современный миф

О культе Личности. культе Системы и Системе культа: мифологический аспект



Говоря об истории, не стоит забывать того, что в силу своей социальной и гуманитарной специфики она никогда не будет «чистой» наукой, обслуживая то общество, в котором создаётся и функционирует. В свою очередь каждая политическая система, каждый режим не может существовать сам по себе вне общества, не отражаясь постоянно в сознании миллионов людей.
Каждое существенное и значимое для общества действие власти отражается, комментируется и оценивается на разных уровнях общества, с разных углов зрения, позиций и интересов. Эта оценка воплощается в отношении людей к той власти, которая ими руководит. Но поскольку процесс отражения политических процессов всегда субъективен и нередко иррационален, созданные в общественном сознании образы могут иметь мало общего с реальной политической действительностью [См.: 3].

Они есть по своей сути мифы – стихийно или сознательно созданные символически насыщенные образы власти и её реальной политики, ставшие, в силу своего влияния на людей, более реальными для них, чем то, что они отражают.

Процесс мифологизации власти, таким образом, основан на феномене восприятия её обществом, создающем все необходимые условия для появления политических мифов. Мифов как образов прошлого, будущего или настоящего, отражения исторических процессов, фактов или событий, воплощённых в чувственных образах, просеянных сквозь личностное восприятие людей.

Мифы могут носить разный характер, но массы нуждаются в позитивном восприятии мира и, если власть не способна подать себя с этой стороны, то общество само найдёт себе позитивный образец, с которым и будет связывать своё будущее существование. И тогда падение режима неизбежно.

Отсюда вытекает печальная в своей циничности аксиома: не тот правитель плох, который в своей политике нечестен и несправедлив, но тот, который в своих действиях неэффективен. Сам же характер действий того или иного правителя зависит от времени, в котором он действует, и от менталитета того народа, в отношении которого он эту власть осуществляет. И хотя действия современных правителей во многом ограничены демократическими и правовыми нормами, технологические возможности власти формировать свои мифы возросли многократно.
Процесс мифологизации власти влияет на общественное сознание, преследуя ясные и вполне конкретные практические задачи. К ним относятся:

- отражение реальных общественных процессов в благоприятных для власти символах, образах и идеях;

- формирование в общественном сознании определённых представлений о роли, деятельности и значении государства, политических структур, их отдельных представителей с целью влияния на него;

- идеологическое обоснование необходимости, важности, значимости данной конкретной власти и неприемлемости других форм и методов её существования;


- вскрытие или скрытие отдельных общественно-политических процессов, способных повлиять на общественное мнение и изменить ситуацию в стране.

Как видим, даже простое перечисление этих целей ясно показывает, что мифология власти строится на её культе. А культ «личности» – о ком бы мы конкретно ни говорили: о Сталине, Линкольне, Мазепе, Ганди, Шевченко, Наполеоне или Бисмарке – не более чем персонификация культа Системы, естественная и необходимая его составляющая, в которой проступает её внешняя, личностная сторона, закладывающая основу мифа.
За культом Личности всегда стоит культ Системы. Он в себя включает:

- культ основных идей (доктрин, постулатов или теорий), лежащих в основе возникновения и существования политического режима и воплощённых в определённых слоганах;

- культ государства, политических институтов режима с обоснованием их важности и значимости для нормального функционирования общества и государства;

- культ отдельных наиболее выдающихся представителей режима в прошлом и настоящем.
Причём культ деятелей прошлого важен не сам по себе, а тем, какой отблеск он бросает на действующих лидеров, даже если целенаправленной политики формирования их культа и нет. Ведь культ Лидера формируется не только прямым идеологическим воздействием на массы, но и косвенно, через формирование культа тех, кто не может уже помешать Лидеру в борьбе за власть, но чья слава и успех станут крыльями для его взлета.

Так И. Мазепа должен был стать основой для культа В. Ющенко [См.: 1]. Но уж слишком безликой оказалась личность третьего президента Украины, несмотря на его крайне специфическую в эпоху «оранжевой революции» внешность.

В основе культа лежит набор определённых идеологических ценностей и приоритетов, построенных на исторической преемственности власти, её связи со всем лучшим, что было у народа в прошлом, либо на её отрицании.

При этом было ли это «лучшее» в истории на самом деле или нет, почти не имеет значения, поскольку любая власть в силах поменять его по своему усмотрению, трактуя отдельные страницы и эпизоды истории таким образом, чтобы самой выглядеть как можно лучше. И это происходит всегда, ведь каким бы бедным не являлось данная власть, она всегда в состоянии "выкупить" своё прошлое. Как видим, при всей явной и кажущейся аморальности культа Системы, в нём есть очевидное рациональное зерно. Поскольку для власти это вопрос её выживания, Система должна постоянно формировать свой культ, чтобы максимально благоприятно выглядеть в глазах общества. Ей необходимо целенаправленно улучшать свой политический имидж, чтобы получать от общества помощь и поддержку, чтобы не тратить силы на массовое противодействие своей политике, чтобы не иметь в лице народа либо отдельных его групп своего внутреннего врага, используя для этого любые средства, включая тотальную манипуляцию и дезинформацию [См.: 2].

Иначе говоря, обман общества заложен в условия политики государства в той или иной степени изначально, а задача общества – по возможности данный обман выявлять и разоблачать. Но это, в свою очередь, не гарантирует общество от нового обмана и самообмана. Так, расставаясь с одними иллюзиями, массы обычно обретают другие, иного качества и иного порядка, и называют их настоящей, действительной правдой до тех пор, пока это будет устраивать их большинство.

Система культа естественно должна включать в себя механизмы и структуры, задача которых – постоянное культивирование того, что составляет ценности Системы, символизирует её силу и успех, является воплощением её планов и надежд. Когда Система рождается и формируется, она нуждается в мифологических «образах», и образы эти должны быть не только значимы и привлекательны.

Они также должны быть личностно воспринимаемы, а, значит, «человечны». Этой цели служат культы различных исторических деятелей, играющих роль лидеров и вождей. Они должны персонифицировать Систему, олицетворяя её с некой личностью-идеалом. И такими идеалами конструкторы украинской идентичности пытаются сделать из лицемерного и жадного гетмана И. Мазепы – бескорыстного патриота [См.: 4] и украинского Конрада Валленрода, которого воспел в одноимённой поэме А. Мицкевич; из беспринципного авантюриста С. Петлюры – бескомпромиссного борца за освобождение народа, а из безжалостного националиста-фанатика С. Бандеры – трогательного и беззаветного романтика [См.: 5].

Разумеется, подобные мифы не могут заменить реальной государственной политики, но, став её своеобразным отражением, они позволят значительно усилить производимый ею эффект, придать ей законченность и значимый для людей смысл.

Итак, как видим, потребность общества в мифах в первую очередь связана с тем, что в известном смысле они выполняют социальный заказ, определяемый общественным спросом, мотивациями, определёнными социальными ожиданиями, потребностью в таких представлениях об окружающем мире и освоенной человеком социальной среде, которые бы помогали человеку и обществу в новых условиях выжить.

Они заполняют тот вакуум информации, который существует в обществе при осмыслении им тех процессов, которые в нём происходят. Они позволяют упорядочить, систематизировать представления на уровне массового сознания и найти в соответствии с этим уровнем простые и ясные ответы. И эти ответы украинцы ищут в своей истории. Ищут и находят.

Именно это мы наблюдаем и в украинской мифоистории, где через историю совершается формирование и утверждение культов «отцов-основателей» украинской нации, то есть тех исторических личностей, чья жизнь, мысли и поступки, должны быть приняты в Украине за пример и образец. Деятелей, создавших для новой «элиты» необходимый ей исторический прецедент. Тех, на кого можно ссылаться, равняться, к кому можно апеллировать, кем можно прикрываться и оправдываться. Словом, тех, кого можно и должно причислить к пантеону Украины, а жизнь их представить как эталон служения своей Отчизне.

Эталон как модель, которая уже содержит в себе все необходимые для трансляции в массовое сознание коды, в соответствии с которыми каждый человек должен мыслить, действовать, говорить.

Литература

1. Сверстюк: Украину спасет второй Мазепа [Электронный ресурс] / Е. Сверстюк. – Режим доступа: http://for-ua.com/interview/2009/09/04/091853.html
2. Новікова К. Між міфом та національною ідеєю. Обличчя сучасного українського націоналізму [Електронний ресурс]] / Катерина Новікова. – Режим доступу:
http://www.religion.in.ua/main/analitica/12282-mizh-mifom-ta-nacionalnoyu-ideyeyu-oblichchya-suchasnogo-ukrayinskogo-nacionalizmu.html.


3. Ставицкий А. В. Украинская идентичность: общие подходы конструирования и мифологизации. Севастополь: Рибэст, 2013. 160 с.
4. Ставицкий А.В. Мифы Украины: Мазепа. Севастополь: Рибэст, 2012. 172 с.
5. Ставицкий А. В. Украинская мифоистория в режиме информационной войны. Севастополь: Рибэст, 2014. 176 с.

promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
Результат подобен вылепленной из говна пуле.