мифоистория

"Сатанист" Я. Свердлов и "страстотерпец" Николай: архивы и конспирология



Александр Владленович Шубин без сомнения замечательный историк. Но что такое мифы и мифотворчество в истории, он, к сожалению, не знает. Хотя и берётся судить. Впрочем, как все прочие историки, которые уже не сводят мифы к былинам и сказаниям, что уже похвально, но природы мифотворчества не знают в силу своей специализации, сводя её к манипуляции и фальсификации. Поэтому они судят не о мифе как таковом, но о его проявлениях в истории, полагая, что миф есть аналог обычной лжи и фальсификации. Но это не так.

Однако сама критика подобного мифотворчества позитивна и консруктивна. Тем более, что фальсификация и манипуляция могут привести к мифотворчеству. Поэтому я её приветствую.

О чём же речь? О том, как фальсифицируют исторические сюжеты, связанные с деятельностью Я.М. Свердлова историки монархического толка, упорно ищущие к большевиках бесовство и сатнизм и не менее упорно настаивающие на том, что отрёкшийся от престола последний монарх был убит как мученик Веры и страстотерпец. Что фактами никак не подтверждается.

Кстати, по тексту Шубина выдно, что он сам прошёл некую эволюцию в понимании мифа и мифотворчества. Однако сделал он это, не выходя за рамки исторической парадигмы. Поэтому то, что он называет мифотворчеством, на деле просто фальсификация, сделанная в угоду дремучей ортодоксальной доктрине. Впрочем, попытка вполне научно разобраться в монархическом бреде безусловно заслуживает похвалы.
___

Аннотация: В статье анализируются конспирологические и мифологические версии истории, связанные с описанием деятельности Я. Свердлова в 1918 году. Для мифостроителей Свердлов важен и как еврей, и как фигура, апологизированная в советской историографии, и как один из лидеров РКП(б) и формальный глава советского государства. Рассматривая описание деятельности Свердлова такими авторами, как С.С. Войтиков, Ю.Г. Фельштинский и П.В. Мультатули, автор статьи показывает, что мифостроительство может сочетаться с обильным цитированием источников и литературы, что совершенно не гарантирует корректность выводов и построений историка, который подбирает факты под заранее созданную идеологическую картину.

Может показаться, что создание исторических мифов и конспирологических теорий вытекает из плохого знания источников, дилетантского фантазерства и примитивных идеологических заказов, характерных для журналистики. Однако это совсем не обязательно так. Раньше, обличая мифотворчество, я рекомендовал студентам перед тем, как начинать читать или даже принимать решение – стоит ли читать книгу – смотреть на сноски к ней. Если мало архивов и ссылок на научную, академическую литературу, то нужно быть осторожными, настраивать себя на скептический лад, а то и экономить время на ознакомлении с очередной экзотической версией. Но процессы постмодернизации знания продолжают углубляться, вчерашние экзотические мнения благодаря телевидению превращаются в доминирующие в публицистике и все глубже проникают в научную среду. Сегодня увлечься конспирологическими теориями вполне может человек, работающий в архивах. А насыщенность публикации архивными материалами традиционно придает ей солидность и впечатление доказательности.

Однако научность основана на двух столпах – источниках и их рациональном (логичном) анализе и синтезе. Обилие источников ничего не дает, если нарушается логика. Есть два пути работы с источниками. При первом, научном, автор не знает ответа на свои вопросы заранее, источники позволяют ему находить эти ответы в несколько этапов. Сначала выстраивая гипотезу – модель реальности, опирающуюся на предшествующие исследования и ту часть источников, с которых исследователь начал свое исследование. Затем происходит уточнение или пересмотр гипотезы. В этом случае исследователю наиболее интересны те источники и факты, которые не вписываются в первоначальную гипотезу.

Но возможен и противоположный путь, более простой – сформировать жесткую гипотезу в начале исследования, и затем подбирать материалы под нее. Такой путь называется мифотворчеством. В мифической конструкции кроме обильного материала, подтверждающего некоторые положения, существуют и неизбежные пробелы и изъяны, которые требуют объяснения, но источниками не подтверждаются. Отсутствие источников, подтверждающих мифическую версию, можно объяснить тайным заговором, который скрыл все доказательства. Мифотворчество и конспирология идут рука об руку.

Фигура Я. Свердлова – один из любимейших объектов для мифостроительства, особенно – его деятельность в 1918 г., когда он был формальным главой и одним из лидеров Советского государства. Для мифостроителей Свердлов важен и как еврей, и как фигура, апологизированная в советской историографии.

Свердлов как смертельный враг Ленина

Для начала рассмотрим это явление на примере исследований автора, обильно использующего архивные источники – С.С. Войтикова. Историк С.С. Войтиков имеет заслуги перед исторической наукой в связи со своими архивными находками, которые его стараниями введены в научный оборот. Он также публикует архивные документы в качестве приложения к своим трудам, давая возможность читателям самим ознакомиться с документами так, как это имеет место в архивных сборниках. И в этом отношении публикации С.С. Войтикова полезны для исследователей независимо от всей той критики, которая с моей стороны последует ниже.

Обнаружив несколько интересных документов, относящихся к механизму принятия решений в большевистском руководстве осенью 1918 г., С.С. Войтиков пытается выстроить на основе своих архивных находок грандиозную картину непримиримой борьбы за власть между Свердловым и Лениным. С.С. Войтиков видит смысл создания нового неконституционного органа Революционного военного совета республики (РВСР) в установлении «военной диктатуры»[1] (хотя в документах таких решений нет) и в том, что «Свердлов и Троцкий фактически получили возможность править, прикрываясь Советом как ширмой»[2]. С тем же успехом можно написать, что Ленин «прикрывался Совнаркомом как ширмой», а Свердлов – «ВЦИКом как ширмой». Впрочем, даже документы, приводимые С.С. Войтиковым, если их читать так, как они написаны, показывают, что ни о каком самовольном правлении двух лиц речь не могла идти. Даже при принятии решения о создании РВСР во главе с Троцким в бюро ЦК (весь ЦК трудно было собрать в той обстановке), планировалось решить и такой вопрос: «Троцкому разрешается поехать из Москвы…»[3]. Решения и действия даже самых влиятельных вождей нужно было обсуждать и согласовывать с окружающими товарищами. Этот заведенный Лениным порядок координации в высшем эшелоне власти никто не отменял. Коммунистический режим вообще был основан на том, что решения, принимавшиеся узким кругом руководителей (не двумя людьми, конечно, а ЦК, СНК, президиумом ВЦИК, теперь и РВСР), освящались авторитетом съездов, ВЦИК и Советов. Но Советские органы были не просто ширмой, но и аппаратом, через который шла мобилизация кадров и организовывалось осуществление решений.

С.С. Войтиков конструирует некий антиленинский заговор Свердлова по разделу власти на основании списка руководителей, приглашенных на заседание бюро ЦК. Дзержинский оценивается как явный противник Ленина, он же «постоянно выступал против В.И. Ленина по важнейшим политическим вопросам»[4]. По каким кроме Брестского мира? Сноска стоит – на старческие воспоминания В. Молотова и на заседание Военного совета при Наркоме обороны 1-4 июня 1937 г.![5] Нет надежнее источника для конспирологических теорий.

Коварный Свердлов уже получил «ширму» в виде РВСР, но ему мало, и ширмы начинают множится. «Свердлову Троцкий подходил в качестве «ширмы» по всем параметрам: амбициозный, властный, но, в силу небольшевистского прошлого, окруженный очень слабой… свитой – а потому управляемый. И тоже еврей – то есть был шанс, что рано или поздно террорист а ля Леонид Канегисер найдется»[6]. То есть Свердлов, окружённый ширмами, ловко управляет Троцким, но почему-то мечтает, что того застрелят враги евреев.

Забыв, что объявил Троцкого ширмой Свердлова, С.С. Войтиков рассказывает: когда Ленина ранили, то у Троцкого возник «реальный шанс укрепить свои позиции во власти. А потому у Свердлова были все основания опасаться соратника»[7]. Жуки в банке, боятся не наступающих со всех сторон белых армий, а друг друга. Параноики просто. Впрочем, С.С. Войтиков, приписывая свои мысли советским вождям, не приводит доказательств, что они действительно так думали.

Свердлов, который после ранения Ленина вёл заседания Совнаркома, становится «новым «хозяином»»[8]. Здесь С.С. Войтиков очевидно перепутал 1918 год с 1948-м. Вообще образ Свердлова С.С. Войтиков рисует по тем же лекалам, по которым «шестидесятники»-антисталинисты изображали Сталина.

Но при этом, по С.С. Войтикову, хитрый Свердлов «пошел на провозглашение новым вождем революции Л.Д. Троцкого»[9], хотя и не находит документы, которые подтверждают такое сенсационное провозглашение. Зато идея о том, что нужно зачем-то обязательно при этом убить Троцкого, становится у Свердлова (точнее у С.С. Войтикова) просто-таки навязчивой: «подставить другого человека под удар очередной Шарлотты Корде»[10]. Похоже, у Свердлова (за которого взялся думать С.С. Войтиков) появилась точная информация, что у террористов теперь остался только один патрон (или кинжал). Так что если они убьют Троцкого, то Свердлов спасется.

Пока Свердлов молча обдумывает свои коварные думы, не проявляя придуманных С.С. Войтиковым намерений словесно, то Троцкого просто распирает от ненависти к Ленину. В заголовок одной из глав своей книги С.С. Войтиков выносит «цитату» из Троцкого, который якобы сказал, что Ленину «не хватает металла… в теле…»[11] Если бы Троцкий действительно такое сказал, он бы очень удивил слушателей. Но ничего такого Троцкий не говорил. С.С. Войтиков сконструировал эту цитату сам из обрывков слов Троцкого, имеющих совершенно иное значение: «Мы знали, что о т. Ленине по его характеру никто не может сказать, что ему не хватает металла, сейчас у него не только в духе, но и в теле металл…»[12]. Здесь и сочувствие, и комплимент, а совсем не «злорадство», которое Троцкому хочет приписать С.С. Войтиков.

Ранение Ленина вызвало небольшое обсуждение того, кто будет подписывать решения Совнаркома в его отсутствие. Зиновьев предложил, чтобы это был один из наркомов, а не Свердлов, чтобы не нарушать формальное разделение полномочий Совнаркома и ВЦИК. Также Зиновьев предложил сформировать бюро ЦК в составе: Свердлов, Троцкий, с совещательным голосом Рыков, и еще кандидатами Дзержинский, Крестинский и Каменев[13].

Из этих деловых предложений С.С. Войтиков делает неожиданный вывод, что Зиновьев «признал как совершившийся факт» «временную постановку во главе государственно-партийного механизма Я.М. Свердлова», и это ни что иное, как «предательство вождя»[14]. В чем же предательство? С.С. Войтиков не приводит никаких свидетельств того, что Ленин был противником Свердлова, и что Зиновьев обещал Ленину не допускать Свердлова к ведению Совнаркома, а потом предал. Тезис о предательстве нужен для того, чтобы подкрепить конструкцию о борьбе Ленина и Свердлова резкой эмоциональной оценкой и опереть её, таким образом, на стереотипы, сформированные во время внутрипартийной борьбы 20-30-х гг., где коварный Зиновьев интриговал уже против Сталина.

Но дальше начинается самое интересное. Дело не только в предательском характере Зиновьева. Он испугался «врагов Ленина», которые могли бы просто убить трусливого Григория, если бы он остался верен Ленину: «упрочение властных позиций Я.М. Свердлова и Л.Д. Троцкого… при демонстративных возражениях сулило председателю Петросовета совершенно случайную, не имеющую, конечно, никакого отношения к товарищам по ЦК, смерть от «эсеровского» (30 августа, выстрелы якобы Ф. Каплан), как вариант – организованного некими «анархистами подполья» (от такого через год погиб друг юности Я.М. Свердлова – секретарь Московского комитета РКП В.М. Загорский-Лубоцкий) теракта или банального схода с рельс поезда…» Здесь С.С. Войтиков почему-то обращается не к облюбованной конспирологами катастрофе, унесшей жизнь Артема (Сергеева), а к авариям с участием Подвойского и Маниковского. Подвойский, правда, остался жив, и новых «покушений» на него не последовало, а Маниковский, как и Артем, погиб уже после кончины самого Свердлова. Но разве такие мелочи могут остановить конспирологические рассуждения? «Тонкая ирония» о «не имеющих никакого отношения» к Сверлову убийствах в этом контексте подчеркивает, насколько наивны те, кто не видит – за всеми убийствами, покушениями и катастрофами 1918-1919 гг. стоят «товарищи из ЦК» и прежде всего Свердлов. Чтобы придать вид научности картине, в которой убийства соратников по партии были поставлены Свердловым на поток, нужно было бы еще поискать связи между Свердловым и лидером «анархистов подполья» К. Ковалевичем и как-то объяснить изумлённому читателю, зачем Свердлову понадобилось тащить своего друга юности Загорского в могилу через несколько месяцев после собственной смерти.

Упоминание в этом контексте Каплан говорит о влиянии на С.С. Войтикова конспирологической версии Ю.Г. Фельштинского о причастности Свердлова к покушению на Ленина. Ю.Г. Фельштинский уверен, что Ленина «заказал» именно Свердлов. Какие основания его подозревать? Во-первых, Ю.Г. Фельштинский считает, что руководители РСФСР с самого начала ее существования вели друг с другом смертельную борьбу. А раз Свердлову удалось после ранения Ленина посидеть в кресле предсовнаркома, то на нем и шапка горит. И к тому же он, не дождавшись результатов расследования, сразу обвинил в преступлении эсеров, которые ни сном, ни духом. А Свердлов как раз и сном, и духом, потому что он, по версии Ю.Г. Фельштинского, выпустил свое воззвание о покушении на Ленина практически одновременно с выстрелами: «Это могло произойти только в том случае, если обращение было написано заранее, если Свердлов был осведомлен о планируемом покушении, если он умышленно допустил теракт, а может быть, через ВЧК и Дзержинского, является его непосредственным организатором»[15]. Вот такой приговор без права обжалования на столь жидкой доказательной базе. Раскрыл дело на зависть чекистам. Как в анекдоте: «Соболезнования СССР поступили за день до покушения на Садата».

Однако при малейшей проверке логикой такая версия рассыпается. Четкого хронометража покушения Ленина не существует. Публиковать даже написанный заранее документ до поступления известий о покушении может только глупец из анекдота, но не Свердлов. В любом случае заявление о покушении было опубликовано вскоре после поступления сообщения о покушении на Ленина. Насколько позднее – на час или десять минут – мы не знаем. Воззвание – это не картина маслом, такой опытный писатель воззваний, как Свердлов, может справиться с задачей и за пять минут. Тем более, что ему все было ясно – виноваты эсеры. Они – главные враги в это время, и к тому же большевики не без оснований боялись, что эсеры могут вернуться к террористическим методам борьбы (в июле другими эсерами были убиты Мирбах и Эйхгорн).

Ю.Г. Фельштинский пишет: «Спустя три года, на открытом судебном процессе против эсеровской партии, советское правительство формально признало тот факт, что покушение на Ленина 30 августа 1918 года готовили сотрудники ВЧК Г.И. Семенов-Васильев и Л.В. Коноплева (проникшие в эсеровскую партию)»[16]. Ну какие еще нужны доказательства, что покушение на Ленина организовала ЧК! Подтасовка заключается в том, что в 1918 г. Семенов и Коноплева никакими чекистами не были, а были собственно эсерами. А чекистами, разочаровавшись в эсерстве, они стали к 1922 г. Никаких доказательств, что Семенов и Коноплева были чекистами («проникшими» в ПСР) уже в 1918 г. – Ю.Г. Фельштинский не приводит.

Во-вторых, Свердлов приказал уничтожить Каплан[17]. Следы заметал. Правда, если Каплан не стреляла и непричастна – тогда она безопасна для «заказчика». Что у нее можно узнать? Можно выяснить, кто ее привел на место действия. Но это ведь явно не какой-то известный чекист или сотрудник Свердлова. Максимум информации, которую из нее можно было бы «выбить» (в способностях чекистов сделать это Ю.Г. Фельштинский не сомневается) – это все та же группа Семенова, которая привела бы следователей куда? Правильно – все к той же партии эсеров. Такой же результат получается, если Каплан стреляла в Ленина при поддержке Семёнова или других «агентов ВЧК». Так что, если Свердлов как-то таинственно заказал Ленина агентам ВЧК, то бояться расследования не было никаких оснований. Если покушение на Ленина по «заказу» Свердлова организовали чекисты, то у Свердлова не было нужды изымать Каплан из ведения ВЧК. А тут Свердлов забирает у чекистов обвиняемую. Это как-то не вяжется со схемой их совместного заговора против Ленина. Еще Каплан по версии Ю.Г. Фельштинского была уничтожена, чтобы ее нельзя было опознать[18]. Так может быть расстреляна не Каплан, а неведомая жертва? А Каплан потом выполнила еще немало заданий ЧК?

Это – просто дежавю историй об останках-лжеостанках царской семьи, о которой речь пойдёт ниже. Большевики прятали останки, жгли их. Малькову пришлось уничтожать один труп. Зачем? Да всё затем же, зачем прятали трупы екатеринбургские коммунисты – не должно быть могилы, места поклонения. Ничего загадочного в таком поведении нет.

В-третьих, на верную гибель Ленина послал именно Свердлов, который отвечал за проведение митингов в Москве. Ю.Г. Фельштинский в этом не сомневается: «По приказу Свердлова «совнаркомщик» Ленин без охраны отправился на выступление, о котором заранее были извещены в районе»[19]. Так это Свердлов считал, что нужно проводить митинги, а Ленин выступал против этого? И Свердлов запретил давать Ленину охрану? Никаких источников, которые подтверждали бы столь экзотическую версию, Ю.Г. Фельштинский не нашел. Практика участия советских лидеров в митингах была обычной и Лениным вполне одобрялась. Путевки на выступления выдавались и МГК РКП(б), и агитотделом ВЦИК, то есть не лично Свердловым. Вставал вопрос о том, чтобы освободить Ленина от участия в митингах. И конечно, если бы Ленин не хотел участвовать в этой работе, он легко мог бы добиться снятия с себя обязанности ездить на митинги в связи с занятостью. Но он считал для себя необходимым такой вид общения с массами[20].

К организации охраны Ленина Свердлов вообще не имел никакого отношения. Тут же сам Ю.Г. Фельштинский упоминает произошедший за два дня до этого эпизод, когда Ленин возмущался слишком нарочитой охраной, организованной Дзержинским, а Дзержинский нехотя шел на уступки. В этот раз Дзержинского нет в Москве – поехал расследовать убийство Урицкого.

А ещё, по версии Ю.Г. Фельштинского, «у заговорщика Свердлова были планы расправиться с раненым Лениным», но ему очень мешали управляющий делами Совнаркома В. Бонч-Бруевич и его жена. И представляете, что сделал коварный Свердлов? Жена Бонча умерла. А причина смерти такая невероятная в то время – от «испанки»[21]. Ну явная рука Свердлова, кого же еще. Так и хочется спросить Ю.Г. Фельштинского, что за противоядие от свердловской испанки было у Бонч-Бруевича, который как раз и мешал Свердлову по этой версии, а ведь выжил же как-то. Но автора его увлекательная версия уже ведет дальше. И он цитирует Бонч-Бруевича, который рассказывает о кончине Свердлова от испанки через несколько месяцев. Вот она – ответка! Бонч с Лениным сумели-таки своего врага то ли заразить, то ли отравить. Если читать Бонч-Бруевича не так, как написано, а глазами Ю.Г. Фельштинского – это же явное «устранение Свердлова, но уже по указанию Ленина, оправившегося от августовского покушения 1918 года»[22].

В действительности поведение Свердлова и чекистов в тех условиях может быть объяснено без конспирологических допущений. Свердлов был одним из инициаторов террора, предусматривавшего бессудный расстрел тысяч людей. Сохранение при этом в живых Каплан, признавшейся в покушении на Ленина, выглядело странным и даже возмутительным для жаждущих мести коммунистов, а указание расстрелять ее было естественным. То, что оно исходило от высшего государственного руководителя, тоже объяснимо без конспирологических предположений – это была большая ответственность, политическое решение, которое руководители ВЧК не хотели принимать самостоятельно (чтобы не возникло подозрение, что они чего-то скрывают – еще были памятны подозрения, возникшие по поводу Дзержинского после убийства Мирбаха).

Перевод особо важного преступника, каковой была Каплан, в Кремль тоже не удивительно – там и до этого содержались важные политические преступники, например лидеры левых эсеров.

Расстрел Каплан был призван показать всем, что дело уже раскрыто, преступник понес заслуженную кару, связи убийцы с эсерами и буржуазией, на чем базировалось идеологическое обоснование террора, не вызывают сомнения.

Ю.Г. Фельштинский строит свою версию на основе опубликованных источников, а С.С. Войтиков подключает архивные. Но документальных доказательств своей версии о борьбе фракций Свердлова и Ленина за власть С.С. Войтиков не нашел. Что же ему теперь делать? А вот что: отсутствие документов, подтверждающих конспирологическую версию С.С. Войтикова, «наводит на мысль о целенаправленном уничтожении документов о борьбе за лидерство в РКП(б) при жизни В.И. Ленина»[23].

Ленин, по С.С. Войтикову, панически боится военного переворота со стороны Троцкого. Спору нет, коммунисты опасались повторения сценария французской революции и внимательно следили за военными, которые «почитывали биографию Наполеона»[24]. Но Троцкий, как и Ленин, понимал важность партийно-государственных гражданских структур, и ждать от него собственно военного антипартийного переворота не приходилось. В случае необходимости Ленин выяснял отношения с Троцким на политических площадках, прежде всего в ЦК. А Троцкий, в свою очередь, уступал перед угрозой раскола партии, как это было перед Брестским миром и будет во время дискуссии о профсоюзах. Но С.С. Войтиков не видит ничего, кроме «противостояния» партийных вождей в придуманной им схватке за власть и так комментирует обсуждение в СРКО проблемы размеров армии, которую может выдержать экономика республики: «Осознав готовность вождя в очередной раз рискнуть обороноспособностью Советской России для предотвращения потенциальной угрозы военного переворота, Троцкий 18 декабря вторично был вынужден почтить своим присутствием Совет Обороны»[25]. С.С. Войтикову невдомёк, что для совершения военного переворота общая численность армии не имеет никакого значения. Конспирологический метод основан на том, что любой факт, любая цитата вырывается из собственного исторического контекста и служит повторению заранее придуманного идеологического штампа: Троцкий готовит переворот, Ленин так этого боится, что готов белым войну проиграть и быть повешенным, лишь бы навредить «военному диктатору» (так С.С. Войтиков называет Троцкого, забыв, что тот еще не совершил военного переворота, о котором якобы мечтал).

Конечно, партия большевиков не была монолитной, в ней явно выделяются более умеренное и более радикальное течения. Заметны также трения между сторонниками укрепления центральной власти и регионалистами, этатистами и синдикалистами, сторонниками и противниками широкого привлечения офицерства в военное строительство, есть и личная неприязнь между влиятельными лидерами. Но это не значит, что сторонники разных тенденций большевизма в 1917-1922 гг. были готовы уничтожать друг друга. И не приведено доказательств, что Свердлов, следующий во всех публичных дискуссиях в фарватере политики Ленина, был на самом деле его тайным стратегическим оппонентом и даже врагом. Ленин выполнял роль координатора партии, стараясь находиться над группировками, и лишь иногда резко вставал на одну из сторон. Свердлов в таких ситуациях всегда оказывался вместе с Лениным. Так что версии о противостоянии Свердлова и Ленина требуют очень серьезных доказательств, и такие доказательства не приведены, что приводит к выводу о ложности самих версий.

Между большевистскими руководителями было множество тактических деловых разногласий и ведомственных трений, которые тогда было принято обсуждать, иногда довольно эмоционально. Культура спора, которая в последующие десятилетия будет вырвана с корнем из отечественной государственной иерархии, тогда не была признаком принципиальных разногласий и враждебности спорящих. И лишь нынешние конспирологи пытаются из этих споров вывести схему смертельной борьбы между большевиками, которые предстают не борцами за свой идейный проект, а бандой гангстеров, дорвавшихся до власти.

Суть деятельности Ленина, Троцкого, Свердлова, Сталина и других видных большевистских политиков в это время заключалась не в мелких интригах и подставах, не в борьбе за место «хозяина», которого не было, а в борьбе за выживание коммунистического проекта, крах которого обернулся бы для них физической гибелью или в лучшем случае прозябанием в эмиграции. И для этой эмиграции, в отличие от дореволюционного периода, было бы тяжело найти безопасное место. Борьбой за власть между собой можно будет заняться в мирное время, после победы в Гражданской войне, а пока у них были совсем другие приоритеты.

Свердлов как оккультный жрец

Другое амплуа Свердлова в мифах и легендах о 1918 г. связано с его ролью в расстреле Николая Романова и его близких. Для некоторых особенно истовых монархистов невыносима мысль, что царя и его семью какие-то местные плебеи перебили как собак (в прямом смысле слова, потому что собак тоже убивали в этой трагедии). И они строят совершенно фантастические версии. Историк И.Ф. Плотников считает, что Ленин не хотел суда и желал именно «внесудебной расправы», но почему-то стеснялся в этом открыто признаться. Именно Ленин стал инициатором убийства в Екатеринбурге[26]. П.В. Мультатули, назвав И.Ф. Плотникова «большинством историков»[27], счел эту версию необоснованной (в чем с ним трудно не согласиться) и предложил свою – куда более необоснованную.

Рассмотрим её подробнее как пример, достойный звания классического. Во-первых, П.В. Мультатули собрал под одной обложкой множество распространённых конспирологических идей. Во-вторых, его книга распространяется в магазинах православной литературы, что свидетельствует о соответствующей поддержке этих идей. Завершение биографии Николая II, написанной П.В. Мультатули, читается как сценарий фильма в жанрах «фэнтези» и «хорор».

Центральный злой персонаж этой страшной сказки – это Свердлов, который «был склонен к каббалистическому оккультизму и придерживался его ритуалов»[28], с юности искал связей с заграницей. Он их нашел в начале ХХ века знаете через кого? Никогда не догадаетесь. Через будущего убийцу царской семьи Юровского: «Нельзя исключать того, что Юровский был направлен в США Свердловым для установления контактов с Бродвейским сообществом, от которого он получил необходимый инструктаж и был снабжен деньгами»[29]. Если убрать нотку неуверенности («нельзя исключать») – это просто как цитата из следственного дела НКВД. Был за границей – явно, чтобы получить деньги и инструкции. Если следовать «логическим» приемам конспирологов, то «нельзя исключать», что Романовы были выходцами из созвездия Большой медведицы, которых уничтожили инопланетяне из созвездия Медведицы малой.

При чем здесь Бродвейское сообщество? О, нельзя преуменьшать его роль в событиях мировой истории, которая едва ли меньше, чем роль снежной королевы: «Говоря об убийстве Царской семьи, невозможно не коснуться роли в нем влиятельного мирового сообщества, центром которого к началу ХХ в. стали США. Главной стратегической целью этого сообщества было создание т. н. нового мирового порядка». Мы знаем о планах гитлеровского мирового порядка, но монархические конспирологи используют это раскрученное название для обозначения замыслов этого самого «Бродвейского сообщества» и еще не менее зловредного «Круглого стола». «В начале ХХ в. лидеры этого сообщества понимали, что без уничтожения Российской Империи поставленные ими цели недостижимы»[30]. Но если Вы наивно думаете, что эта задача была решена уже в марте 1917 года, то напрасно. Без ритуального убийства царской семьи тут никак не обойтись. Недаром Юровский передавал от бродвейских оккультистов инструкции и деньги для Свердлова в начале ХХ века. Это для того делалось, чтобы «оккультный интернационал»[31] мог наконец организовать ритуальное убийство в Екатеринбурге в 1918 году. В этом деле Свердлова мог подстраховать кадет В. Пепеляев – будущий глава правительства Колчака. А что – он тоже связан с одним из членов «Бродвейского сообщества»[32] - хороший помощник Свердлову будет. У Пепеляева и с инженером Ипатьевым есть общие знакомые. Он, Ипатьев, не иначе как по заданию оккультного интернационала домик заранее присмотрел, чтобы своей фамилией создать красивую аллегорию – ведь воцарение Романовых связано с Ипатьевским монастырем. А домик тоже что надо – рядом когда-то языческое капище было. Это, увы, только в 20-х года выяснилось. Но оккультный интернационал об этом, разумеется, заранее знал[33]. И день убийства был выбран не случайный, а символический – День памяти Андрея Боголюбского, который был чем-то вроде первого русского царя[34] (до годовщины смерти Ивана Грозного, который действительно был первым царем, как-то не дотянули – чехословацкое наступление наверное помешало). Впрочем, если бы казнь произошла чуть позднее, П.В. Мультатули мог бы связать её с днем памяти Сергия Радонежского. У Церкви что ни день – то со смыслом. Так что приписать коммунистам какой-то сакральный умысел нетрудно в любой день календаря.

П.В. Мультатули находит у убийц Романовых и прекрасное знание иудейских обрядов. Еще бы – они ели яйца на Ганиной яме недалеко от костра[35] – явная иудейская оккультная обрядность, что же еще. Юровский и компания очень бы подивились, что в их действиях был столь глубокий сакральный смысл. Мифостроительство конспирологов очень бы облегчилось, если бы жертв было 12 или 13 – сразу можно было бы усмотреть в этом сакрально-оккультную нумерологию. Но их как назло было 11. Эту незадачу П.В. Мультатулли объясняет так: мальчик Седнев был козлом отпущения, которого следовало прирезать потом, а сначала отпустить[36]. Мальчик, впрочем, участниками расстрела царской семьи убит не был, вырос, и погиб только в 1942 г. Как намекает П.В. Мультатули, его уничтожила всё та же оккультная организация. Оно и понятно – а кто же еще мог развязать Вторую мировую войну, которая поглотила несчастного Седнева.

Конспирологи уверены, что Романовых убили вовсе не так, как рассказывают убийцы, а совсем иначе – по оккультному. Их сначала обездвижили выстрелами (что за оккультный обряд это предполагает, П.В. Мультатулли не объясняет), а потом специальные оккультные люди, приехавшие из-за океана, закололи жертвы ритуальными трехгранными оккультными кинжалами. Почему трехгранными? А в комнате есть следы ударов от трехгранного штыка винтовки Мосина, в то время как убийцы рассказывают, что у них были другие штыки. Значит, делает вывод П.В. Мультатули, это были не штыки, а кинжалы, которыми оккультные жрецы зачем-то потыкали стену[37]. Предположить, что в этой комнате, использовавшейся охраной в течение всего пребывания здесь Романовых, кто-то ещё, кроме жрецов, мог штыком в стену потыкать – это выше понимания монархического конспиролога.

Ещё одна распространённая среди конспирологов идея – об отрезании венценосных голов. Ясное дело, жрецам неудобно было отрезать головы трехгранными ножами. Но они таки отчленили их и отправили в Москву для совершения кремлевских черных месс, продолжавшихся как минимум до времен Андропова[38]. Поэтому П.В. Мультатули никак не может признать подлинность останков, найденный в Поросенковом логу, ибо там головы оказались на месте.

П.В. Мультатули так увлёкся, рассказывая читателю о своих познаниях в области оккультных практик, что как-то забыл о своей версии о роли Пепеляева в убийстве царской семьи. Так что в итоге лавры в организации этой оккультной акции достаются Свердлову. Именно он, вопреки воле «немецкого агента» Ленина добился переброски Николая Романова и его близких на подконтрольный Свердлову Урал[39]. Там можно было не торопясь подготовить все ритуалы, придуманные биографом Николая II.

Если бы авторы конспирологической литературы претендовали на ту же степень достоверности, как авторы мультфильма «Анастасия» или фильмов «Люди Х», было бы полбеды (хотя даже такое художественное глумление над историей меня как историка немного смущает). Но конструкторы конспирологических версий претендуют на роль носителей научной истины и в этом качестве воспринимаются в клерикальных кругах. В своем стремлении укрепить сон разума, они рождают чудовищ, которые превращают заупокойную молитву в фарс.

*

Мифотворчество и конспирология работают на укрепление националистического и консервативного идеологических секторов, стремящихся представить перемены, направленные против иерархического государственного и социального порядка, как результат инородных и иностранных влияний, а революции – как происки корыстных себялюбцев, сбивших с панталыку добрый народ, преданный правителям и жаждущий покоя.

Массы читателей хорошо принимают стиль изложения исторических событий, адаптирующий их до уровня понимания простого человека «среднего класса». Я бы назвал этот стиль мелкомещанским – когда человек с мещанским сознанием, чуждым поиска стратегий развития общества и перемен вообще, начинает писать о больших событиях и идейных людях, об эпохе перемен, воспринимаемой как бунт, бессмысленный и беспощадный. При этом автор ставит себя и читателя на место деятелей такой эпохи, не желая воспринимать их идеи всерьез, и, соответственно, считая их обманом и мороком, а самих деятелей – гангстерами, шулерами с неадекватными амбициями. Художественные персонажи, названные именами исторических деятелей, в таких произведениях стремятся не изменить мир к лучшему, а сделать лучше свою собственную жизнь за счет других игроков, в том числе и товарищей по партии. Впрочем, некоторые привержены сатанинским практикам, разумеется – тоже ради эгоистических мотивов. Мелкие порочные мечты мещанского сознания, понятные массам таких читателей и заказчикам таких книг и телепередач, гиперболизируются сообразно масштабу событий, но количество не переходит в качество, становится еще дальше от исторической реальности, в которой участники событий были мотивированы совсем иначе.

Сказанное никак не призвано обелить исторических деятелей революционных эпох. Последствия их решений могли вести к кровопролитию и другим бедствиям широких масс людей. Но причины этих бедствий заключались не только в действиях революционных лидеров, а сами эти лидеры мотивировались преимущественно идейными факторами.

[1] Войтиков С.С. Узда для Троцкого. Красные вожди в годы гражданской войны. М., 2016. С. 107.
[2] Войтиков С.С. Армия и власть. С. 219.
[3] Там же. С. 221.
[4] Там же. С. 226.
[5] Там же. С. 707.
[6] Войтиков С.С. Узда для Троцкого. С. 98-99.
[7] Там же. С. 103.
[8] Там же. С. 112.
[9] Там же. С. 111.
[10] Там же. С. 111.
[11] Там же. С. 105.
[12] Цит. по: Войтиков С.С. Узда для Троцкого. С. 109.
[13] Войтиков С.С. Узда для Троцкого. С. 122-123.
[14] Там же. С. 124.
[15] Фельштинский Ю.Г. Вожди в законе. М., 1999. С. 193.
[16] Там же. С. 206.
[17] Там же. С. 181.
[18] Там же. С. 197.
[19] Там же. С. 191.
[20] Выстрел в сердце революции. М., 1989. С. 65-70.
[21] Фельштинский Ю.Г. Вожди в законе. С. 205.
[22] Там же. С. 206.
[23] Войтиков С.С. Узда для Троцкого. С. 140.
[24] Троцкий Л.Д. Моя жизнь. Опыт автобиографии. М., 1990. Т. 2. С. 127.
[25] Узда для Троцкого. С. 201.
[26] Плотников И.Ф. Правда истории. Гибель Царской Семьи. Екатеринбург-Москва, 2003. С. 30.
[27] Мультатули П.В. Император Николай II. Мученик. М., 2018. С. 435
[28] Там же. С. 437.
[29] Там же. С. 475.
[30] Там же. С. 497.
[31] Там же. С. 498.
[32] Там же. С. 499.
[33] Там же. С. 499, 523-525.
[34] Там же. С. 528.
[35] Там же. С. 528.
[36] Там же. С. 530-531.
[37] Там же. С. 543-545.
[38] Там же. С. 554-558.
[39] Там же. С. 439-440.

Источник
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
Дык какой же кто историк, если никому ворота дёгтем не намазал?????

А так спекулируй на здоровье во славу теперешних вождей.