современный миф

Мои книги: "Современная мифологика: опыт постижения Иного"



Пятая моя монография, вышедшая в 2013 году была посвящена теме, к которой я и сейчас отношусь с трепетом - отношения науки к мифу и борьбы с ним. С трепетом, потому что в ней, отчасти повторяя, но и развивая "Онтологию современного мифа", я поставил проблему отношения науки и мифа таким образом, что мои коллеги учёные просто должны меня возненавидеть. Иногда так и случалось.
Однако, что сделано, то сделано. Так появилась названная не без ассоциации с "Мифологиками" великого Леви-Строса "Современная мифологика: опыт постижения Иного".

Тексту монографии предпослано следующее обращение к читателю:

Если ты не привык думать, и обучен оперировать только навязанными обществом общепринятыми шаблонами, эта книга не для тебя. Закрой её, отложи в сторону и больше к ней не прикасайся, потому что она для тех, кто способен самостоятельно мыслить и не боится смелых выводов и новых идей лишь потому, что его многие годы учили другому.
Но если ты открыт новому, тебя ждёт интересное и познавательное путешествие в мир, где царят мифы. Ведь эта книга посвящена едва ли не главной тайне науки, которую она успешно скрывала все столетия своего существования от зарождения до наших дней.
Эта книга о том, почему наука борется с мифом и как этим растёт. О тайнах мифотворчества науки и её отношениях с мифом в процессе человеческого познания. О проблемах и перспективах борьбы науки против мифа в контексте её явных и скрытых мотиваций. О мифопорождающем механизме научного познания, показывающего, что без мифа и мифотворчества наука в принципе не может существовать.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 5
I. ОТНОШЕНИЕ НАУКИ К МИФУ И ФИЛОСОФИЯ: ПОИСКИ УТРАЧЕННОГО 8
1. Отношение науки к мифу: постановка проблемы 8
2. Взаимоотношения науки и философии в мифологическом
контексте 20

II. БОРЬБА НАУКИ С МИФОМ: ОПЫТ И ПЕРСПЕКТИВЫ 32
1. «Научный» миф позитивизма: проблема непроявленности 32
2. Наука, сциентизм и религия: мифологический аспект 38

III. МИФ И ПРОБЛЕМА НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ 49
1. Научное и мифическое познание: постановка проблемы 49
2. Эпистемологические возможности науки и её право на
истинность 52

IV. МИФОЛОГИЗАЦИЯ НАУКИ: ПРОБЛЕМА ПОСТИЖЕНИЯ ИНОГО 66
1. Мифологизация науки: постановка проблемы 66
2. Преодоление наукой мифа как опыт её мифологизации 76
V. МИФОТВОРЧЕСТВО НАУКИ В КОНТЕКСТЕ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ 88
1. Мифотворчество науки: примеры, обоснование, методология 88
2. Научная методология и научное мифотворчество 97

VI. НАУКА И МИФ: ДИАЛЕКТИКА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ 109
1. Наука и миф: поиски новой парадигмы отношений 109
2. Наука и миф: диалектика взаимодействия 116

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 129
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 142

Для обложки я использовал один из самых красивых моих рисунков под именем "Новый день".



Из структурных особенностей:
В отличие от предыдущих монографий в этой книге я стал использовать эпиграфы, которые предпосланы каждой главе. Причём эпиграфы я брал таких метров науки и с таким содержанием, что уже одним этим перебивал кажущийся радикализм собственных выводов высказываниями людей. которых в отличие от меня категорически нельзя было заподозрить в незнании процесса научного познания.

В книге, кстати вообще довольно много цитат, причём, я старался делать ставку на учёных-естественников, которые уже вынуждают посмотреть на проблему научного мифотворчества более внимательно.

Правда, не знаю, к сожалению или нет, но думаю. что наука НИКОГДА не признается в том, как использует мифотворчество для продвижения процесса познания, превращая миф в вечный источник для всего нового и кладбище для устаревшего, и то, и другое привычно называя мифом. Недаром говорят, что истина рождается как ересь (т.е. миф), а умирает как предрассудок (тоже - миф).
Хотя исследования, подобные моим в рамках науки всё равно будут продолжаться. Но как бы закрыто. И слава Богу. Я на большее не претендую.

А теперь немного афоризмов из великих:
"Вера в то, что существует только одна правда и что ты сам владеешь ею, представляется мне глубочайшим корнем всех зол в этом мире" (Макс Борн).
"Я не знаю ни одной философии, которая не была бы мифологична. Более того, я думаю, что очень многие положения науки мифологичны. Но, когда мы говорим “мифологичны”, мы не должны забывать, что здесь нет самонаблюдения и самосознания. Чело-век, который признаёт, что вещи, которые он говорит, отсылают нас к какому-то ми-фу, уже чрезвычайно многим рискует, потому что он уже не отделяет себя от объекта своего мышления" (А. М. Пятигорский)
"Вера в научную достоверность и авто-ритет науки оказывается благодушным по-желанием: наука погрешима, ибо наука - дело рук человеческих" (Карл Поппер).
"Наука не знает Истины, а знает лишь истины. Истина науки имеет значение лишь для частных состояний бытия и для частных в нем ориентировок" (Н. А. Бердяев).
"Существуют метафизические проблемы, которые не могут быть ликвидированы путём объявления их бессмысленными. Хотя, как я постоянно повторяю, они, действительно, находятся «за пределами физики» и требуют акта веры. Честно говоря, мы должны принять этот факт. Объективно существует два типа верующих: те, кто верит в невероятное и те, кто верит, что «вера» должна быть отброшена и заменена "научным методом"" (Макс Борн).
"Без веры в то, что возможно охватить реальность нашими теоретическими по-строениями, без веры во внутреннюю гармонию нашего мира, не могло бы быть никакой науки. Эта вера есть и всегда останется основным мотивом всякого научного творчества" (Альберт Эйнштейн).

И в заключении фрагмент из текста:

согласно онтологии нового видения, наше мировоззрение строится не просто на знаниях, но знаниях, воспитанных и прочувствованных. Знаниях, требующих своей философии: философии чувств, философии мифа. Через неё происходит формирование определённого отношения к миру, мифологическое осмысление духовного и практического опыта, а миф предстает как Текст, как особый тип знания, как система ценностных представлений, как форма словесного выражения глубинных смыслов мифопредставлений, которыми человек и будет жить. Через неё миф воспринимается как непрерывное воспроизводство смысла, совмещённого с реальностью. Смысла, обеспечивающего напряжение творческого прорыва и позволяющего науке и мифу жить и развиваться за счёт взаимного дополнения и обогащения.

Среди причин научного мифотворчества в первую очередь сто-ит выделить следующие:
1) Науку делают люди, а они, несмотря на то или иное воспи-танное традицией отношение к мифу, в силу личностного характера процесса познания занимаются мифотворчеством всегда.
2) Наука является продуктом локальной деятельности человека и «производит» истины в рамках локальных частностей, распро-страняя локальный человеческий опыт на весь бесконечный мир и претендуя на знание абсолютного целого. Её знания локальны, ус-ловны и относительны, так как на уровне работающего с гипотезами исследования или в рамках претендующего на знание целого научного мировоззрения учёные, дабы представить свои выводы в законченном и непротиворечивом виде, вынуждены домысливать, прибегая к построенному на их воображении мифотворчеству, ко-торое они, как правило, даже не распознают.
3) В силу специфики используемого наукой языка и его склон-ности к символической значимости и образно-смысловой интер-претации, наука уже пребывает в зоне мифа. Поэтому, миф, как «деятельность по совмещению смысла и реальности» (П. Флоренский), проступает даже через многозначность мышления.

Причём, говоря о научном мифотворчестве, следует учесть, что в нём речь идёт не о вторжении мифа извне, а о присутствии его в науке на уровне психологического восприятия, образного мышления и речи. Поэтому наука в той степени свободна от мифа, в какой степени свободна от человека – его мыслей, страхов, желаний, фантазий, - и может существовать без него. И даже официально признанное негативное отношение науки к мифу принципиально в их реальных отношениях ничего изменить не может, так как, сочетаясь и взаимодействуя в сфере общечеловеческой культуры, миф и наука выступают как способы текстуальной и контекстуальной организации мира, воспроизводя и поддерживая его на своём уровне.

Следовательно, в силу только своих особенностей наука уже не способна избежать мифотворчества, включая и те науки, которые привычно с мифом не связывают. Хотя даже известные нам в разное время разработанные физиками теории - эфира, относительности, суперструн и 2D – по сути своей являются научно оформленными и обоснованными мифологиями. Эти мифологии, в той или иной мере отвечают на наши вопросы и отражают реальность, но не дают исчерпывающей картины и не способны её дать.

К тому же, наука в силу поставленных перед ней обществом социальных задач, не может быть понятой и оценённой вне онтоло-гического, исторического, социального и психологического контек-стов, в которых познавательный процесс развивается. А они подво-дят нас к тому, что наука:
- постоянно имеет дело с бесконечностью, но может познавать его только локальными средствами, убеждая мир, что истинное знание существует только в ней;
- не может отказаться от попыток представить мир целиком, и потому вынуждена постоянно создавать в пределах известных ей знаний и своих возможностей ту картину, которая сначала воспри-нимается, как «научная», а затем по мере её устаревания относится к числу ошибочных «мифологий»;
- включена в социально-культурные процессы, которые могут развиваться совершенно по другой логике;
- в той степени свободна от мифа, в какой степени свободна от человека и может существовать без него.

Таким образом, изучая локальные явления, наука свои постро-енные на условностях, допущениях и предположениях знания не может не распространять на весь мир, выдавая их за знание абсо-лютного и пытаясь утвердить, как истину, за счёт установки на то, что естественнонаучный метод является единственным законным путём познания реальности и установления истины.
Вследствие этого, в обществе утвердилась вера в науку и её возможности, что рано или поздно она раскроет все тайны, сумеет всё узнать и понять. Эта вера позволяет однозначно отождествлять науку с разумом, а научность подавать аналогом истинности. Хотя её истина есть результат определённой общей договоренности считать под ней те знания, которые на данный момент являются наиболее обоснованными.

Что касается отношения науки к мифу, по результатам исследования мы можем суммировать следующее:
- установившая свою монополию на познание истины наука в контексте противостояния мифа и логоса навязала обществу пре-небрежительное отношение к мифу, как к чему-то примитивному, поверхностному, до-логическому, ложному, а потому вредному и совершенно несовместимому с типичным для современного чело-века рациональным мышлением;
- её пренебрежительное отношение связано не столько с недос-татками мифа, сколько с его системным непониманием, которое не только подводит к вопросу ограниченных возможностей современ-ной науки касательно его познания, но и с заинтересованностью науки в сохранении подобного отношения к мифу, так как оно лежит в основе механизма развития науки в целом. Поэтому, независимо от того, какими – научными или мифическими - считают конкретные знания в тот или иной период времени, мифологический контекст и аспект они будут нести в себе с самого начала;
- мифология всегда сопровождает научные знания; в одних случаях в рамках определённого контекста, а в других – напрямую заменяя знания и прорастая сквозь них через личностное их пони-мание, так как рождается в науке вместе с познанием в той степени, в какой научный процесс будет воспринят личностно. Поэтому ут-верждение Н. А. Бердяева, что «мир постижим лишь мифологически», не лишено основания, а борьба с мифом не только с точки зрения поставленных задач практически бесполезна, но и приводит к совершенно противоположным результатам, так как миф борьбой с ним только множится. Однако наука никогда не откажется от неё. Ведь, поскольку мифом объявляются отжившие в науке идеи и теории, эта борьба позволяет науке за счёт мифа развиваться и одно-временно самоутверждаться, сохраняя иллюзию своей общей победы и непогрешимости в каждом конкретном случае. Следовательно, не только человек, но и наука без мифа обойтись не может, так как он нужен ей хотя бы для того, чтобы иметь в нём точку опоры для дальнейшего своего развития.

См. по теме мифотворчества также:
Украинская идентичность: рисунок говорит http://skeptimist.livejournal.com/786018.html?view=4060514#t4060514
Образы истории: Мазепа http://skeptimist.livejournal.com/786571.html
Мои книги: Мифы Украины: Мазепа http://skeptimist.livejournal.com/787946.html
Образ мифа о "батуринской резне": Чёрное солнце Батурина http://skeptimist.livejournal.com/788829.html
Чёрное солнце Батурина http://skeptimist.livejournal.com/328924.html
Мои книги: "Мифы Украины: Батуринская резня" http://skeptimist.livejournal.com/789493.html
Мои статьи по "батуринской резне" в ЖЖ http://skeptimist.livejournal.com/789550.html
Мои книги: Онтология современного мифа http://skeptimist.livejournal.com/790438.html
Мои книги: Современный миф и его основные функции http://skeptimist.livejournal.com/791890.html



promo skeptimist august 30, 2015 12:32 4
Buy for 20 tokens
С 2012 по 2015 годы мне удалось издать 14 книг по современной мифологии. Разумеется, книги писались в разное время в течение примерно 20 лет. Просто издать их удалось позже. Так роман "Седьмая печать" писался более 10 лет и был закончен в 2005 году. А монографии "Мазепа" и "Батуринская резня"…