skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого) (skeptimist) wrote,
skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого)
skeptimist

Categories:

Миф: исходные принципы систематизации источников



В этом году я выставил на сайте "Электронный научный архив РАЕ" 34 статьи из цикла "Универсальные функции мифа", которые были мной написаны ранее, но в электронном варианте не выкладывались.
Теперь я решил их выставить здесь. Ссылку буду делать, правда, не на РАЕ, а на свой сайт. Но когда завершу выставлять цикл, ссылки на сайт РАЕ тоже сделаю.

Делаю я это по весьма простой причине: необходимости популяризации.

В связи с этим отмечу ряд моментов, которые тем, кого миф интересует, важно знать.

1) Миф традиционно ассоциируют с ложью, иллюзией, невольным или сознательным обманом. Т.е. с тем, что мешает человеку познавать мир и является для него крайне вредным. Поэтому с мифом надо бороться, развенчивать силой логики и фактов. Отсюда всякие мифы о мужчинах, женщинах, волосах, еде, диетах, политиках, сюжетах истории и прочем. При этом считается, что чем человек умнее и образованнее, тем быстрее и основательнее он с мифами будет бороться.

2) В действительности всё не так, потому миф - не ложь, и не правда, а в образно-символической форме отражённая нами реальность. Реальность сознания, прочувствованная и пережитая нами и значимая для нас. Поэтому миф в принципе никуда не уходит и не приходит. Он всегда в нас, а мы в нём. Мы всегда внутри мифа, которым живёт социум, и бороться с ним можем, лишь перейдя в другой миф и с помощью него. Поэтому миф приходит, когда нам нужен, и уходит от нас, "побеждённый нами", когда выполнил свою роль, представляя собой сложное структурное пространство, состоящее из множества мифологем (мифы социума) и мифем (личные мифы).

3) Миф не хороший и не плохой. Он такой как мы, потому что отражает наши страхи, мечты и желания. Он может нас вдохновлять на высокое или низкое, дурное или доброе, в зависимости от того, что мы есть, и представляет нам реальность такой, какой мы её хотим видеть и понимать. И когда мы боремся с мифом, он этой борьбой лишь множится, помогая нам расправиться с одним мифом, чтобы погрузить нас в другой. Стоит ли бороться с ним? А вы не сможете и не бороться с ним, ни его победить. Вы будете бороться с теми мифами, которые считаете плохими и ложными, т.е. не подходящими вам, и будете пестовать те мифы, которые отражают ваши взгляды сейчас. Будете менять их, как змея кожу, меняясь сами. С этой точки зрения у грузчика и профессора мифы разные. Но есть и то, что их объединяет, если они из одного социума и эпохи.

4) Миф есть универсалия культуры, без которой ни культура, ни народ, ни человек существовать не могут, т.к. миф пронизывает их. Ведь миф есть смыслопорождающее пространство, воплощающее в себе всё великое и малое, общее и частное, высокое и низкое, что в обществе есть. То живое поле смыслов, которым мы живём и которое нас обслуживает. Обслуживает миф не только людей, но и власть, политику, культуру и даже науку, которая мифами переполнена до краёв. Главный из них заключается в том, что наука миф может победить и постоянно побеждает с тех пор как выделилась из него (т.н. противостояние мифа и логоса, начавшееся со времён Сократа и Гесиода). В действительности любая научная идея или гипотеза рождается как миф и как миф умирает, по сути выходя из мифологического пространства, а потом погружаясь в него. Ницше об этом сказал, не используя слово миф, что истина рождается как ересь, а умирает как предрассудок.

5) Исходя из последнего, придётся признать, что наука также нуждается в мифе, как и человек, за счёт его самоутверждаясь, признавая истиной то, что миф под разным названием подсовывает и обосновывает ей. Но если это так, то наука никогда не признается себе, что зависима от мифа и им живёт. Лишь очень немногие учёные последних двух веков находили в себе смелость признаваться в этом. А подавляющее большинство воспринимает и будет воспринимать миф как врага. И, хотя с этой точкой зрения целая плеяда великих учёных борется около ста пятидесяти лет, изменить инерцию восприятия мифа в научной среде им не удалось.
Поразительно также и то, что хотя о мифе время от времени по случаю пишут и рассуждают почти все журналисты и учёные (в моей подборке посвящённых мифу публикаций более 7 тыс.), лишь немногие из них поняли о чём пишут и говорят. Более того, даже среди докторов наук, которые защитили докторскую диссертацию по мифу, мифотворчеству и мифопоэтике попадаются те, кто современного мифа так и не понял, хотя занимались им всю сознательную жизнь. В чём причина этого, я понять не могу. Хотя и догадываюсь. Но ничего удивительного в этом нет, ведь мир так устроен, что его нельзя понять, но можно объяснить, прикасаясь к той тайне, которая, несмотря на свою простоту не может быть понята более 2 тыс. лет.



У мифа лиц столько, сколько форм его выражения и отражения.
И одной из форм являешься ты и всё, что ты думаешь о нём.
Только этого для познания мифа мало.


Всю литературу, в зависимости от степени и характера рассмотрения мифов, можно разделить на три основные группы:

1) источники, содержащие в готовом виде те или иные мифы и утверждающие их без какого либо критического анализа как значимое для общества открытие или как естественную, общепринятую данность.

К этой группе следует отнести «сакральные тексты», многочисленные «образцы» неоязыческой и национальной мифологии, различные художественные произведения, мемуары, публицистику, отдельные «исследования» по общественным наукам (философия, психология, социология, политология), некоторые правовые документы (например: «Декларация прав человека» или Конституции различных стран), содержащие пропагандистский материал и используемые в определённых идеологических целях;

2) научные работы, в которых помимо основной темы исследования упоминаются те или иные мифы, и может быть дана их краткая оценка именно как мифов;

3) научные исследования в области общественных наук, в которых предпринимаются попытки анализа тех или иных мифов, мифем, мифологем, современной мифологии в целом.

В этом списке для нас особого внимания заслуживают первая и третья группы источников, так как первая группа даёт примеры применения и использования мифов, а третья - опыт анализа и подходов в исследовании, а также варианты методов исследования мифов и мифологии в целом.

К первой группе в первую очередь надо отнести труды просветителей (Дж. Локк, Дж. Гоббс, Вольтер, Ж.-Ж. Руссо и др.), выдающихся мыслителей XIX – XX веков, разрабатывавших мифологические структуры мышления в философии (Ф. В. Шеллинг, Г. В. Ф. Гегель, Ф. Ницше, С. Кьеркегор, А. Бергсон, Н. А. Бердяев, А. Камю, Ж.-П. Сартр и др.), психологии (З. Фрейд, Г. Лебон, К. Г. Юнг, Э. Фромм и др.), не только выдвинувших оригинальные идеи, но и создавших собственную мифологию.

Впрочем, им принадлежат также интересные идеи, которые следует включить в третью группу источников, в той или иной степени затрагивающих, исследующих и оценивающих мифы, их роль и место в развитии общества и государства. В данных источниках предлагается и рассматривается методология исследования мифа, анализируются различные его аспекты и определяются возможные подходы. В них можно найти различные факты, наблюдения и примеры, подтверждающие и аргументирующие позицию автора по самым разным вопросам его исследования.


Исходя из вышеизложенного видно, что сложность исследуемой темы заключается в том, что изучение мифа как социокультурного и политического феномена требует от исследователя знаний, находящихся на стыке самых разных сфер культуры и научных дисциплин. И потому тем, кто исследует проблемы культуры «всякий раз нужно с риском для себя пускаться в многие сферы, в которых он не чувствует себя как дома»[1].



Понимая это, большинство исследователей предпочитают анализировать миф, не выходя за пределы своей дисциплины. Это существенно сужает и ограничивает их возможности, но зато снижает риск синтеза общих теорий, что делает их выводы более выверенными и основательными, давая возможность «понимать под мифом, мифологией и мифотворчеством все, что сообразуется с их областью знаний»[2].

В данном случае, к сожалению, все эти науки в силу своей специфики и определённой довольно жёсткой специализации сами ставят себе пределы, ведь к познанию мифа ведут разные пути, а каждая отрасль науки, как правило, предлагает лишь один из них. Но, несмотря на это, открытия в одних гуманитарных дисциплинах неизбежно порождали и порождают отклики в других, подводя к выводу, что у мифа лиц столько, сколько форм его выражения и отражения. Вот почему любому, кто хочет разобраться в мифе как социальном явлении приходится использовать разработки, идеи, выводы, ставшие достижением самых разных наук, каждая из которых, ставя цель изучать миф, использует свои возможности, свои методы, свой инструментарий; словом, то, что другие науки заменить или компенсировать не могут.

Отсюда понятно, что исследования, придерживающиеся одного приоритета на всех уровнях анализа мифа, не учитывают его сложность, многослойность, универсальность, многообразие, и уже поэтому ведут к существенным искажениям. В результате те или иные свойства мифа подменяют его как явление, лишая миф его целостности. О том, насколько это верно, можно судить по тем многочисленным определениям мифа, которые давали и дают его исследователи, опираясь на данные конкретных наук. Так:

- для одних исследователей миф – примитивная попытка объяснить естественный мир (Дж. Фрезер)[3];

- для других - продукт поэтической фантазии доисторических народов (М. Мюллер);

- третьи понимают миф как поэтическую метафору первобытного образа мышления (Я. Гримм);

- четвертые воспринимают его как хранилище аллегорических указаний, позволяющих личности существовать в сообществе (М. Дюркгейм);

- пятые видят в нем коллективное сновидение, симптоматическое проявление архетипических структур, скрывающихся в глубинах человеческой души (К. Юнг);

- шестые рассматривают его как традиционный носитель метафизических прозрений человека (Камарасвами)[4];

- седьмые характеризуют его как развернутое магическое имя (А. Ф. Лосев)[5].

И данный перечень далеко не исчерпан. При этом все определения мифа настолько различны, что создаётся впечатление, будто в каждом новом случае речь идёт о чём-то совсем ином. Так, исследуя лишь определённые его свойства, миф словно распределяют по отдельным направлениям. Тогда как исследователю, стремящемуся понять миф как можно полнее, нужно опыт разных наук не делить, а умножать и синтезировать.

Другой причиной, ведущей к ограничению возможностей исследования, является изначальная предубеждённость исследователя по отношению к мифу, «воспитанная» той или иной научной традицией, когда для удобства рассмотрения под мифом «принято понимать» нечто для исследователя уже привычное. В этом случае исследователь отсекает те сферы существования и проявления мифа, которые оказываются за пределами его понимания, порождая проблему установления границы своего метода, зависящего от изначально заданного отношения к мифу и связанной с этим постановкой проблемы.
По той же причине следует также отказаться от традиционной подачи основных направлений («школ») исследования мифа, где речь идёт об изучении его частностей. Такой новый подход, не констатирующий принципиальные различия, а суммирующий в мифе разнообразие, позволит увидеть, какой вклад в процесс изучения мифа внесли самые разные исследователи, опиравшиеся на знания и опыт своих наук, что их не разделяет, а объединяет. Кроме того, следует учитывать, что при делении исследователей мифа на «школы» есть опасность, что систематизация может перейти в схематизацию, заведомо упрощающую как процесс познания мифа, так и эволюцию понимания мифа теми, кто ему посвятил свои исследования.

Список литературы

[1] Хёйзинга Й. Homo ludens. Человек играющий / Пер. с нидерл. - М.: ЭКСМО-Пресс, 2001. – С. 7.

[2] Мифы и мифология в современной России / Под редакцией К. Аймермахера,
Ф. Бомсдорфа, Г. Бордюгова – М.: АИРО-ХХ, 2000. – С. 9.

[3] См.: Фрезер Дж. Золотая ветвь: Исследование магии и религии / Дж. Фрезер. – 2-е изд. – М.: Политиздат, 1983. – 703 с.
[4] Психология религиозности и мистицизма: Хрестоматия / Сост. К. В. Сельченок. – Мн.: Харвест; М.:АСТ, 2001. – С. 63-64.

[5] Лосев А. Ф. Самое само: Сочинения. - М., ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999. – С. 386.

Источник
Tags: современный миф, функции мифа
Subscribe
promo skeptimist август 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments