мифоистория

«Исследования» Т. Г. Таировой-Яковлевой: как Мазепа будет завоёвывать Россию (начало)

(Серия «Мифы Украины: Мазепа»)

Одним из наиболее важных и значимых «прорывов» в современной мазепиане являются публикации «украинского историка из Санкт-Петербурга», доктора исторических наук Т. Г. Таировой-Яковлевой. Однако связано это не с тем, что она является самым выдающимся исследователем жизни гетмана всех времён и народов, сумевшим внести в его историю нечто такое, чего до неё никто не открывал. Ведь всё, о чём она пишет в той или иной мере уже присутствует в украинской историографии. Просто, благодаря ей, мазепиана сумела создать и развернуть  плацдарм в русском культурном пространстве, дабы растить и множить почитателей гетмана в самой России. А тот факт, что она является представителем российской исторической науки, создаёт впечатление, что эта наука доросла до того, чтобы изучать гетмана по-новому: объективно, взвешенно, всесторонне.

В этом смысле Т. Г. Таирова-Яковлева вполне достойно играет отведённую ей роль, с одной стороны представляя себя сильным, грамотным и объективным исследователем, заинтересованным только в поиске правды, а с другой, выступая как бы со стороны России. И поэтому её позиция выглядит значительно более убедительной, чем у её украинских коллег. Однако, делают русские и украинские «мазепинцы» одно общее дело, цель которого сначала обелить гетмана, а затем его по мере возможности освятить.             



Так, по мнению Т. Г. Таировой-Яковлевой, «Мазепа – личность настолько неординарная и многогранная, что для его изображения нужна вся палитра красок» [1]. И такое отношение к объекту исследования можно только приветствовать, если не считать трёх вытекающих из данного заявления  положений:

1.Тезис о гениальности Мазепы, который пусть не прозвучал так ясно и конкретно, но по сути уже чётко  просматривается. А гения нельзя мерить обычными мерками. Он требует иного отношения. Вне морали, что бы там А. С. Пушкин о гении и злодействе ни говорил [2]. Однако, знание языков, игра на музыкальном инструменте и складывание душевных виршей для шляхетской среды того времени с учётом пика европейской куртуазности не являлось чем-то исключительным. И с этой точки зрения Мазепа принципиально из своей эпохи и среды не выделялся. Он не сделал ничего такого, ни в политике, ни в культуре, за исключением умения ярко подать себя, что вынуждает говорить о нём как об обладателе выдающихся человеческих качеств и исключительных способностей.

   

2.К тому же, каждому учёному ясно, что при грамотном и всестороннем исследовании всю палитру красок необходимо использовать независимо от объекта исследования. Однако, из слов Т. Г. Таировой-Яковлевой получается, что учёный вправе применять разную палитру в зависимости от характера и качества изучаемого объекта, что, безусловно, является  неправильным.

3.С другой стороны данное заявление, по сути, обращено к тем, кто настроен по отношению к Мазепе негативно. Им предлагается найти в гетмане те плюсы, которые позволят уравновесить его образ в их представлениях, что равносильно целенаправленному поиску исключительно позитива.

Собственно, ради этого Т. Г. Таирова-Яковлева и начинала своё исследование. И с данной задачей она прекрасно справилась. Мазепа в её книге предстаёт личностью великой, романтичной, непонятой, исключительно положительной даже там, где совершает совсем неблаговидные поступки, поскольку Т. Г. Таирова-Яковлева всегда находит этому оправдание.

Чего стоят, например такие её строки, в которых «вся палитра красок» сведена к сердечно-голубому свечению: «Прирожденный политик, одаренный полководец и дипломат, человек отважный, честолюбивый и целеустремленный – он был олицетворением  украинского духовного возрождения и расцвета казачества. Поэт и философ, прекрасно образованный, с прозорливым и насмешливым умом, он двадцать лет успешно лавировал в океане политической борьбы, оставаясь у руля Украины. Как любая выдающаяся личность, он, разумеется, возбуждал зависть и ненависть врагов. Пережив множество предательств и доносов, он практически никому не открывал свою душу. И лишь по немногим дошедшим до нас произведениям Мазепы можно угадать в нем тайного романтика, в сердце которого кипели тщательно скрываемые страсти и мечты» [3].    

Поразительно, какой взрывной потенциал заложен в данном отрывке. Ведь ясно, что тот, кто является «олицетворением  украинского духовного возрождения», для Украины должен значить никак не меньше, чем Данте и Леонардо да Винчи для Италии. К тому же в нём даётся ненавязчивая модель  объяснения причин наличия у Мазепы такого количества врагов, которая сводится к известному мифу о Моцарте и Сальери, гению и завистливой, не понимающей его толпе.

Не случайно в своей работе А. Г. Бесов записал: «Кажется, ещё немного и Т. Г. Таирова-Яковлева «затмит» Мазепой и Петра I» [4]. И действительно, согласно Т. Г. Таировой-Яковлевой, Мазепа в политике был «Моцартом», а «Сальери» сидел на российском троне в Санкт-Петербурге и ждал только случая расправиться с ним. В самом деле, подумаешь об этом, и сразу хочется воскликнуть: «Вы, жадною толпой стоящие у трона, / Свободы, Гения и Славы палачи! / Таитесь вы под сению закона, / Пред вами суд и правда - всё молчи!». Ах, почему М. Ю. Лермонтов назвал своё стихотворение не «Смерть Мазепы»? Хотя с другой стороны, ведь сказано у Т. Г. Таировой-Яковлевой, что Мазепа был поэтом и философом. И написал он, наверняка, много чего великого, романтического, мечтательного, но, к сожалению, крайне мало что сохранилось («лишь по немногим дошедшим до нас произведениям Мазепы…»). Враги сумели добраться до его архивов, и что могли – уничтожили. Но, несмотря ни на что, Т. Г. Таировой-Яковлевой удалось реконструировать образ гетмана таким, каким он был на самом деле. За что ей честь и хвала.     

Однако можно взглянуть на это и с другой стороны. И тогда придётся констатировать, что приведённые выше цитаты при внимательном её анализе наглядно показывают, что, осознанно или нет, но Т. Г. Таирова-Яковлева использует в своей работе те принципы, которые свойственны не науке, а тем, кто, манипулируя чужим сознанием, работает в режиме NLP [5].

Особенно бросается в глаза при чтении «Мазепы» Т. Г. Таировой-Яковлевой то,  как, не забывая о гетмане, уважаемый профессор из Санкт-Петербурга представляет себя перед читателями. В частности, во введении к книге она ясно даёт понять, что лучше всех сумела изучить Мазепу и его эпоху, о чём свидетельствует следующий пассаж: «Нагромождение мифом и штампов настолько плотно окружают фигуру Мазепы, что его негативно оценивали даже самые выдающиеся историки Украины, прославившие в своих трудах эпоху Гетманщины, - Николай Костомаров и Михайло Грушевский. Правда, оба они только поверхностно обращались к гетманству Мазепы, не изучали его серьезно и ограничивались первым тенденциозным впечатлением без глубокого анализа источников» [6].     

Из данного отрывка, в частности, следует, что:

- никто, кроме Т. Г. Таировой-Яковлевой личности Мазепы так и не понял, и лишь она оказалась свободной от мифов и штампов;

- даже Н. И. Костомаров с М. С. Грушевским, несмотря на их заслуги перед Украиной, изучали историю гетмана несерьёзно и поверхностно, избегая «глубокого анализа»;   

- те, кто оценивает Мазепу негативно, просто не владеют информацией или неспособны логически мыслить; находясь в плену мифов и штампов, они не могут рассматривать источники глубоко и объективно, не в состоянии всесторонне осмыслить имеющийся в их распоряжении материал и, значит, их исследованиями можно пренебречь. 

В связи с этим следует отметить, что даже, если бы Т. Г. Таирова-Яковлева в течение всей своей научной карьеры «сидела» на эпохе Мазепы и была бы абсолютно «в теме», делать подобные обобщения по отношению к другим исследователям с её стороны было бы не корректно. Но, ведь известно, что и свою кандидатскую диссертацию, и докторскую петербургский профессор посвятила не эпохе Мазепы и Северной войны, а Руине. А темой Мазепы, как она сама признаётся, Т. Г. Таирова-Яковлева занялась почти случайно, по предложению других заинтересованных сторон.

Однако, чем её заинтересовал гетман войска Запорожского? И каким образом ей удалось за считанные годы превзойти всех других исследователей  по глубине содержания? Может, петербургского профессора тянуло к Мазепе всю жизнь, и увлечённая его драматической историей, она тихо собирала материалы, чтобы  потом поразить всех своей осведомлённостью? Нет. В одном из интервью сама Т. Г. Таирова-Яковлева откровенно говорит, что она Мазепой сначала заниматься не собиралась. «Честно говоря, он меня никогда особо не привлекал. Но попросили написать статью» [7], - рассказывает она корреспонденту. А дальше, как говорится в одном анекдоте: «вдруг как попёрло». Одним словом, заангажированность сделала своё дело. А украинские правительственные награды и внимание к «российскому» профессору со стороны В. А. Ющенко лишь подтверждают это.

В самом деле, обе её диссертации Т. Г. Таировой-Яковлевой написаны по Руине. Но ситуация с Украиной такова, что сама актуализировать тему Руины украинская «элита» не будет ни при каких обстоятельствах, потому что уж слишком тема острая для неё. Ведь, занимаясь «руинами» в истории Украины  несложно заметить, что они возникали как раз тогда, когда Украина получала хоть какую-то самостоятельность, а получив её, начинала целенаправленно заниматься самоуничтожением, когда «украинцы» «катували» [8] друг друга с помощью поляков, русских, турок и татар.

Так, в 1657 году после смерти Б. Хмельницкого раздоры внутри казацкой старшины, пытавшейся в борьбе за власть опираться на разные внешние политические силы, привели к великой Руине 1657-1687 годов. Попытка утвердить сначала самостоятельность, а затем «нэзалэжнисть» посредством Центральной Рады, Гетьманата и Директории привели к тяжелейшим последствиям для страны. Третья Руина разворачивается на Украине сейчас. При этом уточним, что, если в первых двух случаях  весьма существенную роль сыграл внешний фактор, на который можно списать неудачи украинских патриотов хотя бы отчасти, то в третьем случае следует пенять только на самих себя. И хотя Украина ни с кем эти двадцать лет не воевала, её состояние таково, словно её разгромили, завоевали, оккупировали, изнасиловали и разорили.

Однако кто это мог сделать? Не трудно догадаться. Так, что для украинских элитариев вспоминать о Руине, всё равно, что указывать на себя пальцем, как на главных виновников наших бед. А вот тема Мазепы – светлая, оптимистичная и для «патриотов» комфортная, так как позволяет им увести от проблем сегодняшнего дня и заодно создать для себя образец для подражания. И кто после этого скажет, что последние работы Т. Г. Таировой-Яковлевой не ангажированы? Ведь, где бы она была со своей Руиной и кто бы о ней знал, кроме узких специалистов? А Мазепа своим светлым проникновенным образом, созданным не без её участия, её, судя по всему, не только ведёт в сказочные исторические дали, но и кормит. 

Ещё одним достоинством работ санкт-петербургского профессора, по мнению украинских журналистов, является то, что «Т. Таирова-Яковлева не выписывает готовые рецепты, а позволяет читателю самому переосмыслить историю, опираясь на всю сумму фактов и реальных документов, а не зашоренных оценок – от неправедной хулы до бойких панегириков» [9].

В связи с этим следует сказать, что сама по себе принадлежность к российской исторической науке создаёт впечатление, что, занимаясь Мазепой, Т. Г. Таирова-Яковлева заинтересована только в поиске истины и руководствуется исключительно принципом объективности. Следовательно, уличать её в обратном - просто неприлично. Однако у её оппонентов есть основания полагать, что петербургский профессор выступает не с позиции строгой научной практики, требующей рассматривать всю совокупность версий и фактов на предмет их максимальной обоснованности, как заявляют её поклонники, но обслуживает одну из существующих по данной теме доктрин.

И пусть место жительства и работы Т. Г. Таировой-Яковлевой читателей не удивляет. Аспирантура в Канадском институте украинских исследований и стажировка в Гарвардском институте украинских исследований, курируемых украинскими националистами, видимо, сделали своё дело. К тому же, по информации в интернете спонсорами её «российско-канадско-украинских исследований» выступили Канадский институт изучения Украины (Canadian Institute of Ukrainian Studies (CIUS)) – «Программа Ковальских по изучению Восточной Украины» (Kowalsky Program for the Study of Eastern Ukraine), Американское научное общество имени Шевченко (Shevchenko Scientific Society of America) и Папский институт средневековых исследований (Pontifical Institute of Mediaeval Studies (PIMS)», также известные своей антирусской и антиправославной направленностью. 

Помимо этого, сама Т. Г. Таирова-Яковлева ссылается на  украинские и российские гранты, получаемые ею для исследований, что как бы подразумевает, что её объективная научная позиция устраивает обе стороны. Однако, на этот счёт имеются серьёзные сомнения.

При этом оговорим: мы не можем возражать относительно её права на выражение и отстаивание той или иной позиции. И не предъявляем ей претензии насчёт грантов. В данном случае это её полное право. Мы выступаем против того, чтобы свою позицию Т. Г. Таирова-Яковлева подавала как научную и объективную, отражающую интересы не только одной Украины, но также Руси и России. Поэтому тот факт, что она получала российские гранты, включая даже президентский грант, как молодой профессор, говорит не о научной ценности её изысканий и уж конечно, не об её объективности, но лишь о стратегической позиции российской власти, не вполне осознающей свой национальный интерес.   

Впрочем, сторонники санкт-петербургского историка выдвигают ещё одно преимущество её «исследований». Так, по мнению украинских журналистов, «Т. Таировой-Яковлевой, как опытному архивисту, удалось добиться многого в демифологизации образа великого гетмана» [10]. Однако данное утверждение лишь показывает, что петербургский историк и её украинские поклонники в современном мифе совсем не разбираются. А чтобы бороться с мифами, недостаточно быть «архивистом», пусть даже «опытным», но требуется знание природы и механизма мифотворчества. В противном случае архивист сталкивается с тем явлением, которое просто не распознаёт. Однако отчего тогда журналисты об этом пишут? Дело в том, что о «мифах и штампах», которые приравниваются ко лжи, начала писать сама Т. Г. Таирова-Яковлева. Но то, что простительно журналистам, в силу их манипулирования устоявшимися «штампами» и недостаточного специального образования, не очень понятно у профессора. Получается, сама Т. Г. Таирова-Яковлева вовсю использует свои «мифы и штампы», распознавая и негативно оценивая, правда, только чужие.

Несмотря на эти обстоятельства, среди украинских журналистов и историков есть такие, которые считают, что «Т. Таирова-Яковлева действительно творит революцию в российско-украинских отношениях», помогая Мазепе завоёвывать Россию [См.: 11]. Однако, в чём это заключается, не раскрывают. Скорее всего, речь идёт о том, что «объективный» и «незашоренный» взгляд Т. Г. Таировой-Яковлевой на спорные исторические события общей российско-украинской истории должен существенно улучшать российско-украинские отношения. Но есть основания полагать, что подобная оценка не соответствует действительности, поскольку общая задача санкт-петербургского профессора заключается не в этом. Её роль в войне за прошлое - работать на утверждение взглядов, одобряющих действия Мазепы. Он должен быть понят и оправдан. Но в данной истории так не будет, потому что смысл оправдания гетмана лежит за пределами истории. Значит, данный вопрос «отмыванием» Мазепы не исчерпывается, так как оправдание гетмана автоматически означает и оправдание шведской интервенции, а также осуждение тех, кто имел наглость выступить против неё, защищая свою землю. Следовательно, враги Мазепы, боровшиеся с оружием в руках против шведов и их пособников, на Украине автоматически должны быть признаны врагами Украины.

В этом смысле история Северной войны и проблема позиционирования её участников зеркально отражает ситуацию с Великой Отечественной войной и отношением к ней в свете противостояния современных наследников советских борцов против нацистской Германии и «воякив» ОУН-УПА. Ведь признание оуновцев борцами за свободу Украины и воюющей стороной означает и признание советских солдат оккупантами. И поэтому, хотя мы всецело за то, чтобы историей занималась исключительно наука, понимание того, что науке никто не позволит выносить по данным вопросам окончательное решение, для нас вполне очевидно. Для политиков это слишком важно. Впрочем, для каждой страны и цивилизации тоже. Значит, если человек: обыватель, политик или историк - исходит из признания единства русской цивилизации, реабилитация Мазепы для него неприемлема.        

Кстати, тем, кто считает, что культ Мазепы наиболее полно отражает ценностные представления украинского общества, следует знать, что утверждение нового «незашоренного» взгляда на Мазепу, по которому «предательство» становится аналогом геройства, доблести и государственного подхода к управлению страной,  на самом деле крайне опасно для самой Украины,  как целостного государства. Ведь она утверждает ту модель политики, которая позволяет в будущем обосновать её расчленение, когда новые региональные кравчуки, петлюры, ющенки и мазепы воспользуются её слабостью, почувствовав, что наступил их час, и начнут заключать свои сделки с наиболее сильными из субъектов глобализации. Но «мазепинцы» стараются на этом внимание читателей не акцентировать. А зря. И потому критика подобных исследований неизбежно усиливается.

Впрочем, по поводу критики, Т. Г. Таирова-Яковлева отметила, что её «ругают в основном в Украине — на экстремистских сайтах» [12]. И в связи с этим  необходимо кое-что разъяснить. 

1.В том, что её творчество более известно на Украине, чем в России, ничего удивительного нет. Ведь для российских исследователей эта тема не ангажирована, и поэтому ею мало кто занимается. А вот для Украины она и интересна, и важна, и значима.

2.Что касается критики её исследований, отметим, что в данном случае слово «ругают» к позиции санкт-петербургского историка не подходит уже потому, что никто Т. Г. Таирову-Яковлеву ругательными словами не обзывает и на личности не переходит. Но критике подвергают. И не её саму, а её книги. Критике обоснованной и по существу. В концепции и в деталях. Критике, которая ставит под сомнение рекламируемые ею же её  профессионализм и неангажированность, показывая, что Т. Г. Таирова-Яковлева не стремится к научной объективности, а обслуживает ту идею, которую ей сумели внушить сотрудники американских институтов украинских исследований. И скрыть ей данный факт от исследователей её творчества не удалось. Возможно, поэтому санкт-петербургскому профессору проще ассоциировать противоположную её позиции точку зрения с «экстремистской». Хотя для учёного такой подход этически некорректен, а практически недопустим. Тем более, если учесть, что  упомянутыми Т. Г. Таировой-Яковлевой т. н. «экстремистскими сайтами» являются сайты, отстаивающие принципы русского культурного и информационного единства, защищающие права русских и русской культуры в украинском государстве.

В связи с этим уместен вопрос: на каком основании она считает данные сайты экстремистскими? С чьих слов? Разве на них звучат угрозы физической расправы и призывы к разжиганию межнациональной розни? А критика её творчества на них в основном проводится корректно, грамотно, профессионально. Но сам факт того, что санкт-петербургский профессор представляет своих оппонентов дремучими и ностальгирующими по имперскому прошлому России совками, экстремистами и маргиналами, говорит о многом. В частности о том, что подобные эпитеты не только выдают её отношение к русской идее, но и позволяют не отвечать на звучащую критику, делая вид, что её не существует.

Причём, такой подход тем более удобен, что помогает ей избежать серьёзной дискуссии, к которой санкт-петербургский профессор явно не готова. В этом смысле чего стоит хотя бы развёрнутый анализ текстов Т. Г. Таировой-Яковлевой на предмет их исторической достоверности, который предпринял в ряде своих статей украинский историк А. С. Каревин [См.: 13]? Ведь даже его публикаций достаточно для того, чтобы уличить автора, как минимум в небрежности, если не в элементарном незнании той эпохи, которую она пытается освещать. А с учётом того, что санкт-петербургский профессор во введении даёт понять, что изучила данную эпоху лучше своих предшественников, эта критика становится для её научного имиджа просто уничтожающей. 

Однако мы не будем касаться многочисленных «ляпов» уважаемого  профессора, подмеченных А. Г. Бесовым [См.: 14], А. С. Каревиным, К. В. Грибачем [См.: 15], С. Кондаковой [См.: 16] и др.. Но рассмотрим те аспекты её работ, которые раскрывают концептуальные основы её «исследования» и выявляют механизм его подачи, позволяя ей приходить к выводам, далёким от научной объективности, но зато хорошо работающим на мазепинскую доктрину.

В связи с этим, в первую очередь следует отметить ту лёгкость, с которой Т. Г. Таирова-Яковлева путает или подменяет термины и названия, которые на первый взгляд можно считать не принципиальными. Но зато в дальнейшем это позволяет ей «доказывать» то, что при соблюдении научной добросовестности, она просто не смогла бы сделать. В частности, она почему-то постоянно именует Русское государство 1687 года Российской империей, хотя империей Россия будет названа в 1721 году, а Киево-Могилянский коллегиум XVII века – академией, тогда как академией он станет лишь в 1701 году. Конечно, на это можно не обращать внимания. Однако на подобных системных подменах строится вся методология украинской историографии. И Т. Г. Таирова-Яковлева её просто импортирует в Россию.

В основе её - классическая цепочка подмен, когда маленькое смысловое смещение рождает большую историческую ложь с далёкими политическими перспективами. Примером тому может служить опыт создателя этой методологии и заодно основателя «украинской исторической школы» М. С. Грушевского, который сумел «открыть» на месте Руси Украину путём её банального  переименования. Этим же путём, только применительно к эпохе казачества, вслед за другими грушевцами и мазепинцами идёт Т. Г. Таирова-Яковлева. В результате у них «Коломакские статьи», в которых казакам подтверждаются вольности и права, становится межгосударственным договором, а Войско Запорожское становится Гетманатом [17]. Гетманат – объявляется государством. Государство – это Украина. Украина – это не топоним, а этноним, то есть территория, где живёт и всегда жил отдельно от русских народ украинский. И территория его охватывает не небольшое пространство среднего Поднепровья, как это было в XVII веке, а всю современную Украину от Курска до Севастополя и от Дуная до Дона, если не дальше.

Библиография и примечания

1. Таирова-Яковлева Т. Мазепа. – М.: Молодая гвардия, 2007. – С. 6.

2. Имеется в виду высказывание А. С. Пушкина, который устами Сальери утверждает, что «гений и злодейство – две вещи несовместные» («Моцарт и Сальери»)

3. Таирова-Яковлева Т. Ук. соч. – С. 6.

4. Бесов А. Г. Мазепиана Т. Г. Таировой-Яковлевой  [Электронный ресурс] / А. Г. Бесов. – Режим доступа: http://www.fondsk.ru/news/2011/07/28/mazepiana-tg-tairovoj-jakovlevoj.html

5. Нейролингвистическое программирование (НЛП, от англ. Neuro-linguistic programming, NLP) — направление в психотерапии и практической психологии, основанное на технике моделирования поведения людей, добившихся успеха в какой-либо области, и наборе связей между формами речи, движением глаз и тела и памятью, позволяющей добиваться высокого уровня суггестивного воздействия на сознание людей. Основано на манипулятивных технологиях. Активно используется в политике, системе продаж и при соблазнении.  

6. Таирова-Яковлева Т. Ук. соч. – С. 5.

7. Махун С., Щипоног Г. Татьяна Таирова-Яковлева: Отступить от исторических стереотипов [Электронный ресурс] Сергей Махун, Ганна Щипоног. - Режим доступа: http://www.zn.ua/3000/3150/64457/

8. катувалі (укр.) - пытали

9. Махун С., Щипоног Г. Ук. соч.

10. Там же.

11. Чухлиб Т. Мазепа продолжает завоевывать Россию [Электронный ресурс] / Тарас Чухлиб. – Режим доступа: http://www.day.kiev.ua/207768

12. Махун С., Щипоног Г. Ук. соч.

13. Каревин А. Бездна невежества: «нетрадиционная» российская история Мазепы  [Электронный ресурс] / Александр Каревин. – Режим доступа:  http://www.iarex.ru/articles/3759.html; Каревин А. Ещё одна бездна невежества: русская апология Мазепы опять не удалась » [Электронный ресурс] / Александр Каревин. – Режим доступа: http://www.regnum.ru/news/analitics/1440910.html; Каревин А. Мазепа в ЖЗЛ: парад ошибок, и торжество идеологической целесообразности// [Электронный ресурс] / А. Каревин. – Режим доступа: http://fraza.ua/zametki/09.04.09/66694.html и др.

14. Бесов А. Г. Ук. соч.

15. Грибач К. Мазепа - пламенный ли патриот? или Непредсказуемая предсказуемость [Электронный ресурс] / К. Грибач. – Режим доступа: http://www.og.com.ua/gribach.php

16. Кондакова С. Перехитривший сам себя. Рецензия на книгу Т. Таировой-Яковлевой «Мазепа» [Электронный ресурс] / С. Кондакова. – Режим доступа: http://www.og.com.ua/st1551.php

17. У Т. Г. Таировой-Яковлевой – «Гетманство».



promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…