мифы Украины

ПРЕДСКАЗАНИЕ (фрагмент 2-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ")



Попав в город Вюрцбург, Дольский и Незнакомец оказались на празднике. Но вскоре они внезапно расстались.
Дольский не знал, что ему делать.

___________________


Вдруг кто-то коснулся сзади его плеча. Дольский резко обернулся, в надежде увидеть исчезнувшего Незнакомца, но перед ним стояла старая цыганка.

– Хочешь, скажу тебе, кто ты? – спросила она, приблизив к нему своё мрачное морщинистое лицо и устремив на него свой испытывающий взгляд. – Или думаешь, что сможешь спрятаться под маской?
– Я и так знаю, – почти раздражённо ответил Дольский.
– Все так говорят, – настаивала цыганка. – Дай погадаю.

Она цепко схватила его руку и развернула ладонью вверх.
– О! – воскликнула она удивлённо. – Я не видела ещё такой судьбы… Хотя… Интересно. Тебя зовут… – Она в смятении замолчала. – Нет. Тебя ждёт иное имя. Ты – исцеляющий светом. О Боже! – Цыганка вдруг дёрнулась, резко отодвинувшись от его руки, и её лицо перекосило чудовищной гримасой. – Уходи из города. Уходи, иначе погибнешь. Впрочем… – Дольскому показалось, что она смотрела блуждающим взглядом куда-то сквозь его ладонь. – Я вижу тебя. И ещё кого-то. Пока смутно. О, Господи! – Она снова резко отшатнулась, и Дольский увидел, как в её глазах мелькнул неподдельный ужас.

– Кто он? – беспокойно спросил Дольский.
– О, – почти застонала, переходя на шёпот, цыганка, – его имя лучше не произносить. Это слишком опасно. И я не могу понять, кто он тебе? Чего он хочет? – Голос её стал обречённым. – Он ищет тебя. Ищет и найдёт. Кто он – ты скоро узнаешь, ведь свет виден лишь в темноте.
– Это Охотник? – почему-то спросил Дольский.
– Да, – озадаченно ответила цыганка, слегка от него отодвигаясь. – Значит, ты знаешь?
– Ему нужен Дар?
– Возможно. Но зачем тебе новые знания, смущающие душу?
– Я хочу знать, – ответил ей Дольский.
– Ты уже знаешь достаточно, чтобы быть, – возразила цыганка. – Но просто пока этого не осознаешь. Ты уже всё можешь, но пока не понял что. Смотри.

Она быстро достала из кармана в юбке колоду карт.
– Это карты Таро – пояснила она. – Достань карту и увидишь.
Дольский вытащил карту из середины колоды, почти не глядя и стараясь не пропустить взглядом прохожих в надежде увидеть Незнакомца. На карте был нарисован сидящий человек в красной мантии с короной на голове и тройным крестом в правой руке. Ноги его были скрещены, а левая рука опущена. И Дольский с удавлением понял, что знает во всех тонкостях, что обозначают жезл в руке, положение ног, рук и вся его поза в целом.
– Император! – воскликнула цыганка, взглянув на карту. – Ты видишь? Я так и знала. Прости. У тебя всё получится, если ты действительно он. Тебе нет равных в низших мирах. Главное – знать, чего хочешь. И зерно станет деревом. А я ничем не могу тебе помочь.
– Почему?
– Ты уже сильнее меня, но пока, возможно, этого просто не знаешь. Ты – император-жрец. Пока ещё слепой. Но придёт время, совсем скоро, и ты всё увидишь. Достоин ты взять книгу и снять печати на ней. Это будет… Хотя, – Цыганка слегка запнулась, – для тебя, возможно, лучше, чтобы этого никогда не произошло. Ведь ты… ты… – Цыганка никак не могла произнести какое-то слово. Дольский отчётливо видел, как что-то душило её, словно петлёй перехватив горло, и она, так и не сумев договорить фразу, выкрикнула ему:
– Прощай!

Цыганка быстро скрылась в толпе, оставив Дольского наедине с тревожными мыслями.
«Что со мной? Одиночество убивает меня. И Путь скрыт в темноте».

Голова его раскалывалась от новых, невесть откуда нахлынувших на него, знаний, но что с ними делать, он пока не знал.
Лёгкий шорох невнятных слов вырос в нём до крика быстро сменившимся тихим пением и детским плачем.
«Спаси, слышишь, спаси нас, любимый», – прошептала темнота голосом Марии. Или это был другой голос? Он не понимал. Потревоженные голосами, мысли метались в нём, тихо сводя его с ума. И он уже не знал, слышит ли он всё это в себе или вокруг себя. Кто говорит с ним? Зачем? Что они хотят ему сказать? К чему зовут? От чего предупреждают?
Пробуждавшееся в нём знание, как бегущие волнами воды, казалось чужим, далёким и непривычным.
Воды…

Их глубины пугали его, вызывая видения, и он никак не мог к ним привыкнуть.
«Где я? Кто я? Зачем я сюда попал? Зачем моя душа застряла между мирами? Ведь душа – это сквозняк пространства, рвущийся туда, где движения нет».

Ощущение было такое, словно чья-то жизнь, незнакомая, совсем чужая, рвалась в него, и он, сам того не желая, осваивал её сейчас, как старое поношенное пальто.

Смятение в его душе усилилось до предела и вылилось в крик-вопрос. «Я не знаю, что мне делать? Куда идти? И некому вывести меня…»
«Господи! Помоги мне, не допусти меня последовать воле моей, – простонал кто-то в нём. – Не постигаю… Со мной столько всего уже произошло, а я всё ещё в Начале».

«Вначале был единый Океан, дымившийся на раскалённом ложе…, – услышал он чей-то неопределённый ответ. – Tehom… Tehom… Воды рождения Мира. Его бездонные глубины. Этой ночью они подступили к поверхности земли и рвутся наружу. И тебе надо успеть… И проступит новый Мир в твоём сердце: новая земля и новое небо… И звёзды прольются... И будут воды Неба заключены в Камень. Камень, хранящий свет и энергию далёких неведомых звезд. Камень без формы, жгущий плоть и ломающий судьбу тех, кто его не достоин».
«Кем бы ни быть мне, скажи мне что делать, – крикнул мысленно Дольский в зияющую перед его взором пустоту.

«Ты стоял когда-нибудь лицом перед бесконечностью?» – спросил его кто-то откуда-то сверху.
«Нет», – ответил ему чей-то голос со стороны.
«Так встань. Ты – флейта в руках Бога. И главное – следить здесь за тем, чтобы чисто, не фальшивя, звучать».

«Тебе не понять многого, – продолжал Голос, – но будет дано знать и петь, что было... Чтобы Книга пропиталась водой жизни и напоила страждущих. Книга-губка. Книга, ставшая памятью Мира… Грядёт предначертанное. Всё уже записано. И что должно произойти – случится. Научись читать Книгу Глубин по буквам, проступающим в людях, вещах, явлениях, звуках, словах. И тогда прозвучит Слово».

Предыдущие фрагменты романа Андрея В. Ставицкого «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»:

Обложка романа "Седьмая печать»" http://skeptimist.livejournal.com/235149.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-1 http://skeptimist.livejournal.com/248742.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-2 http://skeptimist.livejournal.com/248980.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-3 http://skeptimist.livejournal.com/249298.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-4 http://skeptimist.livejournal.com/249507.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-5 http://skeptimist.livejournal.com/249602.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-6 http://skeptimist.livejournal.com/249900.html
ПОСВЯЩЕНИЕ РОМАНУ «СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ»-7 http://skeptimist.livejournal.com/250345.html
ОПЕРАЦИЯ (фрагмент романа "Седьмая печать") http://skeptimist.livejournal.com/250372.html
ВЕСТНИК (фрагмент 1-й главы романа Седьмая печать") http://skeptimist.livejournal.com/259261.html
ЗОВ (фрагмент 1-й главы романа "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/260332.html
АВАРИЯ (фрагмент 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "Седьмая печать") http://skeptimist.livejournal.com/269225.html
НАЧАЛО (фрагмент из 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/270473.html
СВЕЧА (фрагмент 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ) http://skeptimist.livejournal.com/275958.html
КНИГА-ПЕРЕВЁРТЫШ (фрагмент из 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/272359.html
SELVA SUBTERRANEA (фрагмент 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/276739.html
ПОЛЁТ (фрагмент 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ") http://skeptimist.livejournal.com/284185.html
РОМАН "СЕДЬМАЯ ПЕЧАТЬ": СТРУКТУРА КНИГИ http://skeptimist.livejournal.com/293305.html

К посту прилагается рисунок автора
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…