skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого) (skeptimist) wrote,
skeptimist (Блог Андрея В. Ставицкого)
skeptimist

Categories:

Алексей Орлов - русский генетик



Известно, что основатели генетики Мендель, Вейсман и Морган ставили эксперименты по передаче наследственности с чем-то довольно мелким. У Менделя это был горох. У прочих - мухи-дрозофилы.
А вот Алексей Орлов, не зная ничего про гены, на сто лет раньше сих уважаемых учёных за 30 лет экспериментов опираясь на опыт и интуицию, вывел знаменитого орловского рысака.

Когда в 1775 году граф Алексей Григорьевич Орлов отправился доживать свою жизнь в Нескучном дворце в Москве, ему было, что вспомнить: переворот 1762 года, участие в убийстве сверженного императора Петра III, блестящую победу над турками в Чесменском сражении, арест самозванки княжны Таракановой. Но времена изменились, и новый фаворит Екатерины II Григорий Потемкин отстранил от трона всех братьев Орловых.

Впрочем, праздность и скука не грозили крепкому телом и могучему духом графу Алехану, как его называли, дело себе он всегда умел найти.

Был у Орлова арабский скакун Сметанка, купленный им после Чесменской победы — предмет гордости и радости хозяина. Арабские скакуны были в России редкостью. Вельможи обычно покупали коней итальянской породы мургезе, которые брали разбег быстро, но быстро и выдыхались, потому их и запрягали шестериком. А для русских просторов нужны были не только красивые, но и сильные, выносливые лошади. Вот граф Алехан и занялся выведением породы, которая получила название орловские рысаки.


Арабский жеребец Сметанка (картина крепостного художника конца XVIII века,
предположительно Гавриила Васильева, Музей коневодства, Москва)


В своем воронежском имении Алексей Григорьевич выстроил гигантский комплекс конюшен, жилье для 10 тысяч конюхов и их семей, школу, больницу. Он лично следил за генеалогией лошадей, вел родословные книги, давал им имена, присутствовал при вскрытии павших лошадей, чтобы выяснить причины болезней. Ни одну свою лошадь Орлов не отправил на живодерню — все они доживали свою жизнь в уютных стойлах, на полном овсяном довольствии. И хоронил их с почетом, на кладбище, с уздечкою и седлом.

«Природа дает нам жеребенка, человек делает из него рысака», — говаривал граф.
Историк русского коннозаводства Н.Граневский писал: «Граф Орлов-Чесменский доказал, что если упряжную лошадь упражнять в рысистых бегах и потом, следуя прежней системе, случать также с испытанной лошадью, и приплод снова упражнять, то через несколько удачных поколений и усиленных упражнений выйдет рысак или лошадь, от которой могут быть произведены лошади всех сортов для упряжи».

Выходит, граф Орлов задолго до Дарвина знал, что нужное качество у лошади можно воспитать, и оно в неизменном виде закрепится в потомстве.


Граф Орлов с Барсом I. Н. Свечков. Музей коневодства.
Знаменитый Барс-первый (родоначальник), темно-серой масти, с годами посветлевшей,
был внуком Сметанки. За довольно долгую для лошади жизнь он дал конному заводу Орлова
до девятисот жеребят, в том числе Холстомера, воспетого Львом Толстым.


Тридцать лет понадобилось Орлову для того, чтобы вывести известных теперь всему миру орловских рысаков, восемь различных пород лошадей он для этого использовал. Но в каждом орловце кровь Сметанки, и все они, если приглядеться, сохраняют сходство с далекими предками-арабами.

Порода вышла на удивление хороша, не зря тройки орловских рысаков стали символом России. Однако еще много трудов потребовалось, чтобы закрепить в породе ее отличительные черты, так образно описанные С.П. Жихаревым (1905 год):
«...Нельзя было налюбоваться на красоту этих коней: прямой, длинный, крутореберный стан на толстых и сухих ногах, шея, как тонкая лента, приподнималась высокой дугой и оканчивалась прекрасной головой, с огненными глазами навыкате и с пышными ноздрями.
Движение этих громадных коней было таким правильным, что топот их копыт представлял слуху какой-то размеренный такт, а на крестце рысака можно было поставить стакан воды, и она не расплескалась бы: так спокойна была поза летящего рысака, и одни только ноги быстро и правильно размеренным махом уносили рысака вперед».

А вот отрывок из очерка А.И. Куприна «Рыжие, гнедые, серые, вороные…»:

«… Посмотрите на чистопородного орловца. Что и говорить, писаный красавец! Рост огромный, сам серый в темных яблоках, голова — загляденье, глаз огненный, белый хвост до земли. Словом, картина, пряник! А как он бежит: шея круто собрана, передние ноги на ходу он выбрасывает круто вверх, чуть не до морды, да еще вышвыривает их от колен в бока. Восторг!»

На лошадях Орлов не остановился — вывел еще бойцовскую породу гусей, а орловские канарейки славились своим удивительным напевом. Так почему бы не присвоить Алексею Григорьевичу звание первого русского генетика?

Источник
Tags: мифоистория
Subscribe
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments