skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого) (skeptimist) wrote,
skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого)
skeptimist

Categories:

Профессура ВШЭ о русском языке и России: аргументы и мотивации



Я не отслеживал реакцию на высказывания профессора и лучшего преподавателя последних лет ВШЭ Г. Ч. Гусейнова по поводу "убогости" и "клоачности" русского языка. И не собирался по этому поводу выступать. Надеюсь, у профессора были свои резоны. А они могли быть самыми разными: вожделенный грант не дали или что-то не то на завтрак съел. А, может, просто утомило засилье необразованных людей в Интернете, которые кинулись писать, что в голову придёт. Однако отмечу, что любой язык велик или убог в зависимости от того, кто им пользуется и какой смысл в сказанное вкладывает. Значит, дело не в языке, а в людях.

Без сомнения Гусейнов отличный специалист в своей области. И филология - одна из них. Но даёт ли степень доктора по филологии право высказывать своё негативное отношение к русскому языку, который лишь инструмент? Не уверен. Ладно, ему не нравится власть. Она мне тоже не нравится, только, скорее, по другому поводу. Понимаю, если достали лезущие в научную сферу чиновники или бытовые неурядицы. Бывает, наболело. Но язык тут при чём? Может тогда проблема в культуре как таковой?

И молчал бы я по этому поводу, если бы не новое выступление ещё одного профессора ВШЭ, который решил обосновать и развить позицию Гусейнова. Это мнение предлагается ниже. Но скажу сначала о своём впечатлении.

Я так и знал, что в качестве аргумента и авторитета будут использованы семиотические наработки Ролана Барта. С самого начала чувствовал. Даже был удивлён, почему сам Гусейнов не ссылается на мнение французского семиолога, оценивавшего язык как инструмент насилия и обосновавшего свою позицию. Действительно, любой, кто ознакомится с аргументацией Р. Барта, скорее всего с ним согласится. С помощью языка можно подавлять и унижать. Но возразим на это: с его же помощью можно возвышать и окрылять.

Сам язык виноват в этом что ли или люди, им пользующиеся?
Однако Барт таковым считал любой язык. Французский, английский, русский... А Гусейнов обрушил свои "филиппики" именно на русский язык. Почему? И не подходит ли в этом случае сама ВШЭ как инструмент подавления, манипуляции, насилия, работающая против России в сфере науки как "пятая колонна" и "мягкая сила"? А если работает, то почему существует?

В своё время после развала Речи посполитой поляки создали на территории Российской империи Кременецкий лицей, где обучались и воспитывались в русофобском духе поляки, руководствуясь целью: вы разорвали нас, а мы через Украину разорвём вас. С началом польского восстания 1830-го года они все поголовно вместе с преподавателями вступили в ряды польских повстанцев. В аудиториях не осталось никого. Но после подавления восстания наученный горьким опытом Николай I этот лицей распустил, а его оборудование использовал ля создания университета в Киеве.

Однако замечу, что Кременецкий лицей содержался за счёт пожертвований самих поляков. А здесь в лице ВШЭ мы имеем аналогичное русофобское учреждение, существующее за государственный счёт и проводящее, где грубее, а где и тоньше, русофобскую политику с целью ослабления и уничтожения России.
Как такое вообще может быть? И как назвать тех, кто во власти считает это нормальным?

Напомню, что когда в октябре в парламенте ЕС приняли очередную резолюцию, уравнивающую СССР с нацистской Германией, у нас вспыхнул повсеместный протест. Даже М. Захарова, считающая Сталина хуже Гитлера, отметилась. Но замечу: разве мы сами не делаем всё, чтобы в мире считали именно так, поощряя "клеветников России", выпускающих книги, фильмы, пьесы, картины? Чего же вы тогда хотите от Европы? Ведь европарламент всего лишь подвёл итог русофобской кампании, которая идёт в РФ с конца 80-х годов. И продолжается. Кто же виноват в этом? Наша власть. Но почему? Вариантов два: либо там сплошные дебилы рулят, либо они сами такие же.

А теперь мнение в защиту Г. Гусейнова ещё одного "лидера мнений" из ВШЭ - профессора С. Медведева, который пытается развить утверждения Гусейнова, полагая, что знает истину лучше, чем тот, и называя русский язык "фашистским". Вот такое незатейливое открытие.

А что вы хотели? Что "фашистским" у нас будут считать только СССР? Ещё чего? Такой дискурс требует развития. Маяковский писал: "Я русский бы выучил только за то, что им разговаривал Ленин". Но почему не обратить его мысль вспять и не заявить, что русский язык нельзя изучать и уважать уже за то, что им разговаривал Ленин. И не просто разговаривал. Эти ребята уже готовят почву под то, чтобы подвести к мысли, что русский язык в силу своей специфики уже формирует убогую по сути, клоачную по содержанию и фашистскую по отношениям среду, где стать каким-то другим, свободным и творческим человеку просто нельзя. "Только крокодилы спасут..."
Если ты, конечно, не обучаешься в ВШЭ.

Тут, правда, самое время выяснить, что они знают про фашизм, который наряду с национал-социализмом является продуктом западного дискурса и западной этики? Ну, да ладно. Об этом как-нибудь потом...
А теперь слово большому знатоку фашистских теорий профессору ВШЭ С. Медведеву.
__

Гасан Гусейнов (Gasan Gusejnov) мне друг, но истина дороже. Я не согласен ни с одним из трех тезисов в его нашумевшем посте:

= ни про недостаток мультикультурализма: как раз Москва – это «столица объединенной Евразии» и один из редких примеров удачной интеграции этносов, религий и языков без образования этнических гетто и анклавов, это неуклонно исламизирующийся и азиатизирующийся город, где скорее мигранты задают новые нормы и стили жизни, и меня это радует, как хорошая шурпа в ночной забегаловке для таксистов у станции «Кунцево», где никто не говорит по-русски. Москва и города-милионники в этом смысле унаследовали одну из немногих хороших черт советского интернационального проекта, который в своих устремлениях не был ксенофобским. Отсутствие бумажной прессы на языках новых мигрантов ни о чем не говорит, поскольку «пресса» как феномен вообще вымывается из нашей жизни, и я на русском языке последний раз держал в руках бумажную «прессу» лет пять назад;

= ни про жесткую языковую политику в Украине: я прекрасно понимаю ее источники (агрессия России против Украины, включая аннексию, оккупацию, гибридную и информационную войну, ускоренный нацбилдинг, чувство угрозы национальной культуре под потоком российской пропаганды), но я считаю, что украинизация должна быть постепенной и ненасильственной, двуязычие – не угроза, а преимущество Украины, и проблема исчезнет сама собой примерно через поколение;
= ни, тем более, про «клоачный язык»: да, происходит примитивизация языка СМИ, пропаганды, особенно телевидения, повседневной речи, но это лишь один из разнонаправленных потоков в языке, и даже этот клоачный язык интересен и достоин изучения и присвоения в духе Зощенко. В той среде, в которой я живу, я этого вообще не замечаю и по мере сил воспроизвожу сложный язык—от фейсбука до лекций и программ на ТВ. Все это существует одновременно, многослойно и разнонаправленно.

Но все это не имеет ровным счетом никакого значения: Гасан может писать те вещи и с такими эпитетами, какие сочтет нужным—каждый имеет право на свободное высказывание, раздражение, провокацию, троллинг, это все модусы интеллектуальной жизни, которая обязана расшатывать границы нормы, задавать вопросы к повседневности и поддерживать градус критического высказывания ради сохранения самого духа скепсиса, критики и сарказма. Еще раз: это всего лишь СЛОВА, а не удар в печень девушке, не сломанная нога бегуна, не тюремные сроки невиновным людям -- реальные акты агрессии и террора, которые требуют консолидированного общественного резонанса.

Реальная проблема не в посте Гасана, а в истерической реакции на него, которая свидетельствует о том, что современный русский язык не клоачный, а фашистский – в том самом смысле, в котором писал об этом Ролан Барт: «…язык как перформация всякой языковой деятельности не реакционен и не прогрессивен; это обыкновенный фашист, ибо сущность фашизма не в том, чтобы запрещать, а в том, чтобы понуждать говорить нечто». И чуть выше: «весь язык целиком есть общеобязательная форма принуждения». На наших глазах за какие-то 6-7 лет, начиная с дела Pussy Riot и блокадного опроса «Дождя», сформировалось квазисоветское по форме и фашистское по содержанию коллективное тело, которое цензурирует, осуждает, требует наказания и главное – принуждает к высказыванию.

За прошедшие годы оно институализировалось, оформилось в общественные организации, группы уполномоченных граждан (ветераны, верующие, казаки, офицеры, матери и др.) и механизмы по написанию доносов и писем в прокуратуру. Есть, конечно, фабрики ботов и блогеры на зарплате, которые сейчас работают по Гасану, но в целом эта речь самозарождается и возгоняется в коллективном теле, ей не нужны деньги и указания, она готова убивать за слова ради воспроизводства своего биологического, органического единства. Именно в этом, в фашистском принуждении к коллективной речи и заключается глубинная клоачность языка, которую вскрыл (возможно, сам того не желая), пост Гасана – клоака внезапно заговорила.

Сергей Медведев

https://www.facebook.com/sergei.medvedev3/posts/10220713078965166 - цинк

Небольшой штришок к портрету автора, для тех кто забыл.



Спасибо за наводку varjag2007su
Tags: Большая игра против России, информационная война, культура, либералы России, мифы Запада, мифы России, наука, образование, современный миф
Subscribe
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 68 comments