skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого) (skeptimist) wrote,
skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого)
skeptimist

Миф как универсалия культуры



Анализ основных подходов в изучении мифа, проведённый ранее, наглядно показывает, что не все исследователи рассматривают миф как явление, изначально свойственное человеку, присущее обществу на всех этапах его развития, и потому уже не являющееся чем-то патриархальным, рудиментарным, отживающим.

Происходит это потому, что под мифом они понимают архаичные повествования о деяниях богов и героев, создание коллективной общенародной фантазии первобытного человека, и, таким образом, не распространяют понятие мифа на современность. Это т. н. классическое или традиционное понимание мифа пока ещё господствует в обществе. Но постепенно в нём всё более утверждается мнение, что помимо древних мифов, ставших частью литературы и традиции, в обществе существуют мифы иные, современные.

Большинство тех, кто признает это, пока ещё воспринимают современный миф как рудимент, наследие веков, пережиток. Но открытия, сделанные учеными в области культурологии, психологии и семиологии, всё более настойчиво убеждают, что это не так.
Согласно их выводам, под влиянием своих чувственных представлений и формирующей его культуры сознание современного человека оказывается «наперед заполнено огромным числом коллективных представлений, под влиянием которых все предметы, живые существа, неодушевленные вещи или орудия, приготовленные рукой человека, мыслятся всегда обладающими множеством мистических свойств» [1]. И хотя Л. Леви-Брюль описывал в данном случае сознание первобытного человека, представления современных людей принципиально от них не отличаются, поскольку любая культура изначально мифологична и не сводится к мифологическим построениям древних [2]. Ведь всё, что современный человек называет истиной, как правило, подтверждается не его личным опытом, но коллективным опытом культуры, которая обычно принимается на веру.
Так вера в определённые истины, выработанные культурой, в которой формируется человек, становится истиной и для него [3]. Но истины, принятые той или иной культурой, не сводимы к данным непосредственного восприятия. Они воспринимаются человеком как факт культуры и потому функционируют по законам мифа [4].

Объясняется это тем, что мифотворчество – естественное свойство человеческого сознания, постоянно порождающего символически окрашенные образы окружающих человека людей, вещей, явлений, в которых он выражает свое мироощущение и отношение к ним [5]. И потому миф – не только сказания о богах и героях прошлого, пережиток архаики, воспринимаемый как миф, вымысел, фантазия, литература, но вся чувственно воспринимаемая и в образно-символической форме отражаемая реальность. Миф, воспринимаемый исповедующими его людьми как подлинная, настоящая действительность, истинность которой для них несомненна [6].

Именно таков миф современный. Он существует и будет существовать, потому что любая вещь, любое явление, любой человек, достаточно интересные, важные, значимые для нас, нами прочувствованные и пережитые, вольно или невольно становятся в наших представлениях тем мифом, который мы принимаем как данность.

Они обретают в наших глазах символически оформленные образы, наполненные той информацией, которую мы захотим в них увидеть и принять. И тогда они станут для нас частью нашей жизни и памяти; фактом, истиной культуры, в смысловом поле которой мы живем [7].
В результате люди, общество, государство постоянно «производят» и навязывают окружающим свои мифы, в которых выражены их видение действительности, их сознательно понимаемый или неосознанный интерес, а социальная среда позволяет им «прорастать» в обществе, обретая ту феноменальную силу, какую имеет над нами лишь то, что принято не разумом, но чувством [8].

Традиционный миф и миф современный имеют ряд общих черт, позволяющих их объединить под общим понятием «миф». Но вместе с тем они существенно отличаются друг друга. Из признаков, объединяющих разные типы мифов, мы выделим три основных.

Во-первых, они по-своему объясняют окружающий мир, создавая особый символически окрашенный воображаемый образ реальности, обращенный в прошлое, настоящее и будущее, воплощающий мечты и надежды людей, их самые потаенные мотивы и желания, закрепляющий господствующие в обществе предрассудки и иллюзии.

Во-вторых, и это во многом важнее объяснения мира – они оправдывают и, следовательно, узаконивают существование той общности, той культуры, которая этот миф исповедует, наделяя их существование чрезвычайно важным для них смыслом (оправдание человека смыслом).
В третьих, они являются организующей силой общества, способом его духовной самоорганизации, определяя отношения в обществе (коллективе) и поведение людей, реализуясь в общественных отношениях, укрепляя социальные связи, воплощаясь в ценностях и идеалах, закрепляясь в нормах и ритуалах, определяя основные параметры человеческого бытия, отличного от других сообществ и культур. Таким образом, они придают осмысленность всему человеческому существованию, гармонизируя и упорядочивая его.

Следует отметить, что отличия, по которым обычно разделяют архаичные мифы от современных, на наш взгляд весьма условны. Так, принято считать, что в отличие от традиционных (архаичных) мифов, объектом мифологизации которых являются боги, предки и культовые герои, современные мифы рассматривают реальные события прошлого и настоящего. Хотя, в первом случае, речь тоже может идти о реально происходивших, но позднее мифологизированных событиях.

С другой стороны современные мифы вполне могут работать в режиме традиционного, делая предметом культа и религиозного поклонения реальных людей (Ленин, Гитлер, Сталин, Мао Цзэдун и др.), оформляя это поклонение массовыми, обязательными для исполнения ритуалами, которые мало чем отличались от того, что делали носители мифов архаичных [9]. Также принято считать, что современные мифы не достаются новым поколениям по традиции, а создаются людьми, сообществами, социальными группами, институтами власти, средствами массовой информации [10]. И это в целом верно, если они охватывают своим существованием лишь одно поколение людей. Но в случае, если они успевают стать частью традиции, эта особенность становится малоразличимой [11].

Кроме того, если архаичные мифы целиком основываются на вере и передаются посредством рукописных (сакральных) текстов или устных сообщений, современным мифам этого недостаточно. Ведь они:

- построены на определённо толкуемых фактах, по-своему логичны и «проверяются» эмпирически;

- опираются не только на научные теории своего времени, но на весь «опыт» культуры, выраженные в определённой идеологической доктрине, сохраняя полную видимость правдоподобия и наукообразия для тех, кто их принимает и ими живёт;

- распространяются в основном посредством СМИ.

Как видим, общего в этих мифах больше, чем различий. Естественно, мы в данном случае сравниваем мифы, исходя из отношения к ним реальных носителей мифов, т. е. тех, кто в свои мифы верит. Ведь, перестав быть объектом веры и поклонения, миф не может отождествлять себя с реальностью и, следовательно, как миф уже не «работает», являясь иллюзией и обманом для любого, кто его не разделяет.

В связи с этим особо следует оговорить тот очевидный факт, что действующий, «работающий» миф в той социальной среде, где он «работает», не распознаётся, так как в этом случае воспринимается не как миф, но как подлинная прочувствованная, научно обоснованная, смыслонесущая реальность.

Когда же миф исчерпал свой ресурс и, следовательно, не может «работать», воздействуя на людей в прежнем режиме, и восприниматься, как подлинная реальность, его спешат объявить мифом. Хотя как миф он уже «умер» и, следовательно, таковым уже не является. И в этом случае, возможно, вся разница между мифом «архаичным» и мифом «современным» заключается лишь в том, что первый – уже отжил своё, «умер» и воспринимается исключительно как миф, т. е. вымысел, фикция, заблуждение, обман. Второй же миф - живой, прочувствованный, переживаемый, творимый, действующий. Он полностью отождествляется с реальностью, наделяя её высшим смыслом, и потому людьми, верящими в него, мифом называться не может.
Пока он живёт, он носит иное название: мечты, ценности, заветы, идеалы. И так будет продолжаться, пока не наступит новое время, которое потребует полной или частичной замены одних мифов на другие.

Таким образом, видно, что, по сути, миф является сложной саморазвивающейся знаково-символической системой, которую можно рассматривать как:

- литературу (патриархальный, традиционный миф) или как жизнь (современный миф);
- непосредственную реальность или её особый «мистический» образ [12];
- функцию или субстанцию;
- определённый уровень духовных отношений;
- цель, память, норму и основу жизни;
- критерий или абсолютный идеал бытия.

Говоря о функционировании мифов в обществе, следует отметить, что ни один миф не существует сам по себе, в отдельности, хотя именно так, как правило, рассматривается. Он всегда часть мифологической системы, включающей в себя всю совокупность работающих на неё мифов, маленьких и больших, взаимодействующих, переплетаясь, составляющих некую единую сложную иерархическую структуру [13].

Среди наиболее значительных мифов такого рода можно выделить «советский миф», «американский миф», «мифы Запада», «демократический миф», «тоталитарный миф», «мифы холодной войны» и пр., каждый из которых представляет собой сложную мифологическую систему, включающую самые разные мифы (социально-политические, экономические, национальные, культурные, бытовые), построенные в определённой смысловой заданности и в соответствие с определённой иерархией.

В них каждое заинтересованное лицо (государство, общество, нация, класс, партия, человек) предлагает и культивирует своё видение мира, свои идеалы и ценности, свои варианты социального поведения и решения назревших проблем [14]. Стоит отметить также, что и они не существуют изолированно друг от друга, хотя и «работают» по принципу замкнутых систем, поскольку построены на взаимодействии, становясь, в несколько изменённом виде, частью друг друга [15], отражаясь большим в малом и малым в большом.

Так, скажем, «демократический миф» включает в себя критический анализ «тоталитарного мифа»; при этом они могут быть включены в мифологию «холодной войны», по-разному подаваемую в зависимости от того, с чьей позиции она рассматривается. «Коммунистический миф» может включать в себя «советский миф» как некое «практическое» приложение, но при этом сам он входит частью в «советский миф», составляя его «теоретическую» основу. В этом случае мифом может стать отношение к государству, к правам человека, к собственности, к идее свободы («осознанная необходимость» или «право выбора»?) или справедливости (как мести, награды, воздаяния или возмездия).

Миф может:

- прятаться в символе (красная звезда, крест, тризуб), сказке (напр.: рассказы о вождях-основателях или героях), метафоре («великий кормчий», «железная леди», «рука Москвы»), художественном фильме (напр.: «Кубанские казаки»), картине (напр.: «Малая земля» А. Налбандяна), песне (напр.: «Широка страна моя родная») или стихотворении (напр.: «Ленин и печник»);

- проявиться в притче (напр.: «гадкий утенок») или анекдоте (напр.: о Н. С. Хрущеве, Чапаеве или Штирлице), в которых отражаются определённые взгляды, отношения и духовные ценности, исповедуемые людьми;

- проступить в каком-либо образе (напр.: статуи Свободы или «Рабочий и колхозница»), лозунге (напр.: «Русские идут»), рекламном слогане (напр.: «Современное поколение выбирает пепси»), афоризме (напр.: «Умом Россию не понять…»);

- выразиться и воплотиться в какой-либо осмысленной фразе (напр.: «Все говорят: нет правды на земле. Но правды нет - и выше»).

Миф может вырастать из слухов, мнений, подборки политических новостей и даже на основе одной грамотно сделанной (с соответствующими комментариями) и запущенной в средства массовой информации фотографии (напр.: «коммунисты – вперед» или «узник сербских концлагерей», «Б. Ельцин на танке» или «борцы за свободу Чечни»).

При этом ещё раз подчеркнём, ни один из этих «частных» мифов не возникает сам по себе [16]. Они всегда возникают, прорастают и функционируют в рамках определённой питательной для них мифосистемы и среды, встраиваясь в них и выполняя в них свою особую роль.
Чтобы было понятно, насколько сложной и насыщенной может быть представленная в развёрнутом виде подобная мифосистема, попробуем показать это на примере «советского мифа», хотя бы перечислив наиболее общие входящие в него мифологемы [17]. Теоретическую основу «советского мифа» составляет мифология марксизма-ленинизма, которая включают в себя:

- мифы о Классовой Борьбе, капитализме и исторической Миссии Рабочего Класса (история мира как история борьбы классов; паразитизм буржуазии и историческая неизбежность победы пролетариата; империализм как паразитический, загнивающий и умирающий капитализм, канун социалистической революции; диктатура пролетариата как высшее проявление демократии; пролетариат России – самый революционный и сознательный пролетариат в мире и т. п.);

- мифы о Революции (о возможности победы социалистической революции в отсталой стране;
- мифы о движущих силах революции в России и пр.);

- о Государстве (государство как аппарат классового насилия; пролетарская революция и диктатура пролетариата; диктатура и политические свободы; диктатура пролетариата и слом старой буржуазной государственной машины; победа пролетариата и отмирание государства; о диктатуре пролетариата в крестьянской стране; от диктатуры пролетариата к общенародному государству и т. п.);

- мифы о Коммунизме и путях его достижения [18] (коммунизм как высшая общественно-экономическая формация; принципы коммунизма; период диктатуры пролетариата – переходный период на пути к коммунизму; социализм как новый прогрессивный общественный строй, неизбежность его утверждения и победы во всем мире и т. п.);

- политическую мифологию Советской власти, утверждающую культ Партии и Государства, включающую мифы о Партии (партия - авангард пролетариата; «партия нового типа»; «коммунистом можно стать только тогда…»; партия – «ум, честь и совесть нашей эпохи»; единственная привилегия коммуниста - быть впереди; и т. п.).

- мифы о Советском Государстве [19], его характере и эволюции (какой класс осуществляет власть? в чьих интересах? диктатура или демократия? Советы как высшая форма государства; «отмирание» государства: от диктатуры к общенародному государству; советское государство и проблема осуществления политических прав и свобод…); социально-экономическую мифологию Советской власти, включающую в себя мифы о Собственности и её революционном преобразовании (частная собственность как основа социального неравенства, эксплуатации человека человеком и необходимость её уничтожения; общенародная собственность как основа социального равенства людей и роста их благосостояния; «каждому по труду» и «стирание» материального интереса; общенародная собственность и «прыжок» в феодализм; плановое хозяйство как новый тип натурального хозяйства и т. п.);

- мифы о ликвидации антагонистических противоречий, прекращении эксплуатации и стирании классовых различий при социализме (что значит «уничтожить буржуазию как класс»? насилие как кратчайший путь к социальной справедливости; что пришло на смену эксплуатации человека человеком? коллективизация как первый шаг на пути стирания классовых различий и т. п.);

- мифы о социально-экономических преимуществах социализма (все для блага человека; рынок или План? что такое рынок и почему он не нужен при социализме? чем живет советский человек? материальный интерес как буржуазный пережиток; проблема темпов развития СССР; темпы экономического роста как главный аргумент идеологической войны; статистика социализма: что и как мы считали? социализм и «ограбление природных ресурсов» и пр.).

Особую роль в системе «советского мифа» играла историческая мифология, задача которой была создать особую историю. В ней воплощались основные идеи марксизма-ленинизма, а образование СССР представлялось как высшее достижение всего человечества в его борьбе за свободу и справедливость [20].

Эта история давала массу примеров, призванных культивировать основные ценности и идеалы советского строя, формировать культ Системы через маленькие и большие культы её вождей и героев [21], побуждать людей на массовый трудовой героизм во имя светлого завтра («Мы рождены, чтоб сказку сделать былью»).

Эта чрезвычайно разветвлённая мифосистема поддерживалась всей мощью государства через систему образования [22], науки, культуры: литературой, изобразительным искусством, кино, театром, музыкой, массовым народным творчеством, фольклором, осуществлявшими тотальную политическую пропаганду [23], поражающую своими масштабами и сейчас.

Но не будем строить иллюзий: такие мифы не являются исключительным достижением т. н. «социалистических стран». Каждая нация, каждый народ, каждое государство, каждое политическое сообщество создаёт нечто подобное, формируя, развивая, пестуя свою мифосистему, которая в свою очередь весьма эффективно действует в обществе, функционируя в рамках отведённых для неё пределов [24] и формируя тот космос психосоциального мифологического бытия, который Г. Д. Гачев назвал «космо-психо-логос» [25]. и ни одно общество не может без него обойтись.

Литература
1. Леви-Брюль Л. Первобытное мышление: Пер. с фр./ Л. Леви-Брюль. - М.: Безбожник, 1930. – С. 61.
2. См.: Кирилюк А. С. Универсалии культуры и семиотика дискурса. Миф /
А. С. Кирилюк. - Одесса: Рось, 1996. - 141 с.; Кирсанова О. Т. Методологические аспекты проблем мифа в истории культуры / О. Т. Кирсанова // Социологические проблемы познания и культуры. - Новочеркасск, 1981. - вып. 2. - С. 86-100.
3. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания / П. Бергер, Т. Лукман. - М.: Медиум, 1995. - 324 с.
4. См.: Лобок А. М. Антропология мифа. Екатеринбург, 1997.
5. См.: Иванова Е. В. Миф как целостное циклическое мироотношение / Е. В. Иванова // Циклы природы и общества. - Ставрополь, 1996. - Ч. 1. - С. 80-90; Титаренко С. Д. Миф как универсалия символистской культуры и поэтика циклических форм /
С. Д. Титаренко // Серебряный век. - Кемерово, 1996. - С. 3-14.
6. См.: Карась А. Ф. Міфотворчість як соціокультурна проблема розуміння и раціональності / А. Ф. Карась // Висн.. Философия. Политология / Київ. нац. ун-т. - Київ, 2001. - Вип. 33. - C. 25-38; Ковалева Т. И. Мифотворчество как социальное явление / Т. И. Ковалева. - Курск, 1999. - 191 с.
7. См.: Козловский В. П. Культурный смысл: генезис и функции / В. П. Козловский. – К.: Наукова думка, 1990. – 128 с.
8. См.: Бальбуров Э.А. Русский космизм: философия, наука, поэзия, миф /
Э. А. Бальбуров // Гуманит. науки в Сибири. Сер. филол. - Новосибирск, 1995. - №4. - С. 10-17.
9. См.: Фирсов Н. Н. Политическая мифология коммунизма и архетипы коллективного бессознательного / Н. Н. Фирсов // Человек, этнос, культура в ситуациях общественных переломов: Материалы докл. секции VIII междунар. конф. африканистов, Москва, сент. 1999. - М., 2001. - С. 5-15.
10. Антоненко С. От советского к постсоветскому образу – мутации мифа власти в современной России / С. Антоненко // Мифы и мифология в современной России / Под редакцией К. Аймермахера, Ф. Бомсдорфа, Г. Бордюгова – М.: АИРО-ХХ, 2000. – С. 192.
11. См.: Бергер П. Социалистический миф / П. Бергер // Социс. - 1990. - №7. – С. 139-141.
12. См.: Бодрийяр Ж. Система вещей // Постмодерн в философии, науке, культуре: Хрестоматия / В. И. Штанько, И. 3. Цехмистро, В. П. Сумятин. - Харьков, 2000. - С. 297-344.
13. См.: Бойм С. Общие места. Мифология повседневной жизни / С. Бойм. - М.: Новое лит. обозрение, 2002. - 320 с.
14. См.: Богатая Л. Н. Символ в функционировании социального организма: Дис... канд. филос. наук: 09.00.03 / Южноукраинский гос. педагогический ун-т им. К. Д. Ушинского (Одесса) / Л. Н. Богатая. — О., 2001. — 190 л. + прил.
15. См.: Бугров В. А. Мова та символ в контексті проблеми розуміння: Дис... канд. філос. наук: 09.00.01 / Київський ун-т ім. Тараса Шевченка / В. А. Бугров. — К., 1996. — 156 л.
16. См.: Ваганов А. Г. Мифологическое мышление и сетевые коммуникационные технологии / А. Г. Ваганов // Мир психологии. - 2003. - №3 (35). - С. 62-75.
17. См.: Чернышев А. Современная советская мифология / А. Чернышев. – Тверь, 1992. – 287 с.
18. См.: Фирсов Н. Н. Ук. соч.
19. См.: Восленский М. С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза /
М. С. Восленский. – М.: Советская Россия совм. с МП Октябрь, 1991. – 624 с.
20. См.: Почещов Г. Г. Тоталитарный человек: очерки тоталитарного символизма и мифологии / Г. Г. Почепцов. - К.:Глобус, 1994. – 151 с.
21. См.: Щербинина Н. Г. «Герой» воспетый (Политологический анализ песен о Сталине) / Н. Г. Щербинина // Политические исследования, 1998. - №6. - С. 103-112.
22. См.: Щербинин А. И. «С картинки в твоем букваре», или Аз, Веди, Глагол, Мыслете и Живете тоталитарной индоктринации / А. И. Щербинин // Политические исследования, 1999. - №1. - С. 116-136.
23. См.: Щербинин А. И. Тоталитарная индоктринация: у истоков системы (Политические праздники и игры) / А. И. Щербинин // Политические исследования. – 1998, №5. - С. 79-96.
24. См.: Шлезингер-мл. А. М. Циклы американской истории / А. М. Шлезингер-мл. - М.: Прогресс-Наука, 1992. – 686 с.
25. См.: Гачев Г. Д. Национальные образы мира. Лекция Георгия Гачева [Электронный ресурс] / Г. Д. Гачев. - Режим доступа: http://www.polit.ru/lectures/2007/05/24/kulturosob.html

Предыдущие статьи по универсальным функциям мифа:

Миф: исходные принципы систематизации источников http://skeptimist.livejournal.com/1260479.html
Исследование мифа: основные подходы и установки http://skeptimist.livejournal.com/1261213.html
Современные исследования мифа: основные направления, достижения и типичные заблуждения (начало)http://skeptimist.livejournal.com/1262695.html
Современные исследования мифа: основные направления, достижения и типичные заблуждения (окончание)http://skeptimist.livejournal.com/1263031.html
Мифологическое пространство: единство меняющихся множеств http://skeptimist.livejournal.com/1264866.html
Функции мифа: роль и основные принципы систематизации http://skeptimist.livejournal.com/1265784.html

Tags: современный миф, функции мифа
Subscribe
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments