мифы Украины

АВАРИЯ (фрагмент из 1-й главы романа Андрея В. Ставицкого "Седьмая печать")



Странные видения, быстро промелькнувшие перед Дольским, исчезли, а вернувшаяся боль дала понять, что он ещё жив. Она выворачивала его тело, сжимая тисками плечо, и отдавалась в груди, мешая двигаться и стуча молотом в висках.

Где-то за пределами своего тела он слышал тревожные гудки проезжающих автомобилей и чувствовал, как свет их фар скользит мимо, но не мог даже открыть глаза. Мыча от нестерпимой боли, он лежал на проезжей части в нескольких метрах от сбившего его автомобиля. И фары его светили сквозь дождь прямо ему в мокрое то ли от дождя, то ли от крови лицо.

- Вот козёл, даже улицу перейти не может, - с нескрываемой досадой сказал кто-то.

Не открывая глаз, Дольский попробовал пошевелиться и, несмотря на слабость, попытался подняться, но смог лишь встать на четвереньки.

- Мужчина, что с вами? Вы живы?

Он услышал шаги подбегавших к нему людей. Чьи-то руки подхватили его, помогая подняться, и подали упавшие вещи. С огромным трудом он открыл глаза. Несмотря на продолжавшийся дождь, народу вокруг набралось много, и он испытал лёгкий стыд от того, что стал виновником всеобщего внимания. Его качало и слегка тошнило.

Ощупав свою голову и плечо, он с удивлением и радостью обнаружил, что ничего не сломано, хотя голова раскалывалась, а плечо онемело. В голове всё ещё шумело, и сквозь шум слышались чьи-то неясные голоса. Но что говорят они - Дольский уже не понимал. Кровь текла из его разбитого лба по щеке и носу, и кто-то дал ему свой платок, чтобы утереться.

- Как вы себя чувствуете?
- Всё нормально. Не беспокойтесь, - ответил он, запрокидывая голову и прижимая платок к ране.
- Идти сами сможете?
- Да. Спасибо. Спасибо, - повторял Дольский, пытаясь вырваться из чьих-то цепких заботливых рук. - Пожалуй, я пойду.
- Куда же вы пойдёте?
- Ничего, я потихоньку.
- Вам всё-таки надо показаться врачу.
- Не надо. Не беспокойтесь, я сам врач.

Люди стали расходиться. Поняв, что всё обошлось, ошалелый водитель начал ругаться и, отвернувшись, пошёл к машине.
Ещё не совсем придя в себя, Дольский огляделся вокруг, и вдруг его взгляд упал на стоявшего в стороне у дороги человека в длинном чёрном плаще. Что-то было в его лице неуловимо знакомое, но где и при каких обстоятельствах он его видел, Дольский вспомнить не мог. Знакомый незнакомец…

Его седая непокрытая голова искрилась под холодным проливным дождем, но он, казалось, ничего не замечал. Когда их взгляды встретились, мужчина почему-то отвернулся и неторопливо пошёл по улице вверх.

Дольский проводил его взглядом, но его окликнули:
- Мужчина, это ваша книга? - Женщина подала ему выпавшую из сумки и слегка подмокшую «Божественную комедию». Дольский осторожно смахнул с её обложки капли и раскрыл книгу на первой попавшейся странице. Склонившись над ней, он вдруг обнаружил, что может свободно читать и понимать текст, который теперь почему-то был написан не на итальянском, а на английском языке.

С удивлением он прочитал первую попавшуюся строчку: «No light, but rather darkness visible» . Поражённый своей новой способностью, он не заметил, что убрал платок со лба, и большая капля его крови упала на раскрытую страницу, заляпав прочитанный текст. В смятении он захлопнул книгу и увидел на её обложке совсем другое имя: John Milton - и название: «Paradise Lost».

«Чёрт, наверное, я что-то перепутал? - подумал Дольский почему-то. – Да, нет. Бред какой-то. Этого не может быть. Безусловно, это та самая книга. Но что с ней произошло? Или это происходит не с ней, а со мной? Вот так, наверное, и сходят с ума».

Странное ощущение какой-то явно не видной, но вполне очевидной перемены в нём самом и вокруг него, теперь Дольского не покидало. Но в чём она заключалась, к каким последствиям могла привести, он пока не знал. Одно было ясно - что в известном смысле его жизнь только начинается.

Сутулясь от холода и морщась от боли, Дольский медленно направился к ближайшему бару.
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…