мифоистория

Три раздела Речи Посполитой в XVIII веке



Я не открою большого секрета, сказав, что поляки не питают к нам особенно теплых чувств. И дело тут не только в пресловутой «советской оккупации». Есть между нами и более старые счеты — так называемые три раздела Речи Посполитой. Давайте сегодня освежим в памяти эту давнюю распрю.

Но сначала напомним, что первая возможность у России разделить Речь посполитую появилась через полвека после Смуты в 50-х гг. XVII в., когда она вступила в войну после присоединения Войска Запорожского с землями Малороссии, которое сейчас подаётся как присоединение Украины. Тогда Польша столкнулась с двумя противниками - Россией и Швецией, которые устроили ей настоящий "потоп", но внезапно оказались лицом к лицу. Им бы тогда договориться. И кто бы сейчас вспомнил о Польше? Но не смогли. И вступили в войну друг с другом. А тем временем Речь посполитая восстановилась.
Несколько иная ситуация возникла через столетие.

Именно этому сюжету и посвящён рассказ ниже. Однако ему стоит предпослать несколько тезисов.
1) После смерти польского короля Августа III в Речь посполитую действительно были введены русские войска, пребывавшие там и далее. Но было их всего несколько тысяч. Хотя и того оказалось достаточным, чтобы противники ставленника Екатерины II Станислава Понятовского сняли свои возражения при его избрании. Отдельные стычки, правда, имели место и плохо закончились для поляков.

2) Упомянутое ниже "восстание" поляков произошло лишь в 1767 г. и в действительности было реакцией не на пребывание в Польше русских войск, а своеобразным протестом на предложения России и Пруссии уравнять в правах в Польше католиков и некатоликов, которых тогда называли диссидентами. Речь в первую очередь шла о православных и протестантах, которых поляки угнетали и всячески третировали на протяжении столетий, но в 60-е гг. XVIII в. их притеснение уже было больше похоже на войну. Крестьян сгоняли с земли и убивали, имущество их забирали, налоги выросли в разы. Поляки убивали даже священников. Узнав об этом изуверстве, король Понятовский издал указы с требованием прекратить гонения на диссидентов и наказать виновных. Но шляхта его не послушалась. В феврале 1768 г. сейм должен был рассмотреть этот вопрос, но польская шляхта опередила сейм, создав т. н. Барскую конфедерацию, и ввела на Волынь и Правобережье свои войска, где православное население подверглось избиению и разграблению.

3) В ответ на это гайдамаки во главе с М. Железняком на совместной сходке в одном из православных монастырей с подачи игумена принимают решение о совместном восстании, которое началось весной 1768 г. и очень быстро охватило Правобережье и Волынь. Подавить восстание, получившее название Колиивщина, войска Барской конфедерации не смогли и стали просить об этом Россию, что та и сделала. Однако данные обстоятельства наглядно показали, что поляки не имели ни Ума, ни Воли, чтобы решить собственные проблемы так, как того требовали интересы страны. И потому последующие разделы Речи посполитой стали неизбежными, несмотря на нежелание идти на это Екатерины.
Кстати, сей опыт стоило бы учесть на Украине, где ситуация с русским населением в 2014 году оказалась весьма схожей с тем, что происходило тогда в Польше.

Теперь переходим к тексту про разделы.

События, происшедшие в Польше во второй половине XVIII века, были итогом почти 800-летнего спора двух славных народов — русского и польского — за гегемонию в славянском мире и в Восточной Европе в целом. Уже к началу XVIII столетия стало окончательно ясно, что Речь Посполитая безнадежно проигрывает этот затянувшийся спор. Собственно говоря, случилось то, что должно было случиться рано или поздно. Польша клонилась к упадку не из-за сокрушительных ударов извне, а подтачиваемая изнутри шляхетскими бесчинствами. Пользуясь этим, крупные европейские державы стали сажать на польский престол своих ставленников, так что еще за добрых полстолетия до разделов Речи Посполитой от ее государственной независимости остался только призрак.

В октябре 1763 года скончался польский король Август III, правивший не столько милостью Божией, сколько милостью Франции. Екатерина II немедленно вступила в переписку с прусским королем Фридрихом II. «Я предлагаю вашему величеству, — писала она, — выбрать между поляками такого, который более других будет обязан вашему величеству и мне за то, что мы для него сделаем. Если ваше величество согласны, то это — стольник литовский, граф Станислав Понятовский, и вот мои причины. Из всех претендентов на корону он имеет наименее средств получить ее и, следовательно, будет обязан тем, из рук которых он ее получит».

Фридрих II, чью столицу — Берлин — буквально за три года перед тем (во время Семилетней войны) посетили казаки, не стал возражать. 7 сентября 1763 года Станислав Понятовский вступил на польский престол. Франция и Австрия тоже промолчали.

Выбор Екатерины II был, конечно, не случаен. Понятовский был одним из ее первых любовников, и Екатерина настолько хорошо изучила его характер, что ни разу не обманулась в нем за все время его правления.

Для укрепления власти Понятовского в Польшу были введены русские войска. Польская шляхта ответила на это восстанием. В соответствии с духом времени патриотизм восставших прекрасно уживался с с самым разнузданным феодальным разбоем. Особую злобу поляки проявляли по отношению к «песьей породе» — так они называли православное население Белоруссии и западной Украины, входивших тогда в состав Речи Посполитой. На этих землях шляхтичи не щадили никого — даже духовенство. Православных священников били палками, секли терновыми розгами, засыпали им в сапоги горящие угли. Одного священника обвязали паклей и сожгли.

Что касается собственно военных действий, то они представляли собой сочетание столкновений регулярных армий с партизанской войной. Восставшим активно помогала Франция, снабжавшая их деньгами и военными специалистами. Из-за всего этого подавление восстания затянулось до 1772 года. Одним из русских военачальников, особо отличившихся в боях с поляками, был Александр Васильевич Суворов, который именно здесь одержал свои первые известные победы и получил генеральский чин.

На заключительном этапе восстания, когда сопротивление поляков было почти сломлено, часть территории Речи Посполитой оккупировали прусские и австрийские войска. Благодаря этому Екатерине II и пришлось пойти на раздел Польши. Поляки напрасно приписывают свои несчастья проискам России. Сама идея расчленения Речи Посполитой принадлежала прусскому королю Фридриху II. России это было невыгодно — ведь значительная часть страны уходила из-под ее влияния. Однако угроза враждебного прусско-австрийского союза заставила Екатерину согласиться на первый раздел Речи Посполитой. По его условиям Пруссия получила земли в нижнем течении Вислы, Австрия — восточное Прикарпатье. Россия всего лишь взяла свое исконное — часть белорусских и прибалтийских территорий, которые принадлежали еще Киевской Руси.

Последовавшие затем 15 лет мира послужили униженным полякам некоторым утешением, но дни Речи Посполитой были сочтены.

Первый раздел Речи Посполитой 1772 года еще не уничтожил польскую государственность. Потеряв ряд областей, Польша тем не менее сохранила суверенитет над большей частью своей территории, а ее король Станислав Понятовский, будучи ставленником Екатерины II, все же обладал всеми формальными признаками независимого государя. Но в ближайшие четверть века эти государственные декорации были сметены вихрем истории.

В 1793 году Россия, Австрия и Пруссия подвергли Польшу второму разделу. Поводом к нему послужило быстрое распространение среди поляков идей Великой Французской революции, которые на дипломатическом языке того времени назывались «адским учением» и «ядом демократического духа». В результате 10-миллионная Речь Посполитая сократилась до узкой полоски между Вислой и Неманом с трехмиллионным населением.

Однако новое государственное унижение Польши только ускорило революционный взрыв. Идейным вдохновителем восстания стал Тадеуш Костюшко. За плечами у него уже было богатое революционное прошлое. В 70-х-80-х годах XVIII века он добровольцем принял активное участие в войне за независимость США и за свою храбрость получил от американского конгресса орден Цинцинната. Революция во Франции показала Костюшко, что Старый Свет тоже хочет обновления. Вернувшись в Польшу, он возглавил подготовку к восстанию, имевшего целью превратить страну в демократическую республику.

6 апреля 1794 года взбунтовалась Варшава. Восьмитысячный русский гарнизон, застигнутый врасплох, потерял половину своего состава убитыми и взятыми в плен. В городе был создан Верховный совет. Костюшко в порыве энтузиазма назначили генералиссимусом. Восстание стремительно перерастало в революцию. Даже в церквях проповедники произносили речи во славу французских якобинцев.

Однако вскоре военный пыл в поляках поугас. Для содержания регулярной армии Костюшко ввел военные поборы, удвоил налоги и объявил всеобщую мобилизацию. Многие к таким жертвам во имя свободы, равенства и братства оказались не готовы. Между тем соседи Польши двинули свои войска на подавление восстания. В августе 1794 года Екатерина II вручила общее командование русской армией Александру Васильевичу Суворову, который, не изменяя своей наступательной тактике, немедленно устремился прямо на Варшаву. Костюшко пытался задержать его продвижение, но был наголову разбит в сражении при Мацеевичах. Сам польский вождь получил два удара пикой, сабельную рану в голову и едва живой был доставлен казаками в русский лагерь.

Последним оплотом польской революции стала Прага — предместье Варшавы на восточном берегу Вислы, прикрывавшее город от русской армии. Прага пала 24 октября после целого дня ожесточенного сопротивления. «Страшное было кровопролитие, — вспоминал Суворов, — каждый шаг на улице покрыт был побитыми; все площади были устланы телами». Чтобы предотвратить полное разрушение Варшавы разъяренными войсками, Суворов приказал разрушить единственный мост через Вислу, связывавший Прагу с городом.

Через год после этих событий, 13 октября 1795 года, было достигнуто официальное международное соглашение России, Австрии и Пруссии о судьбе Польши. Станислав Понятовский отрекся от короны, а Речь Посполитая официально прекратила свое существование. Последний, третий раздел Польши не принес России особенных выгод. Одним славянским государством в Европе стало меньше, а Польша (окончательно перешедшая под русский скипетр по итогам антинаполеоновских войн в 1815 году) так и осталась на целую сотню лет гноящейся занозой в теле Российской империи.

Источник
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…