мифоистория

Оборона Вестерплатте в истории Польши



Блогер karbyt обвинил меня в клевете в предыдущем посте про храбрость поляков, напомнив про беспримерный героизм польских офицеров и солдат на складах Вестерплатте, когда оказавшиеся в окружении польские вояки целых семь дней держали оборону под обстрелами, а потом, потеряв меньше десятой части своего гарнизона, капитулировал.

Благодаря ему появился повод описать этот пример польской доблести, в котором как в зеркале отражаются все представления поляков о смелости и позёрстве.

Вестерплатте — небольшой полуостров в Гданьской бухте, у самого входа в порт. Напомню, что сам Гданьск был вольным городом и находился под управлением Лиги Наций. В 1926 году на Вестерплатте был создан военный склад и там размещён гарнизон для охраны.



Были построены сами склады, казармы, маяк, караульные помещения и семь блок-постов. Общая площадь склада Вестерплатте составляла около 60 га, а длина границы по периметру — около 3,5 км.

На Вестерплатте помещался польский гарнизон, который на 1-е сентября 1939 года состоял из 205 человек, включая 5 офицеров, 7 гражданских чиновников и 18 вольнонаемных работников.

На вооружении имелась одна 76-мм полевая пушка (русская трёхдюймовка обр. 1902 года), два 37-мм противотанковых орудия, четыре 81-мм миномёта, шестнадцать станковых и двадцать три ручных пулемёта.

После обстрела, полуостров начали атаковать немецкие сухопутные части. Регулярных войск Вермахта в Данциге не было, было две полицейские роты, сводная рота моряков с броненосца «Шлезвиг-Гольштейн» и батальон SS-Heimwehr Danzig, по сути, представлявшей собой ополчение из местных жителей немецкой национальности. Числилось в нём около полутора тысяч человек, и даже было три австрийских бронемашины Steyr ADGZ, но реальной боевой силы он не представлял вообще и всех «подвигов» было в том, что они заняли здание почты и его удерживали (против кого - непонятно).

То есть каких-то серьезных боевых частей у немцев просто не было, и потому, сходу взять сильно укрепленную территорию склада у них не удалось, хотя бой продолжался почти весь день.

Польские потери составили четыре убитых и несколько раненых. Гарнизон лишился своего единственного полевого орудия и оставил один из укрепленных блок-постов. Данные о немецких потерях в польских источниках указываются до 80 убитых и 100 раненых, но они явно сильно завышены. Известно, что единственная боеспособная часть немцев, рота морской пехоты (численностью около сотни солдат) понесла потери до полутора десятка человек убитыми и ранеными.

На второй день Вестерплатте бомбила авиация. Упоминается, что в налёте приняли участие сорок семь пикирующих бомбардировщиков Ju.87, которые за полчаса сбросили 8 бомб по 500 кг, 50 бомб по 250 кг и 100 бомб по 100 кг. Я не буду ручаться, но мне кажется, что количество самолётов и их тип указаны не совсем верно, Впрочем, это я пишу, опираясь просто на память, так как никаких документов по действиям Люфтваффе в том районе под рукой нет. А уж количество и вес бомб точно не совсем соответствует возможностям указанных самолётов, потому что 47 самолетов Ju.87 могут, например, сбросить лишь 47 бомб по 250 или 500 кг, так как несут лишь по одной такой бомбе.

Впрочем, не суть.

В результате бомбардировки был уничтожен один блок-пост вместе с гарнизоном, уничтожены все четыре миномёта.

Бомбардировка оказала на польских солдат сильнейшее психологическое воздействие. Среди личного состава вспыхнул бунт, который был подавлен самым жёстким образом. Четверо военнослужащих были расстреляны. Результаты авианалёта так потрясли командира гарнизона майора Сухарского, что он отдал приказ о капитуляции. Но приказ не был исполнен, так как против него выступили другие офицеры. Заместитель командира гарнизона капитан Домбровский отстранил майора Сухарского и сам принял командование гарнизоном. Какое-то время над крышей казармы даже висел белый флаг, но потом его сняли.

На третий день боев немцы обстреливали Вестерплатте из полевых орудий, вопреки польским источникам, броненосец в эти дни в обстрелах не участвовал. Была предпринята попытка атаковать, но атака была отбита. На четвертый день обстрелы продолжались, хотя атак не было.

В гарнизоне к тому времени стала ощущаться нехватка воды, пищи и медикаментов. Впрочем, пищи ещё хватало, но остались лишь сухари и консервы, и это солдатам не нравилось. Вот с медикаментами действительно была проблема, так как раненым было нечем помочь. В результате Майор Сухарский вновь вернулся к вопросу о капитуляции. Теперь мнения офицеров разделились. Тем не менее, капитан Домбровского смог убедить остальных продолжать сражаться.

На пятый день немцы взялись за лес, который рос на полуострове и служил укрытием защитникам. Артиллерия била по деревьям, стараясь их уничтожить. На следующий день немцы попытались лес поджечь, пустив туда цистерну с бензином, но попытка оказалась неудачной. В этот день, отстраненный от командования майор Сухарский созвал совещание с участием офицеров. И снова не удалось прийти к единому мнению. Моральное состояние солдат и офицеров было тяжелым, информация о событиях на других участках войны не внушала оптимизма. Однако большинство снова выступило за продолжение борьбы.

7-го сентября немцы предприняли ещё один штурм, они подвергли позиции поляков артиллерийскому обстрелу из орудий броненосцы, им удалось всё-таки поджечь лес.

После обстрела майор Сухарский принял твёрдое и окончательное решение о капитуляции Вестерплаттского гарнизона. В 10:15 приказ о капитуляции был доведён командирами до личного состава, а над казармами вывешен белый флаг. Майор Сухарский проинформировал о своем решении маршала Рыдз-Смиглы, который присвоил всем защитникам Вестерплатте, живым и погибшим, высшие военные награды и очередное звание. На этом оборона Вестерплатте завершилась. Она продолжалась 173 часа 30 минут. Потери с польской стороны, по последним исследованиям, составили 15-20 убитых и 40-45 раненых. Правда, ещё были расстрелянные самим поляками и были гражданские лица, которые в это число не включены. Общие потери солдат Вермахта составили 50-70 убитых и около полутора сотен раненых.

Разумеется, экскурсовод нам рассказывал немного иначе, немцев на Вестерплатте наступали целые толпы, атаковали они и днём и ночью, а обстрелы происходили непрерывно. Хотя, осматривая местность, как-то слабо верилось в то, что если бы туда обрушилась хотя бы половина снарядов, о которых нам рассказывали, от полуострова вообще что-то осталось.

Но дело не в этом.

Хорошо помню, что когда экскурсовод дошёл до того момента, когда гарнизон поднял белый флаг и показал нам фото польских солдат, сдающихся в плен (уж не знаю, немцы эти снимки делали или сами поляки на память фотографировались) на лицах всех окружавших меня людей (а все были из Советского Союза) появилось откровенное недоумение. Да и у меня тоже. Не знаю, кому, что на ум пришлось сразу, может быть, у кого-то возникли воспоминания про защитников Брестской крепости.
Кстати, Брестская крепость тогда ведь была у поляков, и через пару недель после сдачи Вестерплатте пыталась даже держать оборону против подошедшей к ней Красной Армии, загородив ворота старым французским танком. Но после того как ворота снесли, сдалась практически сразу.

А я вот хорошо помню, что сразу тогда вспомнил про командира небольшой крепости во времена Екатерины Великой, который сдал превосходящим его в десятки раз врагам крепость, был выпущен с оружием и знаменами (то есть, на самых почетных условиях), и был приговорен к смерти за трусость.

Какие всё-таки разные в разных странах понятия о подвиге. Представьте себе, что описанные мною выше события на Вестерплатте произошли бы в нашей армии. Они ведь могли бы произойти, люди бывают всякие и ситуации бывают всякие. Я совсем не хочу обвинять поляков этого маленького гарнизона, которые, оказавшись оторваны от всех, сражались в одиночку против превосходящего их противника. Я не берусь их судить, потому что сам никогда не сидел под обстрелом морских орудий и бомбежкой. Вопрос не в тех польских солдатах и их командирах.

Вопрос в том, если бы это случилось в нашей армии, как бы мы это оценили? Поставили бы памятник, стали бы водить туда экскурсии, словно речь идёт о подвиге защитников Брестской крепости или Севастополя?



Кстати, по поводу попытки майора Сухарского сдать крепость 2 сентября, который в нашем представлении выглядит чуть не предательством, будет любопытным узнать, что 31 августа в Вестерплатте прибыл полковник Винсент Соботинский (гданьский отдел Генерального Коммисариата Речи Посполитой), который передал Сухарскому крайне важные сведения. Среди всего прочего, в сведениях присутствовала информация о том, что Германия, по донесениям разведки, планирует штурм Вестерплатте в ближайшие 24 часа и в случае подтверждения данных, отряд обороны полуострова сможет расчитывать исключительно на свои собственные силы. Никакой подмоги не будет.

Соботинский приказал Сухарскому выдерживать оборону как минимум в течении 12 часов, что должно было показать Вермахту героический дух польской армии. Так что комендант Вестерплатте пиказа командования выполнил.

Здесь вы можете об этом почитать:
http://www.rech-pospolita.ru/bitva-za-vesterplatte-kak-zhe-eto-bylo.html
https://reich-erwacht.livejournal.com/50952.html
http://nwtele.ru/content/strannyy-podvig-geroev-vesterplatte

promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…