skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого) (skeptimist) wrote,
skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого)
skeptimist

Category:

История Византии: опыт для нас



Блогер ryboved по-своему попытался разобраться в феномене Восточно-Римской, Ромейской или Византийской империи, которая на тысячу лет пережила Западную Римскую.
И хотя не со всем в тексте можно согласиться, читать интересно.
Со своей стороны отмечу то, что плохо в тексте просматривается, несмотря на намёки.

1) Историки-византинисты заявляют, что многое в истории России становится понятней через призму Византийской истории. И это правда. Особенно, когда речь идёт о бюрократии. Очень много схожего. Наследие Византии преследует Россию и особенно её систему управления как рудимент, генетическое проклятье и вирус.

2) История Византии много даёт для понимания современных процессов в ЕС, т.к. в ЕС видны схожие проблемы. Как минимум: господство чиновников внутри с мощной коррупционной составляющей и внешняя угроза с Востока в лице исламских беженцев.

3) История Византии - это история деградации, когда наследие Рима добило великую державу, несмотря на перемены. И нам стоит присмотреться к ней повнимательней по принципу смотрите Византию - видите Россию или Европу со всеми их проблемами.
Ну а теперь вернёмся в исходному тексту.
___

Многие думают, что Римская империя погибла в V веке нашей эры под ударами полчищ варваров. Мол, вандалы взяли Рим, поломали статуи императоров, а на стенах Колизея написали матерные слова, и после этого Римской империи, якобы не стало. Так вот, эту сказку придумал король франков Карл Великий в VIII веке, чтобы объявить себя императором. На самом же деле Римская империя никуда не делась и во времена Карла вполне себе существовала. Столица ее была перенесена в Константинополь за столетие до нашествия вандалов на Рим и продолжала пребывать там в целости и сохранности аж вплоть до 1204 года.



Карл в свое время много приложил усилий, чтобы доказать, что константинопольский император - не настоящий. И судя по всему, ему это блестяще удалось, ведь современные историки тоже не хотят признавать государство со столицей в Константинополе за Римскую империю и называют Византией. Хотя грозный франк уже больше тысячи лет как в могиле и прогибаться перед ним вроде бы нет в никакого резона.

Впрочем, в чем-то Карл прав. Византия - это действительно совсем другое государство и совсем другое общество, принципиально отличающееся от Римской империи Траяна и Нерона. Если вспомнить, чему учили в в советской и постсоветской школе, то отличия и правда должны быть очень глубокие. Ведь Древний Рим и Византия принадлежат к разным общественно-экономическим формациям: рабовладельческой и феодальной, соответственно. Однако если копнуть немного глубже, то окажется, что все не так просто.

Изучая прошлое, можно иногда разглядеть контуры будущего. Во всяком случае одного из возможных его вариантов. По многим признакам видно, что мы подошли сейчас к такой точке, за которой угадывается будущее, чем-то напоминающее Византию. Много раздается голосов, призывающих заморозить развитие цивилизации, материальное потребление и даже остановить рост самой человеческой популяции. Все это очень похоже на то, что уже было.

Вот тут нам придется сделать небольшое отступление в исторический материализм.

Всем хорошо известно, что вся история человечества подразделяется на пять этапов, соответствующих господствующему социальному строю: первобытно-общинный, рабовладельческий, феодальный, капиталистический и, наконец, коммунистический. Эти этапы, принято называть еще формациями. Коммунистическая формация размещена где-то в будущем, о ней рассуждают обычно в фантастическом ключе. Что такое капиталистическая формация, всем вроде более или менее понятно, мы при ней живем и можем наблюдать воочию.

Считается, что в классические времена Римской империи была рабовладельческая формация, а в Византии, стало быть - феодальная. Однако эта концепция формаций в массовом сознании слишком вульгаризировалась. Привычные шаблоны слишком плохо вписывается в известные факты и порождают больше вопросов, чем ответов.

Считается далее, что сущность производственных отношений при феодализме состоит в том, что главное средство производства - земля находится в собственности феодала, который эксплуатирует проживающих на этой земле и зависимых от него крестьян. Но эта формулировка ничего совершенно не проясняет. Непонятно, почему вообще ситуация, когда некий перец захвалил власть в округе и провозгласил себя самым крутым паханом, рассматривается как некое достижение цивилизации аж третьего уровня и ставится выше сияющей славы Римской империи или блестящей республики древних Афин. Странно, неужели при фараонах не додумались брать оброк с людишек?

На самом деле, разумеется додумались. Более того, если хорошенько покопаться в древней истории, то можно видеть, что "феодальные отношения" такие же древние как само государство, и в том или ином виде они присутствали повсюду и были намного более распросранены, чем рабство, которое в массовом масштабе появляется лишь при довольно высоком уровне экономического развития и товарного обмена. А вот отношения "феодалов" и "смердов" можно наблюдать и на самых примитивных стадиях развития общества. Вспомните Гомера. Чем Одиссей - царь Итаки отличается от средневекового феодала? Да ничем. Однако от римского или афинского рабовладельца он отличается весьма существенно. Последние, в отличие от Одиссея и французских феодалов ХII века, не были никакими царьками и сами себе государством, а многочисленные рабы были им нужны не для ведения натурального хозяйства, а для производства больших объемов товарной продукции.

Мне кажется не одного меня коробит эта ситуация. В качестве промежуточной формации, расположенной между великими рабовладельческими империями древнего мира и буржуазными державами нового времени, историки нам преподносят какие-то сказки про храбрых рыцарей и принцесс в башнях. Основанный на натуральном хозяйстве и архаичном государственном устройстве социальный уклад. Между тем как настоящая основа, на которой действительно стоились передовые общества Средневековья куда-то ускользает. Это все равно как если бы между кистеперыми рыбами и человекообразными обезьянами эволюционисты поместили бы каких-нибудь плоских червей, а потом всю дорогу доказывали, что это так и надо.

Все дело в том, что в качестве эталона "феодального" строя, который по идее должен был бы характеризовать Средневековье, был выбран совершенно негодный материал. А именно Западная Европа примерно так Х-ХIV столетий. Негодный он потому, что нетипичный, то есть имеет слишком много особенностей присущих именно этому небольшому отрезку времени именно в этом регионе. Мало найдется на планете стран, в истории которых можно было наблюдать что-то подобное. Это был период когда сам институт государства архаизировался и редуцировался до крайности. До того, что буквально в каждой деревне было свое государство. Феодальная Европа стала похожа на древнюю Грецию времен Троянской войны. Но эта картина имела место отнюдь не на протяжении всего средневековья.

Лучшие времена древнего Рима от периода настоящего феодализма отделяет целое тысячелетие. Какая формация была в это время? Рабовладельческий строй или уже "феодальный"? Но ничего похожего на рыцарскую вольницу тогда точно не было.

Разбираясь в хитросплетениях феодальных отношений между королями, их вассалами и вассалами их вассалов, невозможно понять сущности средневековья. Невозможно понять почему блестящая античность с ее невероятно развитой экономикой, наукой, искусством, высокоорганизованным государственным управлением сменилась многими веками, пусть и не полного мрака, как считали иные деятели эпохи Просвещения, но, по крайней мере, сравнительно скромного существования цивилизации.

Если вы хотите разобраться, в чем суть средневековья, понять его природу, то ответ надо искать не в одичавших "варварских" королевствах, которые спустя несколько веков после гибели Рима только начали приобщаться к античной культуре. Ответ находится здесь, в Константинополе.

Именно Византия по праву должна была бы считаться образцом средневековой формации. Но бесполезно искать в Византии неких феодалов собирающих оброк с крестьян. Потому, что такого бардака тут просто не было.

Вся территория империи была поделена на фемы, в которые император назначал стратигов, ведавших набором рекрутов, содержанием армейских подразделений, и обороной крепостей. Мог назначить, а мог и обратно отозвать. Никакими собственническими наследственными феодальными правами над фемой статиг не обладал. Поэтому, ничего похожего на западный феодализм мы в Византии не увидим, по крайней мере в ее лучшие века. Вся эта вульгарная чепуха, про феодалов и крестьян вместо рабов и рабовладелцев, которую некоторые персонажи выдают за исторический материализм, рушится здесь ко всем чертям.

Стратиотов, т.е. солдат служивших в фемном войске набирали из местного населения. Чем-то организация фемного войско напоминала казачьи войска в Российской империи. Содержание и снаряжение стратиота возлагалось на него самомого или на родственников, для этого выделялись участки земли. По подсчетам историка Ф.И.Успенского для содержания конного воина требовалось 70 десятин (около 76 га). Вот эта площадь наложена на местность в районе Никеи (современная Турция). Как видите, участок довольно обширный. Но для пеших гоплитов, которые составляли основу византийской армии требовалось гораздо меньше земли. Военные участки запрещалось продавать, их можно было только передать по наследству, при этом наследовать их не могли государственные чиновники, духовные лица и церковь. Таким образом, государство устанавливало ограничение на образование крупных частных земельных владений, пытаясь опереться на мелких землевладельцев, обязанных лично служить в армии.

Это и отличает Византию от Римской империи, с ее наемной армией и крупными латифундиями, между которыми была поделена практически вся земля. Опираться целиком на наемное войско константинопольская империя, в отличие от римской, почему-то уже не могла и концентрации земель в частных руках был поставлен жесткий государственный предел. Императоры время от времени принимали жесткие меры для обуздания крупных землевладельцев.

Все же несмотря на фемную организацию, империя со столицей в Константинополе неуклонно теряла территории, пока в конце концов не утратила и сам царственный город. И это тоже яркое и совсем не случайное отличие Византии от Рима. Римская империя непрерывно и неуклонно расширялась, до тех пор пока расширяться стало попросту некуда. Просто не осталось никакой силы, которая могла бы противостоять организованной мощи римской армии. Кажется рабовладельческая империя росла, подчиняясь какому-то всеобщему закону. Не Рим, так Карфаген, или любой другой город стал бы центром всего цивилизованного мира.

Столь же закономерно таяла и Византия. Не успевала империя отбиться от одного варварского племени, как тут же появлялся какой-нибудь удачливый военный вождь или популярное религиозное движение и все начиналось сначала. Гунны, готы, персы, арабы, авары, русь, печенеги, половцы, турки, и, наконец, крестоносцы-латиняне, греческие писатели потеряли счет варварским ордам и называли их античными именами. Например русь и печенегов не разбирая именовали скифами, а французов - кельтами. Императоры отправляли войска или сами выступали в поход, но чаще откупались золотом или товарами. Однако, такая политика только увеличивала число охотников объявить войну Константинополю.

Невзрачное сооружение на фото ниже - дворец императоров последней династии Палеологов. Эта династия правила в XIV-XV веках, уже после освобождения греками Константинополя от латинян и восстановления империи. Этот дворец, пристроенный к городской стене, напоминает скорее западный феодальный замок. Величественный старый императорский дворец с порфировыми залами и видом на Босфор, помнивший Феодосия и Юстиниана, был к тому времени уже давно заброшен.


Дворец Текфур во Влахернах (Стамбул)

Текфур это все что осталось от былого величия государства. В течение тысячи лет оно постепенно растаяло. Империя редуцировалась до феодального замка. Это произошло не потому, что у Византии были плохие правители или какие-то особенно могущественные соперники. Правители были разные и великие, и ничтожные. А соперники сменяли друг друга постоянно и каждый из них в отдельности особой угрозы не представлял. Но действовали какие-то объективные исторические силы, которые не давали возможности сохраняться крупному централизованному государству.

Надо сказать, что те же проблемы были не только у Византии. В Средние века было мало крупных государств, а те, что возникали, отнюдь не были такими же устойчивыми и долговечными как Римская империя, и быстро распадались. Византия на этом общем фоне хаоса даже выглядит островком стабильности. И это действительно было так, никакой враг не мог захватить Константинополь в течение почти целого тысячелетия. Стены, построенные при императоре Феодосии II незадолго до нашествия Атиллы, еще до падения старого Рима, надежно защищали город веками. Но позднее, ни Византия, никто другой в этой части мира, не был способен выстроить что-то подобное. Стены Царьграда и ворота на которые князь Олег прибивал щит, очень долго оставались непревзойденным памятником величия старой империи.

И не только стены. Вот к примеру, как вы думаете, что это за странный стадион посреди старых кварталов Стамбула?



На самом деле это ни что иное, как остатки древнего водохранилища. Константинополь был оборудован сложной инженерной системой водоснабжения. На протяжении многих последующих веков ни один город мира не мог себе позволить что-то подобное. Акведук к Х столетию должен был самих греков поражать своими циклопическими размерами.



Если мы начнем изучать византийские законы, то первое что бросается в глаза это крайняя степень регламентации всей хозяйственной жизни. Все ремесленники и торговцы в Константинополе были объединены в корпорации, члены которых контролировали свою строго отведенную долю рынка. Каждый должен был заниматься только своим делом и не имел права заниматься дополнительно чем-то другим. Любые попытки выделиться и создать монополию жестоко карались. В книге Эпарха до мелочей расписано, кто чем должен торговать и где. Особенно жестко была ограничена возможность совмещать смежные профессии, т.е. как бы мы теперь сказали создавать "вертикально интегрированный бизнес".

Например важнейшей отраслью византийской экономики было производство шелковых тканей. Секрет этого дела, пришедший с востока долго сохранялся в тайне. Производство было разделено на несколько этапов. Ремесленник, который занимался очисткой шелка и прядением - катартарий имел право покупать шелк только у специализировавшихся на торговле шелком-сырцом лиц - метаксопратов. Те в свою очередь обязаны были продавать шелк только катартариям и не могли каким либо образом вмешиваться в их дела. Если метаксопрат обладал значительными средствами то он мог закупить шелк у иностранных купцов, но в этом случае он должен был в обязательном порядке продать часть шелка своим коллегам по цеху с символической наценкой. Торговец шелком не мог вступать в сговор с какими либо богатыми лицами, которые могли бы профинансировать большие обороты торговли и монополизировать рынок. Уличенный в таком сговоре должен был быть побит, острижен и изгнан из корпорации. То же самое касаалось и катартариев.

Подобные установления касались не только торговли шелком, но действовали и более простых товаров. Например специально оговаривались права розничных торговцев салдамариев. Они могли торговать в свои лавках размещенных в разных местах города, только определенным перечнем товаров и ни в коем случае им не разрешалось продавать товары, которыми торговали члены других корпораций, например: специями, мылом, льняными тканями, алкоголем или мясом. Хитрец, торгующий неположенным, должен был быть побит, острижен и изгнан с позором.

Нельзя было делать запасы с целью спекуляции, нельзя было завышать цену, чтобы получить больше прибыли. Уличенный должен был быть.. правильно, побит, острижен и изгнан.

Подобная регламентация сильно напоминает законотворческую работу наших чиновников. И видимо последствия будут такими же.

Рабовладельческие общества древности, будь то Афины, Рим или Карфаген подобной регламентации не знали. Ничто не мешало рабовладельцам сколачивать огромные состояния.

Рабы в Византии тоже были, но не в таком количестве как в древнем Риме. Может быть потому, что в большом количестве рабов не было экономической надобности. О восстаниях рабов в Византии ничего не известно, опять же, в отличие от Рима, особенно времен республики. По всей видимости права рабов были лучше защищены государством и церковью. Совершенно точно в Константинополе не устраивали кровавых гладиаторских боев, их место заняли конные бега на ипподроме.

Другое важное отличие Византии от Рима - всепроникающая гегемония церкви. Церковь учит как жить всех, и подданных и императоров. Церкви можно пожертвовать любые сокровища, но обратно на рынок они уже не вернутся. Очень редко императорам во время крайней нужды и опасности для государства удавалось использовать для государственных нужд принадлежащее церквям и монастырям сокровища. Но такие решения вызывали бешеное противодействие.

Император Алексей I Комнин (правил в 1081-1118 гг), захватив в результате переворота трон, очень удивился, когда обнаружил что казна империи была пуста. Армии тоже практически не было, восточные фемы были на тот момент захвачены турками. А между тем со всех сторон на Константинополь наседали враги. Алексею пришлось пойти на крайние меры - взять сокровища церквей. Вернувшись после войны в столицу император организовал суд над самим собой. Дочь и историограф Алексея Анна Комнина, так описывала это событие много лет спустя.

"Вернувшись в царицу городов, он не мог снести того, что стал предметом разговоров людей, вкривь и вкось толкующих его поступки, поэтому созвал во Влахернском дворце собрание и великий синедрион, желая предстать там сначала в качестве обвиняемого и, таким образом, оправдать свои действия. И вот собрался весь синклит, военачальники и священническое сословие, которые с нетерпением ожидали, чем станет заниматься это большое собрание. А состоялось там не что иное, как расследование клеветнических слухов относительно императора. На этом собрании присутствовали попечители святых монастырей, перед ними находились книги, в которых были записаны сокровища каждого храма. Внешне казалось, что сидящий на троне император был судьей, на самом же деле он сам собирался предстать перед следствием. И вот стали выяснять, какие пожертвования святым обителям издавна совершались разными лицами и что затем было оттуда взято, в том числе самим самодержцем. Когда же стало очевидным, что ничего не было взято, кроме золотых и серебряных украшений с гробницы императрицы Зои и другой немногочисленной и почти не употре​**явшейся для службы утвари, самодержец открыто объявил себя обвиняемым и предложил любому из присутствующих быть его судьей."

Алексея, конечно, оправдали (кто бы мог подумать), но сам факт такого "суда" показывает насколько трудно было даже императору изъять у церкви драгоценные металлы.

Могущество церкви символизировал грандиозный храм Мудрости божьей (собор святой Софии). Он был построен в VI веке, во времена расцвета Византии, когда она на время вернула себе Рим. После, уже никогда не строили ничего подобного. Также как стены и водопровод, храм веками оставался символом древнего величия.

Это сейчас считается, что религия поощряет "традиционные семейные ценности". Но в первом тысячелетии нашей эры это было не совсем так. Монастыри играли настолько большую роль в Византии, что не грех было бы говорить о "монастырском способе производства". В монастырях оседали не только огромные богатства, но и значительная масса населения. Монахи давали обет безбрачия и вели уединенный образ жизни, изнуряя себя постом и молитвой. Особенно прославился Семион Столпник, простоявший, как утверждают, много лет на столпе на одной ноге. Его пример оказался заразительным, хотя все же основная масса монахов таких подвигов не совершала. Тем не менее, к VIII веку монашество приняло такой масштаб, что это начало отражаться на демографических показателях империи.

Борьбой государства против невероятного разрастания церкви и монастырей объясняется иконоборческий период византийской истории. Император Константин V Копроним (неприличное прозвище ему дали иконопочитатели) понимал, что обезлюдившая империя станет легкой добычей варваров. В то же время монахи фанатично вели пропаганду безбрачия, и как ни странно, весьма успешно.

Ситуацию усугубила страшная чума, поразившая Византию в 744-748 гг. Историк Феофан писал: "По требованию крайней нужды придумали прилаживать на оседланных животных доски и на них класть мертвецов и таким образом вывозить их, точно также как и в телегах, складывая трупы в кучу одного над другим. Таким образом переполнены были все городские и пригородные кладбища, равно как все пересохшие цистерны и пруды и, когда не хватало их, стали копать виноградники и огороды, находившиеся внутри древних стен, так как смертность так увеличилась, что едва ли можно было найти место для погребения трупов".

Население столицы настолько сократилось, что император вынужден был переселять семьи из других районов, главным образом из Греции.

Нужно ли удивляться тому, что Константин ополчился против монахов, применяя против них самые крутые меры. Стратиг одной из провинций, выполняя его распоряжение, приказал собрать всех монахов и монахинь на площади. После этого монахам приказали немедленно взять себе жену, ослушникам же грозило ослепление и ссылка на остров Кипр. Обзаводиться женой пожелали не все.

Сам император на ипподроме Константинополе организовал шествие монахов и монахинь попарно, с мужчиной шла женщина. Необычное зрелище привлекло толпу зрителей, которые плевались и издевались над участниками процессии. Константин громко провозглашал, что мерзкие монахи не дают ему покоя, а народ приветствовал его одобрительными возгласами.

Впрочем, в конечном итоге, церковь победила, при последующих императорах иконоборческая политика была свернута, а иконоборцы, и особенно Константин V были преданы анафеме.

За тысячу лет в церквях и монастырях Константинополя накопились огромные богатства. Крестоносцы, разграбившие город в 1204 году захватили такую добычу, какую не захватывал никто ни в одном городе за всю мировую историю. Это были многие тонны золота серебра и бронзы.

Кстати, о крестоносцах. Именно во времена Алексея Комнина империя впервые столкнулась с этой новой необычной угрозой. Это как раз и был расцвет того самого западного феодализма, когда в каждой французской или итальянской деревеньке уже сидел свой герцог или граф с непомерным чувством собственного величия. Напомним, что со времени падения Рима прошло уже несколько веков. Уже давно распалась империя Карла Великого, а то что возникло на ее месте представляло собой невероятное нагромождение самых разнообразных властителей связанных друг с другом сложными вассальными зависимостями. Тогда-то и столкнулась Византия с этой рыцарской вольницей. Сам феномен крестовых походов говорит о многом, ведь они были массовым, плохо организованным движением, а не осуществлялись по воле какого-нибудь могущественного короля.

Алексей, принимая в Константинополе вождей крестоносного движения пытался привести их к присяге, заключавшейся в том, что все отвоеванные у турок города в Малой Азии будут возвращены Византии. Крестоносцы нуждавшиеся в помощи греков не без эксцессов, но все же принесли клятвы, которые требовал Алексей. Но случай на приеме во дворце императора очень ярко характеризует так называемый феодализм.

"Когда все, в том числе и Готфрид, были уже в сборе и когда все графы дали клятву, кто-то из знати осмелился сесть на императорский трон. Император стерпел это, не сказав ни слова, так как давно знал надменный нрав латинян. Но граф Балдуин подошел к этому человеку, взял его за руку и, заставив встать, сказал с упреком: «Нельзя так поступать, ведь ты обещал служить императору. Да и не в обычае у ромейских императоров, чтобы их подданные сидели рядом с ними. Тот же, кто, поклявшись, стал слугой его царственности, должен соблюдать обычаи страны». Тот ничего не сказал Балдуину, но, пронизав его недобрым взглядом, проговорил про себя на родном языке: «Что за деревенщина! Сидит один, когда вокруг него стоит столько военачальников»."

Феодалы ни во что не ставили королей и даже римских императоров. Через 100 лет после этих событий крестоносцы разорили Константинополь. Стены не помогли, они строились с расчетом на то, что империя будет господствовать на море. Однако морская мощь постепенно растаяла. Флот крестоносцев сломал цепи перекрывавшие вход в Золотой Рог, и они взяли штурмом обращенные к бухте, плохо защищенные участки стен. Хотя греки позже изгнали латинян, прежнего могущества империя уже не могла достичь. В 1453 году османская армия захватила город, правда, брать там уже было особенно нечего.

Константинополь это окуклившаяся античная цивилизация посреди средневекового хаоса. Отгородившись стенами и морской цепью от внешнего мира он пронес через темные века высокую эллинскую культуру, науку и историческую память о древнейших временах.

Складывая все факты воедино мы получим интересную картину. Опора на мелких землевладельцев, строгие правила производства и рыночной торговли не допускавшие никакой конкурентной борьбы и ни дай бог монополии (т.е. опять же опора на "малый бизнес"), церковная проповедь крайнего аскетизма, отказа от всяких материальных благ и даже брака, накопление сокровищ в церквях и монастырях. Жизнь Византии кажется подчинена одному принципу - ограничение всякой конкуренции и соперничества между людьми. Богатство, мирская слава - все это от дьявола. Высшая добродетель - жить на столпе, день и ночь вознося молитвы богу.

Вот оно! Мы нащупали какие-то общие базовые вещи, которые и отличают Византию от жившего на широкую ногу Рима. Что-то такое фундаментальное, основательное, гораздо более основательное, чем пресловутые "феодальные отношения". То что позволяет понять, в чем состояла настоящая суть этой новой формации и не движемся ли мы сегодня в том же направлении?

Чтобы разобраться в этом, нам придется вернуться в самое начало и посмотреть как в муках и борьбе Римская империя превратилась в Византию, а рабовладельческий строй сменился Средневековьем...

Спасибо ryboved
Tags: мифоистория, мифы Запада, мифы России
Subscribe
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments