мифоистория

Кризис российской науки как проявление общего кризиса РФ



Одна из причин нашего непреодолимого пока общего застоя РФ является отношение власти к науке.
Её постарались максимально перевести в прикладную плоскость, требуя от исследований быстрой и выгодной отдачи. Однако перевод науки на самоокупаемость - одна из самых больших и даже преступных глупостей в постсоветской РФ, аналогичной тому, чтобы образование свести к сфере услуг, задача которой воспитать и подготовить не творца, а квалифицированного потребителя.

Как следствие в науке резко активизировалась имитация научной деятельности, которой по мнению многих занимаются 9 учёных из 10. Но имитация должна во что-то выливаться. И, возможно, её главной формой является погоня за рейтингом научных публикаций, которая с одной стороны стала очень неплохим бизнесом, а с другой, благодаря принятию западных наукометрическхм показателей за основу, отличным способом сбора разведданных в сфере науки, когда российские учёные за свои деньги посредством статей передают на Запад информацию о своих достижениях. В результате сформировался этакий научный фасфуд.

Из-за этого научные издания превратились в жёлтую прессу, где за деньги можно опубликовать что угодно – это реальность современной науки.
А журналисты пересказывают статьи учёных, подавая их как истину в последней инстанции. Но делать этого больше нельзя. Дети ростовщиков превратили науку из инструмента познания мира в средство обмана и обогащения паразитов...

Новости, начинающиеся словами «стало известно», «названа» и т.п., появляются благодаря авторитету рецензируемых научных журналов. Журналисты пересказывают статьи ученых, подавая их как истину в последней инстанции. Но делать этого, похоже, больше нельзя. Почему институт научных журналов оказался в кризисе и как в этой ситуации справляются ученые, рассказывают «Известия».

Одним из самых нашумевших околонаучных фейков стала расшифровка рукописи Войнича, когда мир на день поверил, что средневековая рукопись Войнича, написанная неизвестным автором на неизвестном языке и украшенная непонятными иллюстрациями, расшифрована. Поверил потому, что статья об этом была опубликована в рецензируемом научном журнале. Вскоре выяснилось, что ее автор мошенник.

О расшифровке средневековой рукописи Войнича в мае писал весь мир, а о найденных на снимках Венеры «существах» – несколько российских СМИ. Главный научный сотрудник Института космических исследований Российской академии наук (ИКИ РАН), доктор физико-математических наук Леонид Ксанфомалити разглядел 18 представителей флоры и фауны на снимках планеты 30-летней и более давности.

«Смотрите, вот два «гриба». На панораме «Венеры-13» видны их конические складчатые «шляпки», – рассказывает ученый. На другом снимке – предполагаемый зверь, который «выбрался из-под засыпавшего его грунта и попал в объектив, а потом (предположительно) уполз».

Статью «Гипотетические признаки жизни на планете Венера: ревизия результатов телевизионных экспериментов 1975–1982 годов» Ксанфомалити написал в соавторстве с доктором физико-математических наук, академиком Львом Зеленым, председателем Сибирского отделения РАН Валентином Пармоном и кандидатом физико-математических наук, доцентом кафедры общей физики Новосибирского государственного университета Валерием Снытниковым. Опубликована она была в научном журнале «Успехи физических наук», который входит в базу данных Russian Science Citation Index (RSCI).

Если бы псевдооткрыватель жизни на Венере опубликовал статью в «хищническом» журнале, вероятно, о ней бы вообще не узнали. Но она вышла в авторитетном рецензируемом научном журнале, на который смело сослались десятки СМИ.

Подобным публикациям в «хищнических» (иначе – «мусорных») научных журналах за рубежом уже не удивляются. «Хищниками» называют издания, которые за деньги публикуют буквально всё подряд. Это доказали эксперименты скептиков. В ноябре 2014 года журнал International Journal of Advanced Computer Technology, например, обнародовал статью «Уберите меня из своей чертовой рассылки». На 10 страницах повторялась только эта фраза. Год спустя 17 журналов выпустили статью выдуманного автора Пинкертона ЛеБрейна (в честь мультяшных мышей Пинки и Брейна) – «Хирургическая и неопластическая роль какао в хлопьях для завтрака». И это лишь пара примеров из сборника липовых статей американского биолога Зена Фолкса.

«Хищнические» издания иногда берут названия, идентичные тем, что носят авторитетные научные издания. Однако некоторые из них оказывались в котируемых списках Web of Science (WoS) и Scopus, что выяснилось благодаря «списку Билла». Полностью он называется Potential, possible, or probable predatory scholarly open-access journals («Потенциальные, возможные или вероятные хищнические научные журналы открытого доступа»). Почти 10 лет назад «хищников» начал собирать библиотекарь Университета штата Колорадо в США Джеффри Билл, по имени которого и называют список. Началось с того, что его как адъюнкт-профессора пригласили в совет одного из журналов и в письме нашлась масса грамматических ошибок.

Подсчитать точное число «хищнических» журналов как за рубежом, так и в России проблематично. Хотя бы потому, что процедура опровержений и отзыва научных статей занимает намного дольше времени, чем публикация в «мусорном» журнале без рецензирования. В 2016 году число научных журналов в России оценивали в 12 тыс. штук. В списке изданий Высшей аттестационной комиссии (ВАК, публикация в них – обязательное требование для соискателей ученой степени) – порядка 2 тыс., в системе Российского индекса научной цитируемости (РИНЦ) – более 6 тыс.

«Диссеропедия российских журналов» – своеобразный аналог «списка Билла» – начиналась с ревизии ваковских изданий. В список ВАК попадают только те журналы, в которых есть институт рецензирования и чьи номера включены хотя бы в одну из мировых систем цитирования, в том числе упомянутые WoS и Scopus. Но сомнительные статьи появляются и там.

Из 18 научных журналов, в которых, по данным сетевого сообщества «Диссернет», публиковались псевдонаучные статьи, 10 есть в актуальном списке ВАК. И в пяти из них такие материалы вышли уже после включения в список. Стоит обратить внимание хотя бы на две такие статьи.

Полное название первой: «Сверхнеобходимость скорейшего сверхперехода к сверхвсеинтегрированности (сверхвсесущностности, сверхвсесоциальностности) в способе мышления, мировоззрения – и тем самым к сверхвседисциплинарности и сверхвсеметодологичности, к сверхвсеконвергентности в науке и в подготовке кадров». Опубликовал это в «Вестнике Пятигорского государственного университета» ректор этого университета Александр Горбунов.

Ему принадлежит еще около сотни научных работ, в том числе «Социально-преобразовательная сверхальтернатива (сверхперспектива) для России и всего человечества как успешный сверхвыход из глубинного и глобального сверхкризиса», а также работа-гид «Как управлять миром, позитивно преобразовывая его: креационно-эволюционная транспарадигматика и транспараметрика, трансконсоциотика и транссинергетика единосмыслового мироустройства». В январе сверхзаголовки сверхректора привлекли внимание СМИ. Последствий это, судя по всему, ни для него, ни для журнала не имело.

Не удалена и не опровергнута статья Олега Эпштейна в журнале «Практическая медицина». Эпштейн – директор и научный руководитель фирмы «Материа Медика Холдинг», которая выпускает гомеопатические препараты. В статье, вышедшей в «Практической медицине» еще до попадания журнала в список ВАК, повествуется о гомеопатических препаратах, которые называются «релиз-активными». В 2017 году гомеопатия была признана лженаукой комиссией РАН по борьбе с фальсификацией научных исследований. В 2018 году член-корреспонденту РАН Эпштейну портал «Антропогенез.ру» и фонд «Эволюция» вручили премию ВРАЛ за вклад в лженауку. А его фирму Минобрнауки отметило антипремией «за самый вредный лженаучный проект».

«Известия» обратились в ВАК за комментарием по поводу удаления и опровержения подобных работ. Как ответил главный ученый секретарь комиссии Игорь Мацкевич, ВАК не вмешивается в редакционную политику журналов. Но за антинаучную публикацию журнал могут исключить из списка.

Существует большое число заявителей (включая ученых и аспирантов), которые обращаются в ВАК и Минобрнауки России с претензиями по поводу тех или иных публикаций в научных журналах. В том случае, когда подобные претензии подтверждаются экспертами ВАК и выявленные нарушения касаются качества научных публикаций, президиум ВАК рекомендует министерству исключить конкретный журнал из перечня ВАК.

Отчасти обнадеживает в этой ситуации недавнее предложение вице-президента РАН Алексея Хохлова радикально сократить число научных журналов, входящих в список ВАК, более чем с 2 тыс. примерно до 700. Правда, Хохлов по факту предлагает заменить перечень ВАК на список журналов, входящих в базу данных в Russian Science Citation Index (RSCI). Она была создана в 2015 году как альтернатива ваковской. В нее попал и журнал, откуда мы узнали о предполагаемых жителях Венеры, и еще два издания, замеченных за публикацией псевдонаучных статей.

Исключить из научных баз журналы, публикующие откровенную ахинею, удавалось благодаря энтузиастам, российским Пинкертонам ЛеБрейнам. В 2008 году замдиректора Института проблем передачи информации РАН Михаил Гельфанд вместе с коллегами отправил статью под названием «Корчеватель: алгоритм типичной унификации точек доступа и избыточности» в «Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов». Этот журнал из списка признанных государством научных журналов привлек внимание Гельфанда крайне низким качеством статей и агрессивной рекламной политикой.

Бессмысленная статья была скомпилирована программой генерации квазинаучных текстов Scigen. Гельфанд перевел текст (программой) на русский язык, и после оплаты публикации в 4,5 тыс. рублей статья была принята к печати с «небольшими замечаниями» рецензента. Красок этой истории добавляет то, что в 2005 году этот же текст на английском был принят к рассмотрению Всемирной конференцией по систематике, кибернетике и информатике во Флориде.

В статье среди прочего время измерялось в цилиндрах, упоминались исследователи с фамилиями Gayson (англ. «гей-сын»), Softporn (англ. «порноэротика»), а также сам профессор М. Гельфанд, оказавший помощь в генерации научных текстов. Тем не менее она вышла, и после большого скандала в СМИ журнал был исключен из списка ВАК. В 2009 году главный редактор журнала пытался через суд добиться его возвращения в список и получил отказ.

Как считает Гельфанд, подобные акции смогут очистить мир от недобросовестных научных журналов. «Вот вам выход, – заключил он. – Надо написать сто «Корчевателей», и сразу всё станет ясно». Хотя «Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов» не закрылся. Сайт его последний раз обновлялся в ноябре 2018 года.

Не имел особых последствий и скандал, поднявшийся в США после выхода статьи научного журналиста Джона Боханнона (John Bohannon) в журнале Science. Он разослал статью о лечении рака с серьезными и заметными специалистам ошибками в 304 рецензируемых научных журнала. 157 журналов в той или иной форме (в основном речь шла о необходимости перевести деньги за публикацию или расширить вступление) приняли подделку. Среди них были и журналы, принадлежащие компании Elsevier. Эта компания владеет одной из самых известных баз данных научной периодики Scopus. В резонансной статье Боханнон привел названия нескольких журналов, согласившихся опубликовать ерунду. И они продолжают выходить по сей день.

В 2017 году ВАК исключила из своего списка 293 журнала. Потом из системы РИНЦ вычеркнули 344 издания. Тогда гендиректор «Научной электронной библиотеки» eLibrary Геннадий Еременко предполагал, что из 6 тыс. внесенных в базу изданий порядка тысячи – «мусорные». В списке персон «Диссернета» у лидеров по «мусорным» кейсам сотни публикаций. Например, у профессора Московской государственной академии водного транспорта Олега Кочетова – 626 (сейчас на сайте вуза он не упоминается), у ведущего инженера МИФИ Владимира Свинаренко – 241.

РИНЦ, после того как исключил 350 журналов, дал рекомендации по вычислению «хищников»
► резкий рост количества публикаций;
► недостоверные отзывы;
► раздутый список профильных дисциплин;
► плата за размещение.

Однако и ваковским журналам по закону, несмотря на бюджетное финансирование, деньги брать не запрещают. Вопрос в том, за что их берут: одно дело, если они идут на оплату труда издателей, другое – за липовые рецензии, а то и вовсе написание статей. Такую услугу предлагают десятки контор-посредников, что косвенно говорит о наличии спроса. Поставить статью в ваковский журнал обойдется в среднем в 10–15 тыс. рублей, в Scopus – порядка 30 тыс.

Публикации в журналах вне списков дешевле. От них есть прок не только научным работникам для бумажной отчетности, но и коммерческим структурам. Так, на научные исследования ссылаются компании, которые предлагает «гадание по отпечаткам» – дерматоглифическое тестирование. Большинство упоминаемых ими статей были опубликованы в малоизвестных изданиях, некоторые из которых и попали в «хищники».

Большинство ученых обеспечивает себе работу с помощью научных грантов, которые, «согласно сложившейся в последнее время практике, даются не за идею, а за уже имеющиеся у соискателей высокорейтинговые публикации», говорится в статье к научно-практической конференции Ассоциации научных редакторов и издателей (АНРИ) 2017 года.

Получается замкнутый круг: чтобы получить научные результаты, нужны исследования; чтобы их провести, нужны деньги; чтобы их получить, нужны статьи – и как можно больше. Постоянно прорываться в авторитетные издания надоедает, а потому появляются небольшие издательства. Именитого главного редактора недостаточно, опять же нужны деньги, и в отсутствие спонсора и платной подписки на вооружение берется модель, когда издание окупается за счет взимания платы с авторов. Это основной способ работы «хищнических журналов» и причина того, что они растут как грибы после дождя.

«Затраты на издание будут легко компенсированы большими грантами, которые можно будет получать, если добиться попадания журнала в список хороших журналов, т.е. изданий, индексируемых в ключевых системах глобального цитирования», – отмечают авторы статьи, доктор биологических наук, замглавного редактора журнала «Вестник Московского университета. Серия 16. Биология» (в списке «Диссеропедии» не замечен) Александр Хохлов, а также два сотрудника журнала Александр Клебанов и Галина Моргунова.

В год порядка миллиона научных сотрудников, в том числе аспирантов, «стучится» в научные журналы. Такие подсчеты приводила кандидат экономических наук Наталья Алимова, выступившая против черного списка изданий. По ее мнению, нарушения – логичное следствие неадекватного спроса.

Причиной появления такого количества «хищнических» журналов эксперты АНРИ называли «наукометрический фетишизм». «Ученым предлагают, вернее, настоятельно рекомендуют вырабатывать «конструктивное» умение печь публикации, как пирожки или гамбургеры, – в фабричной логике конвейера, штамповки, стандартизации. Вместо полноценной еды в Макдоналдсе подается красиво упакованная и условно съедобная пища, равно и в современной науке продуцируется красиво упакованный мусор вместо полноценных научных статей», – считают кандидат социологических наук, ответственный редактор журнала ВЦИОМа Анна Кулешова и кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник Института социологии ФНИСЦ РАН Денис Подвойский.

К 2020 году пять российских вузов должны войти в сотню лучших мировых – такую планку установило государство. И один из шагов к этой цели – рост числа научных публикаций. За 2010–2016 годы оно действительно увеличилось у вузов, участвующих в проекте «5-100» – в пять с лишним раз, подсчитали ученые из Института нефтегазовой геологии и геофизики и Государственной публичной научно-технической библиотеки Сибирского отделения РАН (статья на эту тему была опубликована в прошлом году в научном журнале Scientometrics, которого нет в списке «хищнических»).

Резкого роста числа публикаций, как полагают исследователи, удалось добиться в том числе за счет «хищнической» стратегии – отправки статей в издания, где во главе угла деньги, а на рецензирование вообще порой закрывают глаза. Из 21 вуза массово ее брали на вооружение два, в первую очередь Казанской федеральный университет, который оказался и в лидерах по освоению бюджета. Более тысячи публикаций в «мусорных» журналах насчитали только за 2015 год.

Источник

Вот так через частный аспект научной сферы видна вся порочность того пути, который избрали для российской науки те, кто в ней заказывает музыку.

Ну и последнее.
Если вы думаете, что изложенное выше - нечто новенькое, то ошибаетесь.
Об этих проблемах в науке знают практически все.
Более того, об этом пишут и говорят самые авторитетные российские учёные.
Но изменить положени они не могут, т.к. в ходе либеральных реформ сфера науки давно уже лишена права развиваться согласно её собственной логики.
Она должна работать по принципу "чего изволите". И как может быть иначе, если наука тоже сфера услуг?
И чем дольше будет сохраняться данная ситуация, тем хуже будет для России.
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
1) Нет, это касалось всех исследований. Все публикации визировались в Первом отделе. Основной критерий для разрешения публикации "в данной статье не содержится новой информации".

2) А заказывать реактивы за год до получения? А приборы через пять лет после того как они стоят в любой западной лаборатории? А попасть на конференцию - даже не смешите.

3) Доступны только summary. За полный текст надо платить. И интернет в СССР был опять же в Первом отделе. Как и ксерокс... Как и факс. Кстати, книги сейчас абсолютно доступны и не слишком дороги, сам заказывал пару месяцев назад через Амазон - 18 долларов.


Что стало лучше? Тех самых "феноменов", о которых речь шла выше, стало больше. Но опять же - это не система.
Простите, но это не доводы. Это факты. Про тот самый СССР.

Кстати, не подскажете, в чем я Вас убеждал?

"В СССР все было точно также, и даже хуже."

Очень сильный факт.
Его же вы и пытались обосновать.
Но чьё-то мнение - не есть факт правоты для остальных.
В действительности это факт вашего сознания или образ факта в вашей голове.

А ответный аргумент довольно прост.
Если бы в советской науке ситуация была хуже, то и результат был бы аналогичный и советская наука никогда бы не была в числе мировых лидеров в базовых научных отраслях.

Что касается проблем.
Они, конечно, были. Иногда совершенно идиотские. Но строить на них все умозаключения без учёта других контекстов слишком субъективно.

Советская наука держалась на уровне мировой в нескольких узких, хотя и важных, областях. Причем во многом используя заделы 50-х годов. А также использовала примущества системы: возможность концентрации ресурсов и энтузиазм. Сам вкалывал по 14-16 часов и с удовольствием причем.

К началу 80-х эти факторы перестали работать.

И в каких, кстати, фундаментальных областях Советская наука была в лидерах к середине 80-х?
1) Вы о 50-х годах пишете, словно они не были советскими. Я же имею в виду советскую систему в целом.

2) С учётом специализации в науке все "области" - узкие. Однако лишь СССР и США сумели обеспечить развитие всех базовых направлений науки, особенно фундаментальной. Остальные предпочитали специализироваться на чём-то немногом и большей частью активничать в прикладных сферах, которые давали отдачу.

3) Я тоже вкалываю по 12-16 часов, хотя могу этого не делать, имитируя работу, как большинство. Но мне просто это нравится. Никто меня к этому не мотивирует. Наоборот, я вижу, как других это раздражает.

4) Получается забавная ситуация. Наука 80-х держалась на заделах 50-х, а современная наука держится на заделах 80-х. И несмотря на это кое-где ещё сохраняет первенство.


1) Советская система в целом - это ни о чем, уж простите. Все менялось со временем.
2) А вот здесь Вы уже неправы категорически. С фундаментальной наукой в США всегда были проблемы, в отличие от прикладных. Фундаментальная наука делалась в Европе. И ещё раз: какие именно области именно фундаментальной науки были передовыми в СССР к середине 80-х? Химия и биология, психология и медицина были безнадежны, это я Вам компетентно говорю.
3) Без комментариев
4) Именно так и есть... увы. Какие крупные прорывные открытия в фундаментальной науке вообще были сделаны за последние 30 лет? И сравните с периодом 1950-1965.
В качестве первого утверждения отвечу просто: вы не видите связей между различными этапами в рамках целого, а я вижу. Чтобы было понятно, что я имею в виду, сравните себя на разных этапах вашей деятельности и ответьте: вы настолько изменились, чтобы перестать быть собой? Думаю, что нет. Тоже самое и с советской системой. Хотя она, конечно, развивалась.

Что касается прочего, я не разделял фундаментальную науку от остального.
А так вы правы.
И, кстати, это тоже некая общая тенденция.
Достаточно посмотреть, как менялась техника в первой половине ХХ века и потом.
Скажем, какой была авиация в 1-й мировой и во второй, включая реактивные двигатели. А сейчас?
Прежде чем согласиться с Вашим первым утверждением могу я задать Вам несколько вопросов?

Откуда у Вас взялось представление о том, как развивалась советская фундаментальная наука? Вы знаете как и когда организовывались институты, какие принципы организации в них закладывались? Вы знакомы с теми кто их организовывал? Вы знаете их цели и задачи на тот момент?

Кстати, главное отличие фундаментальной и прикладной науки определить в первом приближении довольно просто: первая отвечает на вопрос "как это понять?", а вторая "как это сделать?"
Я не являюсь историком советской науки. но историю СССР знаю неплохо, а также читал довольно много мемуаров различных советских учёных и конструкторов. Так что какие задачи ставила Советская власть перед наукой и какие меры для её подъёма принимала я в целом знаю.
Или вы хотите сказать, что советская фундаментальная наука возникала и развивалась в отрыве от общих задач развития СССР?
Во всяком случае я именно так понимаю ваши вопросы.

А всё остальное вполне приемлемо. Кто спорит?

Да, именно это я и хочу сказать. И не развивалась, а медленно деградировала. Я не компетентен в вопросах фундаментальной физики или математики от слова совсем, возможно, что там было все по-другому. Но в области естественных наук полагаю, что полностью владею информаций, полученной из первых рук, а не из отредактированных мемуаров. Фундаментальная наука естественного блока (биология, химия, фундаментальная медицина и некоторые другие специальности) с примерно с середины 70-х годов была направлена на удовлетворение личного честолюбия весьма узкого слоя крайне неоднозначных личностей. Не сказать, что бездарных, но самоуверенных и ограниченно образованных. Но главное даже не в этом, а в том, что с этого времени принцип отрицательного отбора стал абсолютно главенствующим. С одной стороны, это привело к вытеснению из активной науки всех неудобных и непонятных (см. А. Оловников, Г. Абелев, Ф. Белоярцев, например). С другой - к полупромышленной контрабанде и прямым аферам с миллионными хищениями. И апофеозом стало возвышение сначала Ю.А.Овчинникова, а затем и Р.В.Петрова, лиц напрямую виновных в деградации советской естественной науки.

Я подробно знаком с деятельностью приблизительно двух десятков Институтов РАН и РАМН и несколько менее детально еще с таким же количеством научных заведений. Никогда, нигде и никакие заявленные цели выполнены не были. Чтобы не смущать Вас терминологией, просто спрошу: сколько и какие медицинские лекарственные препараты были разработаны в СССР? Правильный ответ - менее 10. Но отчеты всегда были очень красивые. Одна программа "генома советского человека" чего стоит, спасибо товарищу Баеву.

Деградация всегда шла по одному пути. Первый обязательный шаг - это мягкая ликвидация специализированных семинаров. Второй - образование лабораторий, занимающихся исключительно техническими проблемами. Третий - введение спортивного принципа, как оценка выполняемых работ, то есть сделать что-то на две недели раньше иностранцев. И, наконец, авторство директора института во всех публикациях, которые он посчитает нужным освятить своим именем, вплоть до выкидывания из списка авторов тех, кто эту работу сделал. И все... Наука на этом умерла...

Очень наглядный пример - это Институт молеклярной генетики. как выглядел список научных лидеров этого заведения? Р.Хесин - Е.Свердлов - Н. Мясоедов. Так выглядит регресс и загнивание. Лекции г-на В. Скулачева на телевидении - вот Вам регресс и загнивание.

Короче... Если в описанной области знаний что-то и делалось при позднем СССР, то невзирая и вопреки.


PS. А что касается приведенного Вами "для наглядности" примера, то он выглядит несколько сомнительно... Вам, как философу, стоило бы помнить два закона диалектики, полностью описывающих обсуждаемый процесс: переход количества в качество и закон отрицания отрицаний.
Что интересно, здесь вы описываете несколько иные проблемы, ведущие к деградации науки в целом.
Вы совершенно правы...

Я исходно говорил, что кризис фундаментальной науки в настоящее время всеохватен. Более того, насколько я владею информацией, прикладная наука все больше становится уделом И. Масков. Мне по специализации ближе афера с компанией Theranos - очень показательный случай. Или скандал с препаратом Lipobay - тоже интересно, если захотите ознакомиться.

Кризис советской науки имел некоторые "фирменные" черты, я их перечислял. Отчасти они компенсировались позитивными особенностями, их я тоже упомянул. Но говорить о развитии, а тем более о преимуществах советской системы с 70-х годов прошлого века - это грешить против истины. А истина, в данном случае, определяется не мемуарами, а результатами, которых, по большому счету нет.

Очень наглядный пример остатков "советской науки" - это НПО "Вектор" из Новосибирска. Вам наверняка попадались в СМИ радостные отчеты о том, что они победили все болезни, причем некоторые по нескольку раз. Для знающих людей НПО "Вектор" - это полный аналог "британских ученых".

Наука, она ведь как у Л. Кэррола: Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!
А вам попадались работы, которые системно описывают эти проблемы в науке?
Системные работы - нет, уж больно тема горячая, но если найти в сети поздние выступления академика А.С. Спирина (основателя Института белка в Пущино), то там есть много над чем подумать. Где-то в середине 90-х профессор E Blout говорил, что видит проблему и что-то пишет, но это был частный разговор, потом не отслеживал: молодой был, казалось это неважным:)