skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого) (skeptimist) wrote,
skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого)
skeptimist

Categories:

Как белые расправились над депутатами Учредительного собрания



Один монархически настроенный мой собрат по ЖЖ всячески пытается обелить белых в целом и Колчака в частности, настаивая на том, что во время Гражданской войны они соблюдали законность, а в случае её нарушения вели расследования. Правда, не уточняет, довели ли хотя бы одно до конца.

Со своей стороны в виду такой настойчивости предлагаю только один небольшой сюжет по данной теме. О расправе белых "законников" и "романтиков" над депутатами Учредительного собрания. Однако и его хватает, чтобы вспомнить две сакраментальные фразы: "а нас-то за что" и "они ещё запрещают мне ковырять в носу".

Итак.
Депутаты Учредительного собрания, не согласные с Советской властью, покинули Петроград. В ряде регионов они создали группы своих сторонников, развернувшие борьбу против рабоче-крестьянского правительства. Крупнейшая из них образовалась в июне 1918г. в Самаре - Комитет членов Учредительного собрания (Комуч) под председательством В.К.Вольского (эсеровского деятеля, подписавшего в 1919 году соглашение о сотрудничестве с Советской властью). После образования Уфимской директории, возглавленной эсером Авксентьевым, Комитет был преобразован в Съезд членов Учредительного собрания, заседавший сначала в Уфе, а потом в Екатеринбурге, и объединивший около 100 депутатов. Но уже в ноябре 1918г. военный министр правительства директории адмирал Колчак произвел военный переворот, распустил директорию (ее руководители были арестованы) и Съезд членов Учредительного собрания (их также арестовали).

Колчак пришел к власти путем военного переворота 18 ноября 1918 года, свергнув "Межфракционный совет Учредительного собрания" - Комуч и Временное сибирское правительство-Директорию, объявленную всероссийской властью.

Воцарение Колчака в Сибири было не только делом русской черносотенной реакции, но и империалистов Антанты, ставленником которых был самопровозглашенный "правитель России".

Непосредственными исполнителями планов русской либеральной буржуазии и англо - американской олигархии стали черносотенные офицеры, которые в ночь на 18 ноября арестовали членов Директории в Омске.

Большую роль в перевороте сыграла монархическая банда атамана Красильникова. На гигантской территории от Урала до Дальнего Востока установилась открытая диктатура буржуазии и реакционной военщины.

Колчаковский переворот был ничем не прикрытой, насильственной узурпацией власти, совершенной как раз теми реакционерами, которые больше всего обвиняли в подобных действиях большевиков.

Собравшиеся в Екатеринбурге "депутаты Учредительного собрания" во главе с Черновым ( "Совет управляющих ведомствами", бывш. КОМУЧ ) выпустили антиколчаковское обращение, в котором в частности говорилось,

Узнав о государственном перевороте в Омске, Совет управляющих ведомствами заявляет:
"Узурпаторская власть, посягнувшая на Всероссийское правительство и Учредительное собрание, никогда не будет признана. Против реакционных банд красильниковцев, анненковцев Совет готов выслать свои добровольческие части.

Не желая создавать нового фронта междуусобной войны, Совет управляющих ведомствами предлагает вам немедленно освободить арестованных членов правительства, объявить врагами Родины и заключить под стражу виновников переворота, объявить населению и армии о восстановлении прав Всероссийского правительств
а".

Колчак, взбешенный действиями депутатов Учредительного собрания, приказал арестовать в Екатеринбурге Чернова и других членов Учредительного собрания.
Теперь белый террор начатый учредиловцами против большевиков и их сторонников повернулся против них самих.

В ходе повальных облав в Екатеринбурге и Уфе 3 декабря 1918 года были схвачены многие члены Учредительного собрания, члены бывшего правительства КОМУЧА, ЦК партии эсеров. Чернову удалось скрыться и бежать из "Колчакии". Остальным повезло меньше. Их, как скот, погрузили в товарные вагоны и отправили в Омск на расправу.

В приказе Колчака об аресте членов Учредительного собрания, подписанном 30 ноября 1918г., предписывалось всем военным начальникам "самым решительным образом пресекать преступную работу вышеуказанных лиц, не стесняясь применять оружие, ... арестовывать таких лиц для предания их военно-полевому суду... Такой же участи подвергнуть начальников, проявляющих слабость и бездействие власти" ("Хрестоматия по истории России. 1917-1940". М., 1994, с. 138-139).

Произвол, царивший на территориях, захваченных белогвардейцами, ужасал даже их сторонников. Так, в меморандуме от представителей чехословацких войск, размещавшихся в Сибири, говорилось: "...местные русские военные органы позволяют себе действия, перед которыми ужаснется весь цивилизованный мир. Выжигание деревень, избиение мирных русских граждан целыми сотнями, расстрелы без суда представителей демократии по простому подозрению в политической неблагонадежности составляют обычное явление". Характерно, что Колчак отреагировал на этот меморандум как настоящий диктатор: "Повелеваю прекратить всякие сношения с этими лицами (подписавшими меморандум - авт.), как вступившими на путь политического интриганства и шантажа". Он пригрозил, что ответит "на него вооруженной силой и борьбой, не останавливаясь ни перед чем".

По требованию чехов члены Учредительного собрания, арестованные колчаковцами в Екатеринбурге, были освобождены и возвращены в Уфу. Но там в начале декабря 1918 г. их снова арестовали по приказу генерала Каппеля, участника колчаковского переворота, одного "из самых выдающихся молодых начальников", как характеризовал его Колчак. Арестованных вывезли в Омск, где находилась ставка Колчака, поместили там в тюрьму, а ряд депутатов расстреляли вместе с попавшими в лапы карателей рабочими. На допросе в Чрезвычайной следственной комиссии Колчак признал, что было расстреляно 8 или 9 членов Учредительного собрания. Следователи обвинили его, что еще ранее он дал распоряжение ликвидировать бывшего председателя Учредительного собрания Чернова и других членов Учредительного собрания при их аресте в Екатеринбурге.

Немало членов Учредительного собрания погибло от рук белогвардейцев и в других районах. Еще до колчаковского переворота в Омске был расстрелян депутат А.Е.Новоселов. Тогда же были арестованы члены Северного правительства в Архангельске (в его состав входило 7 депутатов Учредительного собрания, часть которых успела сбежать). Их тоже хотели расстрелять. В Омске даже возникла офицерская организация "для борьбы с членами Учредительного собрания".

Последние исчезали один за другим. Их потом находили убитыми. Так же преследовали депутатов дутовцы, деникинцы, семеновцы и другие белогвардейцы. Их обвиняли в приверженности идеям социализма, участии в борьбе с самодержавием и упорном стремлении сохранить демократические порядки в России. Даже эсеры с возмущением писали в одной из своих листовок, обращенных к солдатам армии Колчака: "Избранники народа, члены Всероссийского Учредительного собрания находятся вне закона, и некоторые их них уже погибли ужасной смертью от руки палачей" ("Последние дни колчаковщины". М.Л. 1926, с. 83).

Примерно так же сложилась судьба членов Учредительного Собрания в других местностях, захваченных белогвардейцами. Так, проучредиловское Временное правительство Северной области было свергнуто генералом Миллером, опиравшимся на поддержку англо-французских интервентов. Екатеринодарский комитет членов Учредительного собрания ликвидировал генерал Деникин, захвативший власть на юге России.

Однако это были ещё цветочки.

Пока эсеро - меньшевистские соглашатели "боролись" против колчаковской тирании на словах, подпольные большевистские организации Сибири боролись против неё на деле. Невиданный разгул репрессий, начавшийся сразу после воцарения Колчака вызвал ответные массовые восстания рабочих и крестьян. В пригороде Омска Куломзино восстание рабочих вспыхнуло в ночь с 22 на 23 декабря 1918 года.

Повстанцы освободили из тюрем политзаключенных.
"В числе освобожденных - отмечалось в "представлении"
по этому поводу прокурора Омского окружного суда Казакова - были и все арестованные в ночь на 3 декабря в г. Уфе бывшие члены Учредительного Собрания, освобождены также большевики и видные деятели Советских организаций, за исключением находящегося в заразном бараке больного сыпным тифом Попова"
Всего было освобождено 200 человек.

Характерно, что свободу репрессированным эсерам и меньшевикам вернули рабочие - большевики.
Омское восстание было жестоко подавлено.
В Куломзино погибло 114 повстанцев.
Еще 117 человек было расстреляно по приговору военно - полевого суда.
В самом Омске погибло 133 человека, 49 было расстреляно по приговору военно - полевого "суда". За три дня, последовавших после подавления восстания, погибло более 1 500 повстанцев.

По воспоминаниям депутата Учредительного собрания Ракова убито было «...не меньше 1500 человек. Целые возы трупов провозили по городу... Пострадали главным образом солдаты местного гарнизона и рабочие.... город замер от ужаса. Боялись выходить на улицу, встречаться друг с другом».

Колчак отдал распоряжение о беспощадной расправе с повстанцами. Выполняя его начальник Омского гарнизона генерал Бржезовский и начальник штаба Сабельников выпустили приказ, в котором потребовали добровольного возвращения в места лишения свободы политзаключенных, освобожденных во время восстания, угрожая в противном случае расстрелом на месте.

Большинство эсеров и меньшевиков, в том числе депутаты Учредительного собрания Брудерер, Басов, Девятов, Марковецкий, сдались колчаковцам и были вновь помещены в тюрьму.

Член УС Раков подчеркивает решающую роль чехов в том, что в омской тюрьме уцелели несколько членов УС:

«Генерал Стефанек [потребовал] немедленно освободить всех членов УС и служащих Директории по [предоставленному] списку. Все немедленно были не только освобождены, но получили возможность легально жить».

Он же пишет ниже о том, что над членами УС уже давно хотели расправиться:

«[Монархисты] пыталась перебить всех «учредителей» в Екатеринбурге, но помешали чехи. ...воспользоваться событиями 22 декабря и под шумок ликвидировать «учредителей», ...в тюрьму прибыл один грузовой автомобиль, а не два: поэтому погибли не все, а лишь первая порция «учредителей».

Свидетельства еще одного бывшего члена УС, Колосова, более подробны:

«Относительно военной среды, ее осведомленности, какие могли быть сомнения? Когда конвой приехал, тюремная контора не сразу согласилась выдать их, опасаясь как раз самосуда... Затем они куда-то уехали и вернулись... снабженные ордерами.
Предполагалось расстрелять всех..., но в эту ночь не успели, и без того было много дела, а с утра поднялся большой шум... – спаслись


Министр юстиции Старынкевич, в разговоре с Колосовым, подтвердил, что перед расстрелом членов УС вынесли приговор в зале суда, т. е. Это был не офицерский самосуд, санкция была свыше:

«Иванов-Ринов, усиленно соперничавший с Колчаком, сознательно бросил ему в лицо трупы «учредильщиков», как вызов и как залог кровавого сообщничества в дальнейшем. Тут имели место не личные счеты, а своего рода расплата по векселю, явившаяся результатом целого сплетения внутренних и международных общественных отношений
...решили его, болтавшего там что-то о Национальном Собрании (чуть-что не УС), помазать на царство кровью этих самых «учредилыциков», забросать его их трупами, сделать это его собственным именем в расчете, что он не посмеет отказаться от солидарности с ними, и все это свяжет его круговой кровавой порукой с порочнейшими из реакционных кругов.
...покрыв погромщиков... сознательно, а не по неведению, он сделался их соучастником и верным слугой. И царству опричников, казалось, не будет конца и краю
».

Дальнейшие события хорошо известны и в комментариях не нуждаются. Озверелые офицеры - черносотенцы забрали из тюрьмы депутатов учредилки и изрубили их на льду Иртыша. Член ЦК партии эсеров Д. Ф. Раков вспоминал:

"Омск замер от ужаса. Боялись выходить на улицу, встречаться друг с другом... Само убийство представляет картину...дикую и страшную...Несчастных раздели: убийцам очевидно понадобились их одежды. Били всеми видами оружия...: били прикладами, кололи штыками, рубили шашками, стреляли в них из винтовок и пистолетов.

При казни присутствовали не только исполнители, но и зрители. На глазах этой публики Н. Фомину нанесли 13 ран, из которых лишь 2 огнестрельные. Ему, еще живому, пытались отрубить руки, но ( неудачно ) шашки по - видимому были тупые.
Мне трудно, тяжело теперь описывать, как мучили, издевались, пытали наших товарищей" "Это страшная оргия - пишет далее Раков - разыгралась...на расстоянии менее версты от дома, где находился верховный правитель
".

Установление колчаковской диктатуры ознаменовалось вспышкой жесточайшего белого террора. Колчаковские репрессии были самыми масштабными в истории России.
Только за первые месяцы колчаковской диктатуры в конце 1918 - начале 1919 гг. в одной только Сибири было расстреляно 40 000 человек. На Урале в одной только Екатеринбургской губернии в 1919 году колчаковцы расстреляли 25 000 человек.

Вот такая у нас белая романтика.
А нынешние их сторонники вместо того, чтобы наряду с коммунистами скорбеть о всех погибших и признать террор - неприемлемым способом решения исторических проблем в современных условиях, с одной стороны заверяют, что белого террора не было, но была сплошная законность, а с другой - заявляют, что мало перебили красных. Надо было больше.

Ну-ну.
Tags: мифы России, терроризм
Subscribe
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments