skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого) (skeptimist) wrote,
skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого)
skeptimist

«Исследования» Т. Г. Таировой-Яковлевой: как Мазепа будет завоёвывать Россию (окончание)

Понятно, что подобные подмены дают исключительные возможности для дальнейших исторических трактовок, позволяя крутить реальной историей, как заблагорассудится. При этом, подчёркиваем, что в данном случае речь идёт не о журналисте, а о докторе исторических наук, которая под видом объективности встраивает свои публикации в уже сложившийся укроцентристский мейнстрим. Согласно ему, чтобы принять данную точку зрения, историку необходимо сделать ряд существенных, принципиальных допущений, без которых нужная логическая цепочка в систему просто не сложится. Для этого он должен признать на правах аксиомы, что:



-  во второй половине XVII-начале XVIII веков существовал народ украинцев, который в своём историческом самосознании был единым и, воспринимая свою «отдельность» от русского народа, в массе своей хотел жить независимо от него;

- украинский народ являлся автохтоном, то есть имел свою территорию под названием Украина, которую он заселил в стародавние времена, а Украина была неизменной и распространялась от Галиции до Слобожанщины;

- Украину заселяли украинцы, говорившие на украинском языке (у Т. Г. Таировой-Яковлевой – «староукраинском» языке, который почему-то на поверку оказывается архаичным русским) [18];

- т. н. Гетманат (Гетманство) являлся государством украинцев и был признан в Европе таковым задолго до появления Российской империи;

- гетман Войска Запорожского  был украинским гетманом Украины, избранным украинцами и выражавшим их интересы.

Однако ни один из этих ключевых для обоснования господствующей в Украине позиции допущений не соответствует действительности, поскольку просто не подтверждается историческими  источниками. В частности:

1. История не подтверждает данными утверждение об Украине как этнониме и наличие в XVII-XVIII украинцев, а те, кого сейчас задним числом причисляют к ним – от Богдана Хмельницкого до Григория Сковороды – считали себя русскими (рускими) и причисляли к народу русскому (рускому).

2. Украина в те времена воспринималась, как русская окраинная земля, преимущественно входившая в состав Речи Посполитой и подвергавшаяся ею жёсткой культурной экспансии. При этом по территории она ограничивалась средним Поднепровьем, не включая в себя ни Волынь, ни Подолию с Буковиной, ни тем более Галичину, которая, находясь в составе Речи Посполитой с административным центром во Львове, называлась Русским (Руским) воеводством.  

3. Гетманат не обладал суверенностью и независимостью, то есть теми основополагающими признаками, которые отличают область, входящую в состав государства, от собственно государства, и не был никем признан на международном уровне.   

Следовательно, все эти натяжки, условности и допущения, которые используются «мазепинцами», являются не строгим научным анализом, а попытками спроецировать на прошлое сегодняшние украинские мечты, дабы с их помощью создать образ страны, которой в те времена не существовало, приписав ей задним числом те достижения и признаки, которых украинофилы сумели добиться лишь в ХХ веке при Советской власти.

В свою очередь, активное использование не имевших место тогда терминов и названий  вместо настоящих достаточно красноречиво говорит о научном уровне и идеологических пристрастиях автора. И уже одним этим Т. Г. Таирова-Яковлева выдаёт себя с головой, наглядно показывая, какой доктрины придерживается. Ведь если российский историк вместо реальных исторических названий и терминов использует сознательные и продуманные подмены, ясно какую позицию он разделяет, что бы он при этом ни писал. Так, известно, что слова «русский», «Малороссия», «Малая Русь» и «малоросс» на Украине находятся под неофициальным запретом. Их желательно не упоминать, избегать в текстах, не помещать в словари. И идеологическая подоплёка этого вполне понятна, хотя и отдаёт, как минимум, некорректностью. Ведь она вынуждает напоминать о том, что вплоть до XX века те, кого украинские историки называют украинцами, сами себя называли русскими (рускими, руськими) и малороссами. И Украина в XVII веке была не местом проживания украинского народа, а обозначением пограничной территории, то есть топонимом аналогичным Запорожью, Слобожанщине или Киевщине. А этнонимом тогда являлась Малая Русь. И исторические источники этот факт однозначно подтверждают. Почему же санкт-петербургский профессор не учитывает этого? Просто не знает? Или в силу своей заангажированности? И независимо от того, какой из ответов окажется предпочтительнее, он будет свидетельствовать не в пользу Т. Г. Таировой-Яковлевой, уличая её либо в некомпетентности, либо в особых, далёких от науки пристрастиях.        

В результате, по меткому замечанию профессора А. Г. Бесова, благодаря книге Т. Г.  Таировой-Яковлевой, «закладывается …камень  в основание сочиняемой ныне «истории строительства  России и Российской империи» с помощью «всегда существовавшей Украины»» [19]. Иными словами, без Мазепы строительство Российской империи просто не могло происходить. И совершенно не понятно, как Пётр сумел довести начатое Мазепой дело до конца после того, как тот его бросил? Кстати, не только потому, что, по словам С. О. Сокирко [20], «для Петра I, и для Карла XII Мазепа был неким гуру» [21]. Ведь, как «старший наставник-учитель» [22], гетман «продвигал на ключевые позиции Российской империи представителей украинского просвещённого духовенства» [23]. И, видимо, именно они продолжили начатое Мазепой дело.

Кстати, при этом следует обратить внимание на возникшее здесь неразрешимое противоречие. И оно связано с проблемой «извечно существовавшей украинской нации, которой никак не удавалось обрести независимое государство» [24]. То есть, с одной стороны – нас пытаются убедить в том, что, как минимум, со времён распада Руси была суверенная украинская нация, которой никак враги не давали создать своё государство. С другой - когда такое государство возникло в 1991 году, вдруг стало понятно, что главная задача его – создать суверенную украинскую нацию, которую тоже пока никак образовать не получается. Об этом, в частности откровенно пишет Л. Д. Кучма, ссылаясь на известное изречение первого премьера объединённой Италии Камило Бензо Кавура: «Италию мы создали. Теперь наша задача - создать итальянцев» [25]. Собственно, ради этого в Украине и проводится украинизация, сутью которой в социально-психологическом плане стала мазепизация. Так что дело Мазепы живёт и процветает. Только, благодаря усилиям «мазепинцев», получается, что оно воплотилось в равной степени и в создании Российской империи, и в образовании независимой Украины. 

Однако как можно с помощью одних и тех же данных прийти к совершенно разным выводам? Понятно, что подобная алогичность и смысловая неразбериха вытекает из применяемой «мазепинцами» методологии, которая позволяет на основании имеющихся фактов «научно» доказывать всё, что угодно. Поэтому её  ошибки не случайны, а носят фундаментальный характер и вытекают из методологических принципов, которыми пользуются «мазепинцы». На примере  работы Т. Г. Таировой-Яковлевой, предлагаем наиболее заметные из них:

1. Говоря о том, что Мазепа сотрудничал с царём (напр.: «документов, свидетельствующих о весьма серьезном и позитивном вкладе Мазепы в развитие Российской империи, о сотрудничестве с царем, немало»; «много лет продолжалось весьма плодотворное сотрудничество» [26]), Т. Г. Таирова-Яковлева, мягко говоря, пытается ввести людей в заблуждение. Ведь это не  соответствует действительности, потому что подданный монарха не сотрудничает с ним, а ему служит. Как служили своим монархам казненный Генрихом VIII автор «Утопии» Томас Мор или владевшие обширными землями в Сибири купцы Строгановы. Но с помощью подобной невинной манипуляции можно создать впечатление, что между царём и гетманом был некий союз, державшийся на какой-то договоренности, которую в случае её нарушения можно расторгнуть. Что, собственно, Мазепа и как бы сделал. В этом смысле между инсинуациями Т. Чухлиба о праве гетмана не соблюдать присягу и этими «оговорками» санкт-петербургского профессора принципиальной разницы нет.

2. Утверждая, что «Украина XVII века была очень европеизированной страной» [27], Т. Г. Таирова-Яковлева, сама того не замечая, говорит о народе, проживающем на Украине так, как сказал бы европеец о пытающихся жить, как белые, американских туземцах. В том смысле, что «европеизированной» с помощью Речи Посполитой казацкой старшине попался дикий, не понявший своего счастья народ. Однако, что значит, «европеизированная страна»? Почему не европейская? Что понимает доктор исторических наук под словом «европеизировать» применительно к XVII веку, когда в зажатых крепостными стенами европейских городах не было даже канализации, а в прославленном Версале туалет был только для короля? Какие критерии и стандарты вкладывает Т. Г. Таирова-Яковлева в понятие «европейский»? Особенно с учётом того, что на этот исторический период приходится пик европейской работорговли, которая совпала с уничтожением великих индейских цивилизаций. Тем более, что она хотела этим высказыванием не унизить страну, а похвалить. Однако как неуклюже. Не говоря уж о полном отсутствии системности. Но чем она тогда руководствуется при отсутствии системности? Только своими «мифами», «стереотипами» и «штампами».            

3. Заявляя, что знавший «абсолютно все тайны российской дипломатии» Мазепа помогал Петру проводить его реформы и был активным помощником и советником по внешнеполитическим проблемам, Т. Г. Таирова-Яковлева явно преувеличивает его заслуги. А тот факт, что военные действия против Османской империи и Крымского ханства до гетманства Мазепы (походы на Крым в 1687 и 1689 гг.) и после (Прутский поход 1711 г.) были неудачными, а война за Азов увенчалась успехом, даёт ей основание считать, что взятие Азова является безусловной заслугой гетмана [28]. И мы,  быть может, с ней согласились бы. Да вот незадача: Мазепа во взятии Азова участия не принимал. Запорожскими казаками командовал наказной гетман Яков Лизогуб. Правда, профессор об этом совсем не в курсе, либо не заинтересована учесть сей факт, дабы не ломать свою систему доказательств. Хотя, как мы заметили,  поклонники Т. Г. Таировой-Яковлевой уверяют, что она опирается «на всю сумму фактов и реальных документов». Разумеется, ей известных.

4. По ходу изложения Т. Г. Таирова-Яковлева также настаивает на том, что Мазепа не предавал Дорошенко и Голицына, не соблазнял Мотрю Кочубей, не был унижен Фальбовским и был поддержан своим народом, когда решил перейти на сторону шведов. Что касается последнего, то её сомнение в отрицательном отношении к выступлению Мазепы на стороне шведов скрывается за фразой о том, что позиция населения была «весьма неоднозначна» [29]. При этом в другом месте она признаётся, что Мазепа «оказался в 1708 году практически в изоляции, не поддержанный ни большинством казаков, ни большинством старшины, не говоря уже о крестьянах» [30].

5. В свою очередь, переход Мазепы на сторону шведов – «яркий пример естественного хода развития событий» [31], считает Т. Г. Таирова-Яковлева, создавая впечатление, что сознательный выбор политика уже ничего не значит. Иначе говоря, нам хотят внушить невинную мысль, что Мазепа не предавал – просто так получилось.  Ещё проще -  получается, что не Мазепа перешёл на сторону шведов, а его как бы перешли. Воистину, судьба. История дала ему достаточно сильный «пинок», чтобы он, вопреки своей воле, оказался в шведском лагере. И ему уже ничего другого не оставалось, как быть в своём предательстве последовательным. Но многих такое объяснение не устраивает. Поэтому, обобщая написанное, т. е. опираясь «на всю сумму фактов и реальных документов», мы можем констатировать, что анализ причин «измены» Мазепы предлагает следующие основные варианты ответа:

- последовательная борьба за независимость Украины;

- роковая ошибка, вызванная историческими обстоятельствами;

- патологическая двуличность и склонность к предательству гетмана;

- следствие обострившегося у Мазепы маразма.

При этом, из четырёх предложенных вариантов причин «измены» Мазепы самым невероятным, как это ни печально с точки зрения «мазепинцев», является первый, так как никаких достоверных исторических данных о том, что Мазепа в течение своего гетманства готовился отделить Украину от России, просто нет.

То, что Мазепа совершил роковую ошибку – без сомнения. Но вполне возможно, что его к этому подвели. Так что отчасти Т. Г. Таирова-Яковлева права. И если мы начнём по порядку рассматривать все обстоятельства его истории, вполне вероятен вывод, что он стал жертвой интриг, которые сам затеял. Просто история, как это часто бывает с подобного рода политиками, создала такую сложную и крайне динамичную ситуацию, которая в его расчёты никак не вписывалась. Хотя мы не исключаем и обострившийся маразм. Говоря проще, он допускал измену, но надеялся, что она, как средство политической борьбы, его и на этот раз не подведёт. Но к тому, что произошло, он оказался не готов. Значит, не предвидел.    

Однако, с другой стороны, в «измене» гетмана нет ничего удивительного. Ведь, с нами будет то, что мы есть, говорили древние. И его реакция на сложившиеся обстоятельства была для него органичной, естественной, предсказуемой. «Кому суждено утонуть - тот утонет. Кому суждено упасть с крыши - тот упадет», - говорит Завулон из популярного фильма «Ночной дозор» по роману С. Лукьяненко. И можно добавить: кому суждено предать – тот предаст. Что делать, если Мазепа был так воспитан? Если его взгляды сформировались в той среде, в которой предательство является не следствием бесчестности человека, а показателем ума и предвидения? И кто его за это осудит? Только зачем было делать из этого фетиш, а из Мазепы культ? Наверное, тоже не было выбора, потому что не из кого было выбирать. И теперь приходится работать с тем, что есть. Делать, согласно закону пиара, из Мазепы «конфетку».

К сожалению, это означает довольно простую истину. И она заключается в том, что реальный Мазепа и его прошедший обработку культом «образ» практически не имеют ничего общего, кроме имени и обработанных в режиме культа «образов фактов», ставших фактами нашего сознания, дабы работать на нечто иное. И санкт-петербургский историк в данном случае просто позиционирует уже известные по украинской историографии положения. Только применительно к русскому культурному пространству.  

В связи с этим, уместен вопрос: если работы Т. Г. Таировой-Яковлевой не внесли в мазепиану ничего нового, в чём их новизна и знаковость? В чём, собственно, смысл? А смысл есть. Иначе бы не было столько восторженного шума. Знаковость публикаций Т. Г. Таировой-Яковлевой в том, что, благодаря её книге «Мазепа» в российской историографии произошёл своеобразный прорыв, допустивший апологетические работы о т. н. «гетмане-предателе» в русское культурное пространство под видом объективного научного исследования.   

Напомним, что серия «ЖЗЛ» - жизнь не великих, не удивительных и прикольных, а замечательных людей, то есть достойных примера. Людей, на примере которых можно воспитывать новое поколение. Так что оппоненты Т. Г. Таировой-Яковлевой не против её публикаций в принципе. Разные книги могут быть, как и разные точки зрения. И Т. Г. Таирова-Яковлева имеет право на свою позицию. Но почему в данной серии? И этот вопрос остаётся без внятного ответа. А нам остаётся надеяться, что у редакции «Молодой гвардии» хватит ума и такта не выпускать в серии «ЖЗЛ» биографии Бандеры, Шухевича, Чикатило и им подобным.       

Поэтому представлять публикации Т. Г. Таировой-Яковлевой, как выражение точки зрения «объективного незаполитизированного историка», сумевшего подняться над стереотипами прошлого, будет не совсем корректным. Тем более неправомерно представлять её точку зрения как что-то новое в науке, так как её позицию в России будут считать новой и оригинальной лишь те читатели, которые практически не знакомы с довольно обширной украинской историографией истории Мазепы, разрабатываемой уже более двух столетий и насчитывающей около 2 тысяч публикаций [См.: 32] .

Что касается объективности и незаполитизированности, то именно так подаётся на Украине вся мазепиана сегодня. Во всяком случае, та, что  представлена когортой исследователей-пропагандистов в лице Т. Мацкива, О. Оглоблина, С. Павленко, В. Сергийчука и пр., несмотря на то, что в основе их мотивации лежат конкретные политические цели: «отмыть» Мазепу для эффективного «употребления» в современных условиях в качестве своеобразного «идеала» борца за свободу и независимость Украины.

В свою очередь появление публикации Т. Г. Таировой-Яковлевой, знаменуют, по словам Т. Чухлиба, «отказ от мифов, штампов, стереотипов»  [33]. Причём, не где-нибудь, а в России. Ведь в Украине «мазепинцы» по их искреннему убеждению от мифов отказались давно. Однако если ты отказался от мифов, это не значит, что мифы отказались от тебя. «Творить идеологический миф - не значит врать или обманывать. Миф должен дать простой и понятный ответ на жизненно важные вещи. Без науки он невозможен. Наука без мифа тоже не сможет просуществовать» [34], - говорит по этому поводу украинский историк О. С. Сокирко.  И эта его мысль, безусловно, показывает хорошее знание роли и места мифа в науке и обществе, что для историков, к сожалению, является редкостью. В большинстве случаев они не видят принципиальной разницы между мифом и ложью, выдумкой, иллюзией. Впрочем, санкт-петербургскому профессору такие тонкости социального мифотворчества знать совсем не обязательно. Поэтому её логика довольно проста: «Нет мифа, нет измены, а есть политическая целесообразность» [35].

Так что борьба против одних господствующих в истории «стереотипов» должна привести к победе других стереотипов, вся разница между которыми заключается в том, что власть эти стереотипы утверждает под себя. Под свою мифологию. Под свой интерес. И в данном случае он заключается в воспитании нового поколения украинцев, воспринимающих антирусский проект Украины как данность. Напомним, что важнейшая особенность позиционирования Т. Г. Таировой-Яковлевой от её украинских единомышленников заключается в том, что она распространяет  эти идеи не как заангажированный властью украинский «науковец», а как независимый российский профессор, что само по себе a priori должно создавать ей имидж объективного профессионала. В этом смысле мотив Т. Г. Таировой-Яковлевой не ясен разве что ей самой. Тем, же, кто хочет разобраться в современном феномене Мазепы, нужно выйти за пределы его эпохи и взглянуть на явление шире и глубже. И даже темы многовековой борьбы Украины за независимость в данном случае будет недостаточно, так как сама Украина встроена в ещё больший контекст. Контекст, который покойный С. Хангтингтон обозначил не вполне корректным и самодостаточным, но достаточно ёмким термином «конфликт цивилизаций» [См.: 36].  

Понятно, что в свою очередь конфликт цивилизаций – лишь частный аспект их многовекового взаимодействия. Однако именно в наше крайне непростое время, в эпоху обострения борьбы за передел мира на фоне истощения природных ресурсов, проблема конфликта, борьбы выдвигается на передний план. В этой борьбе побеждают не столько ресурсы, сколько технологии. В том числе, в рамках информационного взаимодействия, победа в котором определяется контролем над имеющими суггестивное воздействие на людей ценностными смыслами. И Мазепу сейчас встраивают в эти смыслы,  дабы, используя его как «архимедов рычаг», чтобы перекодировать смыслы, если не всей православной Руси, то хотя бы самой нестойкой её части. Так, Украина оказалась слабым звеном, страной-ресурсом, которую, подобно консервной банке вскрывают Мазепой как консервным ножом, дабы далее по своему усмотрению употреблять.

Однако где тогда будет «украинский историк» из России профессор Т. Г. Таирова-Яковлева со своим «поиском истины»? И что она об этом знает? 

   

Библиография и примечания

18. Таирова-Яковлева Т. Ук. соч. – С. 143.

19. Бесов А. Г. Ук. соч.

20. Кононенко Є. Олексій Сокирко: Міф без науки неможливий. Як і наука без міфу  [электронный ресурс] / Євгенія Кононенко. – Режим доступа: http://www.mova.info/article.aspx?l1=25&DID=4098

21. і для Петра І, і для Карла ХІІ Мазепа був таким собі гуру (укр.)

22. Кравченко В. Прутський похід. Як Петро І хотів столицю на Азовському морі [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.istpravda.com.ua/articles/2011/07/21/46232/

23. Таирова-Яковлева Т. Г. Иван Мазепа и Российская империя: история «предательства» / Т. Г. Таирова-Яковлева. - М: Центрполиграф, 2011. – С. 247.

24. Бесов А. Г. Ук. соч.

25. Кучма Л. Д. Украина – не Россия / Л. Д. Кучма. – М.: Время, 2004. – С. 28.

26. Махун С., Щипоног Г. Ук. соч.

27. Там же.

28. Там же.

29. Таирова-Яковлева Т. Мазепа. – С. 213.

30. Там же. – С. 90.

31. Махун С., Щипоног Г. Ук. соч.

32. Мазепіана: матеріали до бібліографії (1688–2009) / Упоряд. та авт. передм. О. О. Ковалевська; відпов. ред. О. А. Удод. – К.: Темпора, 2009. — 249 с.

33. Чухлиб Т.  Ук. соч.

34. Творити ідеологічний міф — не означає брехати чи обдурювати. Міф мусить дати просту й зрозумілу відповідь на життєво важливі речі. Без науки він неможливий. Наука без міфу теж не зможе проіснувати (укр..)

35. Бесов А. Г. Ук. соч.

36. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций / Самюэль Хантингтон; пер. с англ. Т. Велимеева, Ю. Новикова. – М.: АСТ, 2005. – 603 с.



Tags: Андрей В. Ставицкий, Мазепа, Украина: Русское пространство, мифы Украины, современный миф
Subscribe
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments