мифы Украины

ПИЩА БОГОВ (фрагмент 2-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ")



Выбравшись на людную улицу, Дольский снова встретил Незнакомца, который увлёк его в трактир, где в непринужденной обстановке за трапезой у них началась беседа о еде.


Когда первые блюда были съедены, Незнакомец, выпив немного красного вина, откинулся на спинку стула и, оценивающе посмотрев на Дольского, резонно заметил:

– Можешь не спешить. Когда люди наслаждаются едой, время значения не имеет. И если ты не боишься, что у тебя кто-то отберёт твою пищу, можно расслабиться и воспринимать процесс, как трапезу, а не как глотание. Здесь же будь спокоен, никто у тебя сейчас ничего не отберёт. И не забывай: в какой-то мере человек отличается от животного тем, как он ест, с какой целью, какой смысл в еду вкладывает.

– А какой смысл может быть в этом, кроме насыщения? – спросил рассеянно Дольский.

– Темнота, – сокрушённо вздохнул Незнакомец. – С кем только приходится работать. В данном случае я просто имею в виду, что раньше люди ели иначе. И вкладывали в еду совсем иной смысл.

– Да, времена теперь другие, – согласился с ним Дольский. – Мы всё больше не едим, а заглатываем. Еда как трапеза не идёт.

– Вот именно. Я имею в виду, что потребление пищи – не просто органическое действо, а культурный процесс.

– Конечно, надо уметь правильно есть, – сказал Дольский, осматривая зал блуждающим взглядом.

– Да я не об этом. Речь идёт о том, чтобы вести себя по отношению к еде как к символическому миру. Для древних символическим центром и средоточием мира был общий племенной котёл, а приготовление в нём пищи воспринималось как вселенский, космический и даже магический акт. Еда для них была Даром Божиим, а трапеза представлялась как воспроизведение космического Первоначала. Так всё сосредоточивалось и крутилось вокруг еды, потому что само приготовление пищи для них уже являлось космическим актом Творения.
Незнакомец откинулся на спинку кресла. Взгляд его стал тяжёлым, а речь размеренной.

– Не случайно многие физики акт зарождения мира, когда в результате гигантского взрыва он представлял собой плотное скопление всевозможных космических тел, описывают как некий космический суп. Бульоном, собственно, когда Вселенная начнёт обратно сжиматься, всё и закончится.

– И какое отношение это имеет к нам с тобой? – поинтересовался Дольский.

– Пока никакого. Я просто хотел сказать, что раньше еда воспринималась как один из ритуалов, на которых держится мир.

– Но, что бы ни говорили о первичности души, – возразил Дольский, – я убеждён, что когда человеку нечего есть, он волком будет бежать, пока не настигнет добычу.

– Конечно, – согласился Незнакомец. – Но когда еда есть, человек не будет её просто пожирать, как голодный хищник. Нет. Он сотворит с нею действо. И освятит его облачённым в ритуал мифом.

– Не думаю, что это так было важно, – усомнился Дольский.

– Потому что не знаешь, – засмеялся Незнакомец. – Для древних две вещи: храм и ритуал – служили священными опорами космоса, поддерживающими мир. И если вдруг по какой-то причине в ритуале будет допущена ошибка, то мир лишится благословения и погибнет, потому что будет разрушена связь между реальностью и миром, существование которого зависит от Неба и Святой земли. Для них это всё равно, что убрать мировые опоры; выдернуть черепах и слонов из-под плоской, как чаша, Земли. И неважно, по какой причине произойдёт этот разрыв: вследствие заблуждения или изгнания, но в любом случае для мира, народа, государства это будет полной космической катастрофой. Как падение гигантского метеорита или гибель Атлантиды. Так для евреев Исход был возвратом к хаосу, разрушением, отлучением от божества, столь же катастрофическим явлением, как всемирный потоп. «Мир распался. Сам Бог был в изгнании. Из жизни мы сошли в смерть». Вот как это звучало для них.

Этим, возможно, объясняется сакральное отношение к любой пище, – продолжил говорить Незнакомец, отрезая себе кусочки мяса и отправляя их один за другим в рот. – Для древних еда сама по себе священна. Пища – дар Бога, знак судьбы, продукт тайны, созданный в результате космических ритмов рождения и смерти. И потому тот, кто не поблагодарит за неё Бога и не перекрестит её согласно обряду, может оказаться во власти дьявола, который вполне может с не перекрещённой пищей попасть в человека и завладеть его душой. Как это было, например, с одной из одержимых монахинь в Лудене .

Для посвящённых, – Незнакомец отпил немного вина из бокала, – учителей, мастеров, наставников – даже потребление пищи становилось средством обучения, когда питание тела совершается одновременно с питанием души. Ведь еда – тоже путь. Способ постижения сакрального, где отказаться от пищи, которую предлагает учитель, всё равно что отказаться от обучения, в котором ученику надо научиться извлекать священные искры из каждого кусочка пищи. И здесь особенно важным является соответствие уровня пищи духовному уровню, достигнутому в пути. Чем выше поднялся идущий по Древу Жизни , тем более низкое место в пищевой цепочке занимают продукты, которые он употребляет.

– И какая здесь связь? – спросил, расправляясь с салатом, Дольский.

– Простая. По их представлениям, поедая пищу, мы общаемся с Космосом и с богами, даровавшими нам её. Посредством пищи мы соучаствуем в жизни высшей реальности, ибо, питаясь, поглощаем то, что есть часть Мира. Часть Бога. Ведь в чём-то пища должна быть Богом. А Бог – едой.

– По-моему, что-то в этом есть неприличное, – заметил Дольский. – Или мне так кажется?

– Но в «Упанишадах» же сказано, что пища есть Бог, – возразил Незнакомец, доливая себе в бокал красного вина. – И не об этом ли говорил Христос на тайной вечере?

– Ну, хорошо, – согласился Дольский, – Но если Бог является нашей пищей, то почему бы не предположить, что и мы питаем его?

– Логично, – Незнакомец согласно покачал головой, не прекращая работать челюстями. – Ведь в мире всё взаимосвязано. Всё, что в мире существует, есть пища чего-то ещё. Любая жизнь – от микробов до слонов и китов – вертится вокруг пищи, которая в самом общем смысле есть взаимообмен. Сплошная пищевая цепочка. Жизнь растёт, потребляя. И сейчас ты потребляешь не только мясо, паштеты и салаты, но и то, что я говорю, – Незнакомец засмеялся. – Мудрость, выращенная на усилии души – вот настоящая пища ищущих. Кстати, мало кто знает, что название «симпозиум», которое сейчас воспринимается как собрание ученых с чтением и обсуждением научных докладов, можно перевести с древнегреческого как философские беседы во время трапезы.

Не случайно у Платона этот диалог был переведён как «Пир». Другое слово – цех, – ставшее названием средневековых организаций ремесленников в городах, по сути, также означает совместный пир, трапезу. Естественно, для людей того времени трапеза была не просто средством насытить свой желудок. Для них она являлась способом единения, приобщения, распознавания своих и чужих; способом приобщить и принять. Ничто так не объединяет, как совместно принятая еда. Давая пищу кому-то, преломляя её с человеком, ему давали понять, что принимают его в общину и берут под свою защиту. Поделиться пищей значило фактически породниться. Сделать человека своим.

– А как тебе понравится другой вариант, который у Фрейда описывается как совместное поедание отца? – вдруг спросил Дольский.

– Да, – Незнакомец слегка почесал кончиком безымянного пальца себя за ухом. – У него есть такая работа: «Тотем и табу», где подробно описывается эта культовая процедура. По Фрейду получается так, что изначально отец сам владел всеми женщинами, и, когда его сыновья становились достаточно взрослыми, чтобы вызвать его ревность, он изгонял их. Так было, пока однажды изгнанные сыновья не убили его. И затем съели папашу и присвоили его женщин. А так как для Фрейда бог есть своеобразный сублимированный физический отец, то именно бога убивают и приносят в жертву в тотемическом жертвоприношении. По его мнению, это убийство бога-отца является первородным грехом человечества, но пролившаяся кровь Христа искупает его.

Впрочем, – Незнакомец победно осмотрел заставленный блюдами стол, – я думаю, что это не лучший пример.

– Почему? – усомнился Дольский. – Я слышал, что в начале века эту книгу считали чуть ли не священным писанием для интеллигенции.

- Не лучший пример, потому что в ней у Фрейда много вранья и примеры притянуты за уши. Современные Фрейду этнологи Риверс, Боас, Шмидт, Малиновский тщетно пытались показать абсурдность его утверждений, поскольку тотемизм не стоит у истоков религии. У Фрэзера показано, что из многих сотен описанных им тотемических племён только четырём был известен подобный обряд. А торжество этой гипотезы объясняется не правотой аргументов, но победой психоанализа над другими психологическими теориями и феноменальной модой на него. И только. Поэтому, скорее всего, за этим стоит типичная для того времени неудовлетворённость интеллигента традиционным христианством в сочетании с необъяснимым чувством вины, как если бы он сам убил Бога, в которого не мог верить, но отсутствие которого не мог вынести.

– А Христос? «Сие есть тело моё», – напомнил Дольский.

– А гуситы в Чехии, – подхватил Незнакомец, – поднявшие восстание из-за того, что по католическому обряду во время причастия им давали хлеб, тело Христово, но не давали вино, его кровь, на которую у католиков имели право лишь священники. Разумеется, это лишь одна из причин. Но всё же. Просто, говоря о Фрейде, я ведь имею в виду реальный пример, а не церковный ритуал, освящённый именем Христа.

Вообще получается, – Незнакомец перестал жевать, на секунду задумавшись, – что люди питаются мёртвым, а боги питаются живым. Едят жизнь и растут ею.

Фрагмент романа предваряет рисунок автора.

Предыдущие фрагменты романа Андрея В. Ставицкого «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»:

Обложка романа "Седьмая печать»" http://skeptimist.livejournal.com/235149.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-1 http://skeptimist.livejournal.com/248742.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-2 http://skeptimist.livejournal.com/248980.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-3 http://skeptimist.livejournal.com/249298.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-4 http://skeptimist.livejournal.com/249507.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-5 http://skeptimist.livejournal.com/249602.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-6 http://skeptimist.livejournal.com/249900.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-7 http://skeptimist.livejournal.com/250345.html
ОПЕРАЦИЯ (фрагмент романа "Седьмая печать") http://skeptimist.livejournal.com/250372.html
ВЕСТНИК (фрагмент 1-й главы романа Седьмая печать") http://skeptimist.livejournal.com/259261.html
ЗОВ (фрагмент 1-й главы романа "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/260332.html
АВАРИЯ (фрагмент 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "Седьмая печать") http://skeptimist.livejournal.com/269225.html
НАЧАЛО (фрагмент из 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/270473.html
СВЕЧА (фрагмент 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ) http://skeptimist.livejournal.com/275958.html
КНИГА-ПЕРЕВЁРТЫШ (фрагмент из 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/272359.html
SELVA SUBTERRANEA (фрагмент 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/276739.html
ПОЛЁТ (фрагмент 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/284185.html
РОМАН "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ": СТРУКТУРА КНИГИ http://skeptimist.livejournal.com/293305.html
ПРЕДСКАЗАНИЕ (фрагмент 2-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/304553.html
ПЕРЕКРЁСТОК (фрагмент 2-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/312872.html

promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…