ответы известны тебе,
И вопросы не заданы,
Смыслы – забава ума.
Разве они существуют отдельно от мира,
В котором со мной растворились?

Но что это? Пока голоса звучали, Дольский увидел, как тяжёлый, спёртый, пропитанный винными парами воздух уплотнился, медленно растворяя стену. Жирные пятна на ней ожили, расползаясь, и сквозь них он увидел большой деревенский дом с пристройками и бегающих во дворе людей.
Видение было страшным.
Чья-то безумная боль ворвалась в него душераздирающим криком. Он видел, как мародёры убивали и насиловали людей, кромсая и уродуя их тела, и ничем не мог им помочь. Несколько обезглавленных трупов валялось в разных местах на земле. Обезумевшая женщина в разорванных одеждах ползала на четвереньках у канавы, пытаясь оживить двух своих мёртвых изуродованных детей. Выпущенный из загона скот, напуганный огнём горящей конюшни, метался по двору, топча трупы и разбросанные вещи.
В центре большого двора, весь в дымке от пыли, стоял человек, в котором нетрудно было узнать главаря. Он отдавал повелительным тоном распоряжения остальным, то и дело покрикивая.
«Всё, что не сможем унести – сжечь», – услышал Дольский его последние слова.
Поглощённый увиденным, Дольский уже не чувствовал собственного тела. Его жизнь, казалось, сосредоточилась в одном, полном ненависти взгляде, который он направил в сторону главаря. Изо всех сил он ударил взглядом мародёра и вдруг, с ликующим удивлением, увидел, как тот, словно шляпа, сорванная с головы ветром, рухнул на землю и, кувыркаясь в пыли, быстро покатился к забору.
С большим трудом, ошарашенный, весь в грязи и навозе, он встал и с ужасом посмотрел туда, откуда был нанесён удар, и Дольский готов был поклясться, что их взгляды встретились.
«Убирайся!» – мысленно крикнул он, вложив всю энергию в свой взгляд, и мародёр с жалобным криком упал как подкошенный на колени, прижимая к лицу руки.
«Убирайтесь!» – снова мысленно крикнул Дольский и увидел, как остальные мародёры, побросав вынесенные из дома вещи, в ужасе бросились бежать.
«Ага!» – он мысленно захохотал, поворачиваясь лицом к Незнакомцу.
– Великолепно, – одобрил тот. – Ты делаешь успехи. Но хватит. Остановись. Погаси себя. Слышишь?
– Себя?
В то же мгновенье Дольский почувствовал, что горит. Всё полыхало в нём, не обжигая. И остановить огонь он был не в силах. Он хотел сказать что-то в ответ, но вместо слов из его рта, с кашлем и криком, вылетали сгустки пламени.
«Что со мной? Я горю? Горю!»
Его била дрожь, словно тело вот-вот готово было взорваться. И тут же он услышал, как где-то далеко дрожит встревоженная его болью земля.
«Стой! Ты должен овладеть собой», – услышал он свой голос. Но грохот в недрах земли усиливался. И тогда он вспомнил Марию. Её сияющие глаза. Как синие бездонные воды… Воды… Поющие потоки его любви...
И огонь внутри начал стихать.
– Я тебя предупреждал. – Незнакомец смотрел на него сочувствующе. – Будь осторожен. Этой энергии достаточно, чтобы разрушить весь мир, но не достаточно, чтобы его воссоздать. Я знал одного человека, который, обладая подобной силой, предпочел погубить себя, чем казнить этот мир.
– И что с ним стало?
– Он где-то умирает бесконечно в иных мирах.
Дольский пристально взглянул в глаза Незнакомца, и ему показалось, что они на миг стали печальными. «Печальные глаза на лике Смерти... Почему я так подумал? ...Не всматривайся...»
– И всё-таки я их спас, – торжествующе сказал он, с трудом переводя дыхание.
– Не уверен, – Незнакомец насмешливо улыбнулся. – Можно ли вообще спасти кого-то, пройдя или прервав его путь? Ты их не спас, а лишь отсрочил их гибель, сыграв в спектакле предназначенную тебе роль. У каждого из нас своя роль на Карнавале Жизни, даже у Смерти.
– И что их ждёт? – с напряжением спросил Дольский.
– Через год, летом, крестьяне, озлобленные набегами мародёров, нападут в Чёрном Лесу на них. Из пойманных – двух закопают живьём, а шестерых повесят. Но другие, сбежавшие от них в лесу, приведут большой отряд. Вся деревня будет сожжена, а жители после долгих пыток перебиты. В том числе и Счастливчик Ганс. Его после долгих мучений поставят с пятью крестьянами в ряд друг за другом и одной пулей, пущенной из мушкета в лоб первому, покончат со всеми разом.
Дольский подавленно молчал.
– Куда я попал? – наконец заговорил он. – Что за мир наоборот? Мне душно в нём. Душно...
Комок подкатил к его горлу. От охватившего его бессилия Дольский стал задыхаться, словно погружаясь в какую-то щемящую боль, как в воду. Вода текла сквозь него, омывая душу, но не могла смыть той липкой грязи, в которую, как ему казалось, он был погружён.
– Брось, – прервал его мысли Незнакомец. – Не спеши осуждать тех, кого не понимаешь, ведь люди – это всё. И у каждого из них – свои авгиевы конюшни и свои сады Гесперид .

Предыдущие фрагменты романа Андрея В. Ставицкого «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»:

Обложка романа "Седьмая печать»" http://skeptimist.livejournal.com/235149.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-1 http://skeptimist.livejournal.com/248742.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-2 http://skeptimist.livejournal.com/248980.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-3 http://skeptimist.livejournal.com/249298.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-4 http://skeptimist.livejournal.com/249507.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-5 http://skeptimist.livejournal.com/249602.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-6 http://skeptimist.livejournal.com/249900.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-7 http://skeptimist.livejournal.com/250345.html
ОПЕРАЦИЯ (фрагмент романа "Седьмая печать") http://skeptimist.livejournal.com/250372.html
ВЕСТНИК (фрагмент 1-й главы романа Седьмая печать") http://skeptimist.livejournal.com/259261.html
ЗОВ (фрагмент 1-й главы романа "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/260332.html
АВАРИЯ (фрагмент 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "Седьмая печать") http://skeptimist.livejournal.com/269225.html
НАЧАЛО (фрагмент из 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/270473.html
СВЕЧА (фрагмент 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ) http://skeptimist.livejournal.com/275958.html
КНИГА-ПЕРЕВЁРТЫШ (фрагмент из 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/272359.html
SELVA SUBTERRANEA (фрагмент 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/276739.html
ПОЛЁТ (фрагмент 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/284185.html
РОМАН "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ": СТРУКТУРА КНИГИ http://skeptimist.livejournal.com/293305.html
ПРЕДСКАЗАНИЕ (фрагмент 2-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/304553.html
ПЕРЕКРЁСТОК (фрагмент 2-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/312872.html
ПИЩА БОГОВ (фрагмент 2-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/318514.html
КАББАЛА (фрагмент 2-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ")
http://skeptimist.livejournal.com/331583.html
КАРТЫ ТАРО (фрагмент из 2-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/337777.html
ЗЕЛЁНЫЙ ОХОТНИК (фрагмент 2-й главы роман Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/346024.html

В начале поста выставлен рисунок автора к 2-й главе романа.

promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…