skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого) (skeptimist) wrote,
skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого)
skeptimist

Разгром ИГИЛ и метастазы террора



По мере перехода военной операции в Сирии в стадию эндшпиля становится всё очевиднее необходимость просчитать, какой характер обретёт война после того, как ИГИЛ, который как типа гособразование, прикреплённое к определённой территории, будет полностью уничтожен.
Тогда Сирии понадобится опыт тех, кто контролировал Чечню после завершения второй чеченской войны.
Однако это не всё. Разгром ИГИЛ будет означать переход противостояния на сетевой и мировоззренческий уровень, когда метастазы террора начнут проявляться повсюду. И там надо будет победить тоже.

В связи с этим стоит учесть следующее.
В Сирии на момент нашего открытого вмешательства успешно реализовывались два проекта – американский проект переформатирования Ближнего Востока путём управляемого хаоса плюс непосредственно игиловский проект построения не просто умозрительного «Халифата», а реального людоедского квази-государства на конкретной территории. И вот за два прошедших года в Сирии наши военные и прочие причастные воины «фараона Ихтамнета» спасли светскую государственность, остановив расползание хаоса, и подорвали основы «Халифата» как государственного образования с привязкой к территории.

То есть мы имеем налицо устойчивый прогресс, несмотря на факторы внешнего давления и «пятой колонны», что как бы намекает на необоснованность заявлений о предательском характере существующего «режима», в отличие от откровенно предательских действий нашей перестроечной, а затем и ельцинской «элиты» (второй этап афганской войны и первая чеченская соответственно). Установка «мочить в сортире» продолжает действовать.

Этот прогресс достигается, во-первых, в войне, как уже было сказано выше, с очень серьёзным противником, которого нельзя недооценивать, и при усиливающемся откровенном противодействии со стороны США, а во-вторых, ценой на самом деле чувствительных, но при всём этом, поверьте, намного меньших потерь, чем за аналогичные временные периоды всех трёх предыдущих крупных кампаний.

Основной процент потерь приходится, естественно, на штурмовые группы, которым приходится работать в непосредственном контакте с противником. В остальных же случаях потери по большому счёту были минимизированы, хотя уже обозначилась печальная тенденция к их увеличению на завершающей фазе активных боевых действий в критически чувствительной как для ИГИЛ, так и для США зоне концентрации нефтяных полей за Евфратом восточнее и юго-восточнее Дейр-эз-Зора.

В целом же можно с уверенностью говорить о более высокой степени эффективности действий нашего контингента в Сирии по сравнению с предыдущими крупными конфликтами, учитывая при этом также значительно меньшую численность группировки и более сложную логистику в силу удалённости театра боевых действий и отсутствия сухопутной границы. Эта эффективность обеспечивается грамотным сочетанием новых высокотехнологичных методов ведения боевых действий и по-прежнему остающейся необходимой контактной работы с непосредственным закреплением «на земле», без которой, как показывает практика, достижение надёжных результатов не представляется возможным.

Несмотря на бравурные заявления нашего замечательного агитпропа (ну, ему так положено), до победы, конечно, ещё не близко, и заключительный этап активной фазы будет, скорее всего, самым тяжелым. Дальше вполне вероятно перетекание конфликта в вялотекущую фазу, аналогичную как раз-таки не афганской, а второй чеченской войне, когда придётся зачищать и игиловское, и прочее «бармалейское» подполье точно так же, как зачищали «имаратышей» на Северном Кавказе.

Однако если бы мы тогда, осенью 2015-го, постояли в сторонке, делая вид, что оно нас никаким боком не касается, мы бы увидели в перспективе такое «небо в алмазах» уже на нашей собственной территории, что мало бы не показалось. Те персонажи, которые писали на стенах домов в пригородах Дамаска «Сегодня Сирия, завтра Россия», ни разу не шутили, а чётко структурированная, идеологически мотивированная, хорошо вооружённая и стабильно финансируемая сила была бы способна к катастрофической дестабилизации Северного Кавказа и Центральной Азии. Ключевое здесь «была бы». Если бы не вмешательство нашего воинского контингента.

В текущей же ситуации прочная опора на землю, которая позволила бы «чертям» развернуться во весь свой ужасающий рост, из-под ног у них в значительной степени выбита, остаётся отобрать у них надёжную кормовую базу в виде нефтяных полей. В этом случае резко сократятся возможности финансирования как северокавказского экстремистского подполья, так и афганского плацдарма ИГИЛ, нацеленного на критически важный для нас центрально-азиатский регион.

Перспективы дальнейшего развёртывания диверсионно-террористической деятельности «чертей» против нашей страны с повестки дня, конечно же, не снимаются и несут реальную угрозу, но купировать их – это уже работа в большей степени спецслужб и подразделений антитеррора, а не крупных воинских контингентов. Армия же – во всех её формах – поставленную ей на сирийском театре задачу выполняет успешно и начатое дело до конца доведёт.

Tags: Ближний Восток, ИГИЛ, терроризм
Subscribe
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments