мифоистория Украины

К вопросу о методологии украинской мифоистории



Особенности подачи информации по основным историческим мифологемам современными украинскими историками с неизбежностью ставит вопрос о методологии обработки и интерпретации имеющейся информации, что, применительно к данному вопросу, наглядно показывает, как работает технология украинской мифоистории и какие принципы лежат в её основе.

В связи с этим, следует сразу оговорить, что за редким исключением даже научные работы, публикуемые украинскими историками с явной претензией на теоретическое знание, являются на деле скрытой формой иллюстрирования украинской этноцентричной доктрины по тому или иному конкретному вопросу. Но назвать её научной весьма затруднительно. Причём, в данном случае акцент делается на то, что в научных публикациях речь идёт о трактовках конкретных исторических «фактов». А они якобы без всяких теорий, идеологических доктрин и мифологем «научно» утверждают ту позицию, которую в силу этого, историки поневоле вынуждены отстаивать.

Таким образом, получается, что их «идеологией» является наука. А факты – как говорят, «упрямая вещь». С ними необходимо считаться, утверждая ту правду, которая фактами доказана. Однако каждый занимающийся историей исследователь должен помнить, что предложенные им по данному историческому делу доказательства по своей достоверности не должны уступать доказательствам, которые представляют истцы в обычный суд, если собираются его выиграть.

Пока же ничего подобного не наблюдается. Все предлагаемые «профессиональными украинцами» т. н. доказательства различных исторических мифов из обоймы украинской историографии в лучшем случае носят косвенный характер. А в худшем – просто подтасованы и, следовательно, не могут быть основанием для однозначных оценок, предлагая традиционную в таких случаях формулировку «за недостатком улик».
Особенно это заметно там, где речь касается исторических обид, когда историкам надо осудить, не разобравшись, исключительно на эмоциях, без суда и следствия. Не на уровне бесспорных доказательств вины, а по правилам мифотворчества в режиме суггестии, когда «факты сознания» не доказываются, а внушаются.

Чтобы они были обращены не к уму, а к сердцу. К «украинскому» сердцу, крайне восприимчивому к определённым идеям, на которых оно воспитывается. Но почему там, где речь идёт о чести и достоинстве, тем более, о свободе или даже жизни и смерти конкретной личности, мы требуем безупречной в профессиональном отношении доказательности, а там, где нужно провести следствие на предмет правдивости какого-либо знакового эпизода истории, руководствуемся не проверенными и логически абсурдными слухами? Создатели украинской мифоистории объясняют свои манипулятивные действия законным правом на СВОЮ историю, на СВОЁ видение, на СВОЮ правду, как это не раз оговаривал в своих выступлениях доктор исторических наук В. А. Брехуненко [См.: 1]. И на это своё видение Украина якобы имеет полное право. Но для каждого неангажированного исследователя ясно, что в данном случае речь идёт о феномене не историческом, а мифологическом. Очевидно, что национально озабоченные украинские историки истину не ищут, а СОЗДАЮТ. Создают, естественно, под себя и свой интерес. Интерес с помощью мифоистории обслуживать украинский проект. И потому правильный ответ в данной истории им известен заранее, а любые сомнения в нём считаются оскорбительными для памяти всех погибших за свободу Украины проявлениями украинофобии.

В результате научные выводы по тем или иным событиям украинской истории заменяются в Украине их политической оценкой, а политическая оценка становится обязательным руководством к исполнению для всех. Впрочем, «украинствующих» историков уличать во лжи бесполезно, потому что даже там, где это происходит, можно услышать, что в данном случае речь идёт об истории иного порядка. Истории сакральной и синкретичной, воплощающей в себе всю совокупность украинских начал и воплощённой в украинском мифе, первым историком которой был Т. Г. Шевченко [См.: 2, с. 106-112].

В соответствии с установками укроцентризма основная задача украинской метаистории – руководствуясь принципами радикально утверждаемого укроцентризма, доказать древность, исключительность и отдельность украинского народа от русской цивилизации, дабы можно было на этой основе обосновать историческую легитимность украинской нации и украинского государства. И для этого оказалось достаточным использовать механизма обычного переименования.

Назвать «Русь» сначала «Украина-Русь», а потом и просто «Украина». Как следствие, чтобы быть грамотно обоснованной, украинская мифоистория держится на четырёх методологических основах, которые сводятся к манипулятивной работе с терминологией, археологическими источниками, документами и историографией.

В первом случае речь идёт о системно организованной подмене названий, когда понятия «русский», «Россия», «Малороссия» произвольно изымаются из научного оборота и заменяются на слова «украинец», «Украина», «Московия», «Московщина», «москаль», «московит» и т.п. [См.: 3, с. 218-261 ]. В остальных случаях имеется в виду работа по фальсификации археологических данных, источников и историографии с целью обслуживания украинской мифоистории, о которой речь пойдёт ниже.
Естественно, для подобной методологии требуется системный подход, а в основе его должна лежать общая концепция, в соответствии с которой украинская историография:

– построена на установках, положениях, принципах, задача которых не всесторонне рассмотреть объект исследования, руководствуясь исключительно научными подходами, а обслуживать определённую, далёкую от науки идеологическую доктрину;

– использует сфальсифицированную терминологию и смысловые смещения, которые позволяют им осуществлять подгонку материала под желаемые ответы и заранее поставленные цели;

– формирует такую смысловую среду, в которой придерживаться принципа научного плюрализма практически невозможно.
Исходя из этого, основные базовые представления в украинской историографии, независимо от особенностей подходов каждого из украинских историков, за крайне редким исключением представляют собой комплекс системно организованных фальсификаций по формированию различных образов, ставших «фактами сознания», которые строятся на антирусской укроцентричной доктрине и ставит целью любыми средствами доказать, что:

– Украина существовала всегда и те достижения, которые обычно приписывают России, в действительности безоговорочно принадлежат Украине и получены в результате тяжёлого труда и самоотверженной борьбы украинского народа;

– Россия и русские украли у украинцев их достижения, незаслуженно приписав их себе и украв у них даже русское имя. Хотя в действительности они не русские, а потомки народа, получившегося в результате взаимодействия и ассимиляции угро-финнов с тюрко-монголами;

– украинцы не придуманы поляками, русскими и немцами, а всегда жили на территории Украины от Карпат до Кубани и ощущали себя украинцами. Украинцы с самого начала обладали своей оригинальной культурой, языком, традициями, которые сформировались в глубокой древности и в корне отличаются от культуры и языка России-Московии.

Однако эти положения историческими источниками не подтверждаются. И чтобы доказать недоказумое, надо произвести определённые манипуляции, которые к научной методологии не имеют никакого отношения. Возможно, поэтому основные положения украинской истории доказываются, благодаря:

– смысловым установкам, допущениям и домысливаниям на основе тех фактов, которые действительно имели место и позволяют к ним пристраивать любые идеологически оправданные интерпретации;

– представлению имеющих место слухов как бесспорных и не нуждающихся в проверке доказательств;

– некорректной интерпретации и произвольному использованию источников, истинность которых не подвергается сомнению, а степень цитирования зависит не от их проверенной достоверности, а от антирусской направленности;

– излишнему наслоению вторичных исторических данных, которые, не имея прямого отношения к конкретной проблеме, создают впечатление исключительно глубокого знания вопроса, что в целом должно создать благоприятное и даже доверительное отношение к «исследователю», и на этой основе позволяет ему манипулировать фактами так, как это нужно украинским историкам, не вызывая ненужных вопросов и сомнений.
И, надо сказать, что в закрытом информационном пространстве такая технология работает.

Литература
1. Брехуненко В. Московська експансiя i Переяславська Рада 1654 року. К., 2005. 368 с.
2. Забужко О. Шевченків міф України. Спроба філософського аналізу. 3-е вид. К., 2006. 148 с.
3. Ставицкий А.В. Национально-исторический миф Украины. Севастополь: Рибест, 2015, 748 с.
promo skeptimist august 30, 2015 12:32 6
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…
**доктор исторических наук В. А. Брехуненко

неужели это его настоящая фамилия... так точно подходит
только не доктор это, а пациент

Edited at 2016-03-23 04:59 pm (UTC)