January 27th, 2017

мифоистория

Антон Геращенко спасён



Чувствуя, как почва уходит из под ног, представители оккупационного киевского режима заранее готовят себе роль мучеников, дабы хотя бы этим вызвать к себе симпатию и сочувствие.

Вот и жердяй Антон Геращенко, оказывается, находится под постоянным прицелом. За ним идёт настоящая охота. Коварные враги следят за каждым его шагом, устраивают ему засады, но никак не могут как следует прицелиться. Слишком худенькая цель.
Однако теперь поздно.

Служба безопасности Украины воспрепятствовала покушению на народного депутата (фракция "Народный фронт") Антона Геращенко. Исполнить покушение вызвались двое граждан Украины, которые отбывали заключение на территории Крыма, и получили досрочное освобождение. 112.ua

Collapse )
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
мифоистория

Мифы о Ленине


Три дня назад коммунисты отмечали день смерти "вождя мирового пролетариата" и создателя СССР В.И. Ульянова-Ленина, чьё имя в этом году применительно к 100-летнему юбилею Великой революции будет упоминаться чаще всего. А тут такой повод - можно поговорить о мифах.

Collapse )
мифоистория

Тёма vs Лёши: финал петушиных боёв



Вот всё-таки как гнусно устроено медиа-пространство.
Всё дерьмо оно просто катапультирует наружу, и тот, кто это понял, использует говномёты по максимуму и стремится стать в этом мастером.
Более того, такие мастера должны уметь радостно благодарить судьбу и когда дерьмо летит в них.
Ведь, согласно примете, когда дерьмо снится - это к деньгам.

А когда летит в тебя, значит о тебе говорят.
Collapse )
мифоистория

Доренко о сакральной любви Натальи Поклонской к императору



Весьма любопытный блиц-анализ дал Наталье Поклонской большой хам и провокатор Сергей Доренко, сосредоточившись на её самом заветном.
И вот что из этого получилось.

Collapse )
мифоистория

Историки прошлой и настоящей Войны



Чем дольше живу, тем больше влюблён в историю и разочаровываюсь в историках.
Хотя сам историк и историю преподаю.

Разочаровываюсь потому, что осознаю их профессиональную закрытость, которая совершенно не вяжется с общими тенденциями в науке, где наиболее значимые открытия делаются на стыке научных дисциплин.

Может, я не прав. Может, именно закрытость делает историю наукой. Но постоянно ощущаю этот консерватизм.
Что же меня в нём не устраивает?

Он не позволяет историкам видеть околоисторические контексты, над которыми они не властны. Видеть субъективность любой позиции в истории, множественность которых известна давно, но совсем в историческом ключе не отрефлексирована. Понимать, что историков используют в "исторической политике" с той или иной стороны. Что их дистанцированность и неангажированность кажущиеся.

Ну а если они знают, то это опасно вдвойне. Тогда такой историк делает вид, что исследователь и делает всё, чтобы его таким и воспринимали. А на самом деле он солдат информационной войны.

Collapse )
мифоистория

Советские войска в Германии: психология и идеология победителей

Collapse )
германия2.jpg
На границе с Германией

2.3. Советские войска в Германии:
психология и идеология победителей

С самого начала Великая Отечественная война приобрела характер смертельной схватки за выживание, причем не только существовавшей системы и государства, но и населявших огромные пространства СССР народов. Она действительно стала Отечественной и национально-освободительной. И образ врага-фашиста также все сильнее принимал национальную окраску, превращаясь в массовом сознании в образ врага-немца. Разделение врага на «фашистов» и «немцев» по инерции продолжало существовать в начале войны, но по мере нарастания ее ожесточенности эти понятия в сознании народа все более сливались.
Collapse )

2.2. Советский воин — освободитель Европы: психология и поведение на завершающем этапе войны (I)
2.2. Советский воин — освободитель Европы: психология и поведение на завершающем этапе войны (II)